Хлупин Александр

Александр ХлупинРаботает в юридической сфере. Добился определенных успехов в этой области. Творчеством занимается более двадцати лет. Автор стихов, рассказов, повестей и разнообразных статей, публиковавшихся в печатных изданиях и на интернет-порталах. Длительное время сотрудничал с популярным музыкальным журналом «Fuzz». Весьма успешно занимается фотографированием. Является создателем набирающего популярность культурологического паблика, в рамках которого освящаются разнообразные явления культуры и искусства. Увлечения – литература, музыка, кино и путешествия.

It works in the legal field. I have had some success in this area. Creativity has been more than twenty years. Author of poetry, short stories, novels and various articles published in print and on the internet portals. For a long time collaborated with the popular music magazine «Fuzz». Very successful in photographing. Is the creator of the increasingly popular cultural public, under which sanctified various phenomena of culture and arts. Interests - literature, music, cinema and travel.


Рассказ "Музыка"

отрывок

                                              «Музыка - это откровение более высокое, чем мудрость и философия».

                                                                                                                                  Людвиг ван Бетховен

   

Шикарный гостиничный номер в одном из крупнейших городов Европы. Лепнина на потолке, мягкие кожаные диваны, широкая кровать в спальне, ванна-джакузи, бар-холодильник ломящийся от снеди и выпивки, ковры на полу и огромный домашний кинотеатр. В кресле, больше напоминающем трон, вытянув ноги, облаченные в парчовые тапки, сидит Иван Моталкин. В одной руке у него бокал с мартини, в другой дымится сигара. Весь его вид выдает довольство жизнью в целом и собой в частности. Завтра и послезавтра у него концерты в одном из самых престижных залов этого города. Он будет выступать не один, а со своим небольшим оркестром.

       Альбом «Божественные Рапсодии» был хорошо принят в России, а недавно переиздан крупной европейской звукозаписывающей компанией, которая устроила Ивану и его оркестру продолжительные гастроли с целью раскрутки пластинки.

       В дверь номера негромко постучали. Иван придал своему лицу барственное выражение и томно крикнул:

       - Да! Войдите!

       Дверь тихо открылась и в номер вошла симпатичная горничная, катящая перед собой стеклянную тележку, на которой аппетитно дымился обеденный набор – суп из креветок, лосось, немного омаров, бутылка белого вина двадцатилетней выдержки и поднос с фруктами. Подкатив тележку к широкому журнальному столику, стоящему перед вальяжно сидящим Иваном, она сделала книксен, улыбнулась и сказала на ломаном русском:

       - Обед для господина Мотылёва!

       Дело в том, что когда Моталкин и Вяткин заключили договор о сотрудничестве, последний предложил нашему герою либо сменить фамилию, либо взять псевдоним, ввиду ее явной неблагозвучности. Иван остановился на псевдониме – Мотылёв. Тоже не шикарная фамилия, но все же звучит мягче и легче для восприятия зарубежной публики. А то, что Ивана и музыку, которую он играл, будут лучше принимать на Западе, Вяткин не сомневался с самого начала. Там любят горячих непредсказуемых русских, играющих к тому же с беспрецедентной экспрессией такие красивые мелодии. На основе музыкального фрагмента, показанного Ивану грибником, он, при помощи нескольких известных композиторов сочинил целую концертную программу и записал альбом. На Родине его приняли неплохо, но без особого энтузиазма. Все-таки слишком закормили наших людей безвкусной музыкальной жвачкой. По этой причине они уже разучились отличать хорошее от плохого, искреннее от наигранного, разумное от глупости.

       Поэтому, когда поступило предложение об издании альбома в Европе, Вяткин тут же согласился. Ивана одели у лучших модельеров, подстригли у лучших стилистов и почистили у лучших диетологов. Гастроли длились уже пять месяцев. За это время Иван вкусил красивой жизни со всеми ее прелестями – дорогие отели, красивые машины и лучшие женщины, которые так и норовили прыгнуть к нему в постель, чему он не особо противился. Первоначальные их с Вяткиным помыслы о продвижении в сознание людей божественной музыки, без цели заработать на этом в итоге свелись как раз к заработку. Первоначально на обложке диска в качестве автора должен был быть указан Божественный Посланник. Но потом они указали автором музыки Ивана, а продюсером проекта – само собой Вяткина. Материал записали при участии профессиональных музыкантов, которые в итоге и составили проект, получивший скромное название «Иван Мотылёв и Божественный Оркестр».

        Теперь Иван колесил по Европе и купался в успехе и роскоши, а Вяткин в Москве довольно потирал руки и занимался распределением поступающих на счет его центра «Фабриканты», денежных средств в иностранной валюте. Конвейер современного шоу-бизнеса работал безотказно и даже из неземной по происхождению музыки смог сделать выгодный продукт.

        - Обед для господина Мотылёва! – повторила горничная и снова улыбнулась.

       Иван тряхнул головой, избавляясь от наплывших воспоминаний и улыбнувшись горничной в ответ, сказал на ломаном английском:

        - О, спасибо, Мэри! Вы очень любезны. Вечером после ужина останетесь у меня? Мне очень хочется пощекотать Вам пятки!

       Девушка покраснела и захихикала. После этого ответила, что подумает над его предложением и, приняв полсотни евро в качестве чаевых, удалилась, томно покачивая бедрами.

       Иван довольно крякнул и налив себе вина, долго сидел и вдыхал его тонкий аромат из бокала. Затем мелкими глотками выпил напиток и, прикрыв глаза, сидел и прислушивался к внутренним ощущениям.

       Его нирвану прервал звук деликатного покашливания. Иван подумал, что кто-то тихо вошел в его номер, в связи с тем, что горничная плохо прикрыла за собой дверь.

       Открыв глаза, он увидел, что на соседнем диване сидит …грибник. Да, тот самый старик, которого он встретил возле разбитой машины Вяткина на переезде. Тот самый, который показал ему часть «Божественной Рапсодии», на основе которой он записал целый альбом и теперь пожинал плоды успеха. Только в этот раз, на старике вместо одежды грибника, оказался стильный синий костюм и до блеска начищенные туфли. Седые волосы аккуратно расчесаны, по номеру разносился аромат его дорогого парфюма, а в руках он крутил длинную трость черного дерева с бронзовым набалдашником в виде фигурки ангелочка. А может быть и с золотым.

       Иван не смог скрыть удивления. Бокал выпал у него из рук и с тихим стуком опустился в объятия высокого коврового ворса.

       - Как… Вы?!! – с трудом выдавил из себя Иван.

       Старик пристально смотрел на него, и выражение его глаз было странной смесью иронии, упрека и еще чего-то неуловимого.

      - Как видишь! – ответил он и в голосе его звучали стальные нотки. – А ты тут расслабляешься, как я погляжу? Хорошо устроился!

       Он встал и прошелся по номеру. Походка у него была легкой, что редко встречается у людей его возраста. Хотя, сколько ему лет, было решительно непонятно. Иван, наконец, справился с изумлением, налил себе еще вина и, положив ногу на ногу, откинулся на спинку кресла.

      - Ну и как Вы меня разыскали?

       Старик хмыкнул и ответил:

      - Да, это было несложно. Весь город пестрит афишами твоих предстоящих концертов.

      - А мы, кстати, пытались Вас найти, вручить авторские. Да только не нашли.

      Старик резко подскочил к Ивану, стукнул тростью по тележке с едой, отчего та аж подпрыгнула и громким шепотом, с обжигающей сталью в каждой ноте, сказал:

      - Искали, говоришь? Кто? Ты и Вяткин? Кого – меня?!! Ну и лжец! Да вы не вспомнили обо мне ни разу с того момента, как осознали, что на той самой мелодии можно заработать огромные деньги. Хотя я тебе неоднократно напоминал о себе и о той миссии, которую я на тебя возложил.

      Лицо Ивана выразило полное недоумение.

      - Вы мне напоминали?! О какой еще миссии?! Когда?!

      Старик сел на диван, тяжело вздохнул и тихим голосом ответил:

      - Я несколько раз приходил к тебе во сне. А миссия твоя заключалась в том, чтобы донести до людей ту музыку, которую я показал тебе тогда!

       Иван возмущенно тряхнул головой и воскликнул:

      - Во сне он, видишь ли, приходил! Да мало ли что мне может присниться!!! А касаемо музыки – так я ее донес уже до огромного количества людей! И еще донесу! Гастроли будут продолжаться! Чем ты не доволен?!

       Старик посмотрел на Ивана, как на блаженного.

      - Да, пойми же ты, Ваня! Не так это должно было быть! Вы из небесного послания сделали бизнес и набиваете мошну себе и другим!

      - А что в этом плохого? Я реализовал свою мечту – стал известным музыкантом, выполз из нищеты. Меня зауважали мои дети, бывшая жена пороги оббила, вернуться хочет. Что плохого?

       Бывший грибник опять вздохнул и, помолчав, ответил:

      - Я не о том. Эта Рапсодия была написана как посыл, как попытка вразумить людей, помочь им выбраться из хаоса, в который они постепенно погружаются. В слова уже никто не верит. Поэтому мы решили сделать это посредством музыки. Эту мелодию надо было просто сыграть один раз, к примеру, на радио. И все! А вы порезали ее на куски, обозвали «композициями», сварганили альбом и теперь делаете из этого шоу. Но мелодия-то в итоге потеряла свою психологическую начинку, став лишь красивой поделкой в руках умелых мастеровых. Она должна была прозвучать именно в том виде, в каком я тебе ее первоначально показал!

        Иван вздохнул, залпом выпил вино и, зажевав омаром, тихо сказал:

       - Слушай, старик… Кстати, как тебя зовут?

       - Зови меня Пётр.

       - Так вот, Пётр, я ничего уже не понимаю! Ты мне обо всех этих тонкостях ничего не говорил. Ты просто показал мне мелодию, а я в итоге распорядился ею по своему усмотрению. Что ты теперь от меня хочешь?

       Пётр наклонился вперед и, смотря прямо Ивану в глаза, твердо сказал:

       - Я хочу, чтобы ты сыграл эту музыку так, как она должна была звучать изначально. Можешь сделать это на завтрашнем концерте. Он будет транслироваться по радио на всю Европу. Необходимо сделать так, чтобы ее услышало максимально большое количество людей.

      Иван снова налил и выпил вина.

      - Я не могу это сделать.

      Пётр нахмурился.

      - Почему?

      - Потому что у меня контракт на исполнение определенной концертной программы.

      - Плюнь на это, сыграй так, как я тебе говорю.

      Иван закинул в рот кусок лососины и, жуя, ответил:

      - Ага… Скандала потом не оберешься! Ради чего собственно? Что ты так привязался к этой мелодии? Ты же сам сказал, что это всего лишь часть целого произведения, которое ты сам назвал - «Божественная Рапсодия». Так возьми сам и сыграй на радио остальные части - и все дела! Сколько кстати их там?

      Пётр задумчиво пожевал губами и словно нехотя ответил:

      - Три. Только вторая и третья должны прозвучать после того, как известие о первой облетит мир. К тому же, я сам не могу этого сделать.

      - Почему?

      - Потому что мне запрещено напрямую вмешиваться в дела этого мира. Будь порядок вещей иным, я исполнил бы уже ее сам.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (27 голосов, средний бал: 4,63 из 5)

Загрузка...