Хиль де Брук

Я работаю бухгалтером, пишу прозу с 14 лет, если не брать в расчет более ранние попытки записать фантазии, в 2015-ом году вышел сборник моих стихов "Енотофрения". Увлекаюсь хорошими книгами и фильмами, в них же, а так же в людях вокруг нахожу свое вдохновение.


Фантастика "Итан"

синопсис

Слышали ли вы когда-нибудь, как звучит Земля?

Даже сейчас, находясь на расстоянии многих световых лет от сине-зеленого шара, который люди вправе называть своим домом, этот звук я не спутаю ни с чем другим. Наша научно-исследовательская станция вращается вокруг спутника огромной газообразной планеты Нербус 5. Она непригодна для жизни, как и оставшиеся четыре планеты системы Нербус, магнитные бури и грозы, высокое давление, отсутствие атмосферы и самой земли, под которой люди обычно понимают твердь под ногами, делают их бесполезными для цели ряда экспедиций «Деметра». Звезда этой системы, желтый карлик, больше Солнца в два с половиной раза, испускает слабые, частые вспышки. Но спутник, названный НТ6510011, стал именно тем, что было нужно людям.

Первые полученные роботами замеры сообщали о высоком уровне углерода и азота в атмосфере, соотношение процента кислорода - ноль целых - две десятые, что недостаточно для человеческих легких. Новость будоражила умы! Найдена первая планета, на которой возможна жизнь. Экипаж «Деметры 1» отправившийся в космос для первых исследований на полностью автоматизированном корабле класса ЦБ02, состоял из двух человек – Хорхе Гонсалеса, капитана и руководителя проекта, а так же бортмеханика, на случай, если автоматика по каким- то причинам выйдет из строя. И меня, Джулай Лоусен. Помимо обязанностей ведущего ботаника и медсестры на мне лежала еще дюжина мелких поручений капитана.

Мы были совершенно одни на снабжающей нас пищей и кислородом станции, раз за разом облетавшей по своей орбите спутник НТ6510011.

Спутник, из иллюминаторов станции выглядевший как серо-коричневый шар, испещренный кратерами и цепочками горных хребтов, выделяющимися на фоне равнин язвами вулканов, был больше Земли, но вращался куда медленнее и один его оборот вокруг своей оси усредненно равнялся трем суткам. Связь с Хьюстоном поддерживалась автоматическим передатчиком, сети которого опутывали весь корпус станции. Фактически, вся его поверхность, металлическая обшивка корабля, была огромным передатчиком.

Каждое утро я проводила замеры показателей собственного организма, затем обязательную процедуру под моим контролем проходил Гонсалес, подшучивая надо мной, но не сопротивляясь предписанию. Покончив с этим, отправлялась в теплицу, как мы называли отсек №6. Там в нишах вдоль стен и на перегородках, разделявших отсек на пять одинаковых прямоугольных проходов, тянулись к искусственным источникам освещения первые всходы растений.

Пока на Земле ученые бились над созданием терраморфирующего устройства, я и Гонсалес выращивали первые космические овощи. В теплице поддерживалась приемлемая температура. Прежде чем войти в него, я одевала скафандр и проходила через шлюз, потому что воздух в отсеке был слишком разряженным для человека, а грунт на одну пятую состоял из доставленных роботами пробных партий. Это была почва со спутника.

Я проводила в теплице, работая со всходами и взрыхляя грунт с осторожностью сапера и грациозностью слона, делая все необходимые замеры и пробы грунта, изучая листья и стебли на жизнеспособность, четыре часа, затем возвращалась через шлюз, снимала скафандр, принимала пищу в компании с капитаном. В это же время мы проверяли почту, надеясь получить письма и видеособщения с Земли. Больше всего ждали вестей от родных. В Нью-Йорке остался мой муж Хансен и дочурка Эмили, совсем большая. На момент, когда стартовала экспедиция «Деметра 1», ей исполнилось восемь. Четыре месяца в космосе. И еще двадцать три луна на орбите спутника. Мы называли здешние сутки лунами, потому что они и были лунными сутками, только луна эта была для нас чужой… Так начинается история Джулай Лоусен, женщины-астронавта, мечтающей добиться хороших показателей в своей работе, войти в историю там, на Земле и вернуться к мужу и дочке. Ее отношения с мужем давно не так благополучны, как может казаться со стороны, и единственное, что держит их вместе это ребенок. Джулай тоскует по нормальной пище и человеческим прикосновениям, жалеет, что не может присутствовать при важных моментах жизни дочери, которая зарабатывает шрамы, встречает первого понравившегося мальчика и набивает синяки на коленках. Солнечные вспышки на звезде под названием Нербус 0 влияют на рост растений, за которыми наблюдают астронавты, а так же вызывают потерю памяти на короткие промежутки времени. Спустя какое-то время Гонсалес перестает на них жаловаться и только Джулай кажется, что что-то не так. В один из моментов она обнаруживает темное пятно под крио-камерой, находит следы разрушений в отсеке с растениями. Женщина списывает это на начавшееся безумие Гонсалеса. Его исчезновение провоцирует возникновение ее воображаемого по имени Итан. Решив, что она тоже сходит с ума, Джулай сперва находит труп коллеги, а после пытается дождаться прибытия экипажа второй смены, чей корабль должен забрать ее с орбиты спутника и вернуть домой. Но все оборачивается иначе.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 1,00 из 5)
Загрузка...