Хадиджа

osennij-park-3Я начала писать с 15 лет. На данный момент написала две книги, но еще не издала. Любимые писатели: Пушкин, Лермонтов и Чингиз Абдулаев. Я выслала на этот конкурс первую часть моей книги, которая называется "Исламская любовь", в ней я постаралось между строк рассказать суть Ислама то, что обычно неправильно объясняют в школах, где религия другая. Сама изучаю арабский и японский языки, хочу в будущем стать хорошим переводчиком.


Роман "Тот, кому доверю жизнь"

                                                                                                              От чего верить в Бога смешно, А верить в человечество не смешно, Верить в царствие небесное глупо, А верить в земные утопии умно? Александр Герцен     Любовь – одно из тех страданий, Которые невозможно скрывать; Одного слова, Одного неосторожного взгляда и Даже молчания достаточно, Чтобы выдать его. Пьер Абеляр   СИНОПСИС ОНА

Клер всегда хотела лишь одного – свободы. Свободы от телохранителей, которые были основной причиной ее неудач, и вечных унижений. Отец, который имел звание генерала, просто пытался защитить драгоценную дочь.

Но по исполнению семнадцати лет, ей, как казалось, все же удалось его убедить в том, что ей охранники не нужны, что она вполне может и сама за себя постоять. Но не тут – то было.

Каково же было удивление девушки, когда отец, подозвав дочь к себе, представил ей нового временного телохранителя. Военного, со званием лейтенанта – Дженсена Клемента. Со временем, Клер, которую новый телохранитель ужасно раздражал, узнала, что он приверженец ислама. Хоть эта новость ее и шокировала, но узнав его поближе, увидев все его положительные и отрицательные стороны, она начала чувствовать, что этот парень ей нравится.

Он открыл для нее то, что она так усердно в себе прятала. Он сказал ей то, чего никогда ни откого не слышала. Он стал ее другом…

Но не успела она полностью осознать свои чувства, как на них напали и забрали неизвестно куда. И вот находясь с ним в одной темной комнате, Клер узнала, что его зовут вовсе не Дженсен, а Али, а еще она поняла, что бесповоротно в него влюбилась.

Но сможет ли она быть с ним, как девушка?  Ведь перед ней было пара препятствий:

  • какие бы чувства не испытывал к ней Али, он не мог позволить себе ничего лишнего по отношению к ней, будучи мусульманином, у него были свои правила, относительно того, что ему позволено в отношении девушек и чего не позволено; будучи лейтенантом и при работе он просто – напросто закрывал глаза на свои желания и чувства;
  • а смогут ли они вообще выбраться отсюда, ведь оказывается этим людям был нужен сам Али, вовсе не Клер…
    Отрывок ОН

- Все, сейчас примешь таблетку, и надеюсь, тебе полегчает, - проговорив это, Клер вынула две таблетки и переложила мне в руку.

- Хм, малыш, мне это не поможет. Давай еще одну, - кивнул я на коробочку в ее руках.

- Али, на пустой желудок такие сильные таблетки принимать нельзя, я и так тебе много дала, - свела она брови и встала.

- Малыш, сейчас мне не до желудка, мне нужно быть в твердом сознании, чтобы вызволить тебя отсюда, а для этого мне пара таблеток не поможет, - сказав это, я протянул руку и сжал коробочку в ее руке и потянул к себе.

Но видно я переборщил с силами, потому что она явно не намеревалась отдавать мне таблетки, поэтому – то крепко сжимала их в руках. Совсем не ожидавши, что я схвачу таблетки и потяну на себя, Клер неожиданно для меня, начала падать.

Подняв высоко брови, я лишь раскрыл руки, принимая ее в свои объятия. Следующая секунда, и под ее тяжестью я сам лег на пол.

Вначале я даже не понял, что происходит. Лишь когда я почувствовал, что она зашевелилась, понял что, держа ее за талию, я с силой прижимаю к себе. Ее мягкие волосы касались моего лица, ее дыхание я чувствовал возле своей шеи, и если бы не моя головная боль, то я бы совсем при все этом потерял бы голову.

Клер сдвинула голову к моей груди, и я услышал:

- Твое сердце, оно так мерно стучит, и это так удивительно. Я еще никогда не слышала, как бьется сердце.

- Я тоже… - зачем – то прошептал я.

Она зашевелилась, и я застонал, когда слегка сдвинул свою голову.

- Али ты как? – нависла она надо мной. – Прости…

- Нет, ничего малыш, - выдохнул я.

С секунду она смотрела мне в глаза. Сейчас цвет ее глаз казался мне почти черным. Ее темные волосы спали с ее плеч и теперь обрамляли ее лицо. Она была красива, она была очень красива.

Лежа так, я отчетливо понимал, что нам надо торопиться, что те парни могут прийти в себя, и тогда мы ничего не сможем сделать, но я просто не мог пошевелиться. Ее странный взгляд приковал меня, и я искренне не понимал, что же со мной такое.

- Знаешь, чего я сейчас хочу? – тихо спросила она меня.

Не дожидаясь моего ответа, она потянулась к моим губам. Я как будто оцепенел. Между нашими губами осталось пара сантиметров.

Как сильно я хотел почувствовать вкус ее, еще никем не тронутых губ, как же сильно во мне сейчас бурлило желание поцеловать ее и не отпускать никогда.

О Аллах, ты один знаешь, что я сейчас испытывал, и только твое имя разбудило меня, заставило пошевелиться и, схватив ее за плечи и остановить.

Я чувствовал ее учащенное дыхание. Она смущенно и растерянно смотрела мне в глаза. В ее взгляде был немой вопрос.

- Прости Клер, но я не могу, - сказала я медленно.

- Я тебе… противна? – она еле шевелила губами.

- Нет… Клер ты не понимаешь, - я вздохнул, когда она закрыв глаза поднялась с меня.

Она сидела на полу и смотрела на дверь, прикусив губу. Кажется, она готова была расплакаться.

Как же сильно я ненавидел себя на данный момент.

- Обнимать, целовать… любить, - сев перед ней начал говорить я, - это все, это все мне будет позволено только с девушкой, которая будет являться моей женой. Я не могу даже прикасаться к тебе, хотя это я уже не раз делал, себе в грех. Кроме того…

Девушка, сидящая передо мной, резко повернула голову ко мне.

- Что?

- Ты христианка, я же мусульманин, - нехотя продолжил я. – Я не имею права…

- Хватит, - подняла она руку. – Я все поняла. Знаешь, будучи мусульманином, ты нашел себе отличное оправдание. Прямо мне сказать, что ты просто не хочешь меня, что просто я тебе не нравлюсь, ты не можешь, поэтому – то и говоришь мне все это.

Я не нашелся, что ответить. Я просто не мог сейчас признаться ей, что желание прижимать ее к себе, целовать ее, уже не отпускает меня. Я не мог сказать ей этого. Поэтому я лишь молча, наблюдал, как уже дорогая мне девушка сидит и плачет.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (25 голосов, средний бал: 3,84 из 5)

Загрузка...