Утева Оксана

фотоУтева Оксана - начинающая писательница из Сибири. Степень магистра истории часто влияет на ее творчество, проявляясь в повышенном интересе к теме Второй мировой войны. Основная идея большинства произведений - взаимоотношение людей, порожденные какой-то личной драмой. Ведь без драмы в беллетристике никуда!


Рассказ "Рябиновый сорок четвертый"

Синопсис

1944 год,  поздняя осень. Крошечная деревня Рябиновка доживает последние годы, когда на постой приходят немцы. Один из офицеров располагается в обветшалой избе молодой женщины Ани, бывшей учительницы географии. Между постояльцем и хозяйкой завязываются странные отношения, похожие на любовную связь, вот только правильно ли это, учитывая, что нежданный гость – немецкий офицер, главный враг советского человека. Терзаемая внутренними противоречиями, страхами и нападками совести, Аня все же не желает, чтобы все между ними закончилось и продолжает ждать своего немца, даже после того, как он покинул Рябиновку, оставив за собой пылающие избы. Все что ей остается – верить в его возвращение, страшась прихода советских войск и своего разоблачения перед Родиной за преступную связь с врагом.

отрывок 

Существует народная примета: если в лесу много рябины — это к дождливой осени. Правда, в тот год дожди сразу сменились обильными снегопадами, и красные гроздья рябины тяжелели под снежным покровом, склоняясь к земле. Аня теперь старалась быть  пореже в доме, пустом и холодном, скитаясь по деревне в поисках кого-то знакомого. Пожары утихли сами собой, оставалось схоронить погибших и спасти от разрушений то, что еще можно было спасти. Из полуобгоревших домов выносили одеяла и тряпье, утепляли сараи, где еще была скотина.

Аня с тоской разглядывала Рябиновку, вспоминала, какой цветущей она бывала по весне, косилась на разрушенную школу, где она когда-то преподавала географию. Никто в деревне не знал, как она жила с немцем, кроме подруги Нины, тридцатилетней калеки, комиссованной с фронта за потерю ноги по самое колено. Та сначала догадывалась, а потом и вовсе раскусила Аню по поводу постояльца. Хотя Нина сама приютила двух немцев, но отношения у нее с ними не ладились вовсе, так что их отбытию Нинка была рада, как никогда.

- Надо дров поискать, − сказала Нина, покуривая самокрутку и отплевываясь табаком. – Намедни ударят морозы, зима нынче ранняя.

- У Томки надо посмотреть, − отвечала Аня. – У них сарай вроде целый и больше им не понадобится. А мы растаскиваемся все, как воронье какое-то.

- Ну что ты, Анька, сама же сказала, им уже не надо, а нам как-то зимовать. Перебралась бы ты ко мне, вместе теплее. Да и тебе скоро помощь будет нужна.− Нина покосилась на Анькин живот.

- Все-то ты знаешь, Нина. А мне, может, знаешь, как тяжело сейчас! От всего тяжело, и от ребенка этого, и от папаши его. А самое противное, что он никак из головы моей не идет. Ведь все могло быть по-другому, если бы не война.

- Да не кручинься, Анька, без мужика-то тяжело, что же я не понимаю что ли, к тому же он вон какой красавец был. Да сплыл.

- Вот именно. Лучше уж я у себя останусь.

- Думаешь, вернется?

Аня не знала, вернется ли, но не прошло и месяца, как перед домом показался автомобиль, с трудом пробирающийся по сугробам. Она вышла, накинув на плечи платок, и сразу покрылась морозным румянцем. Неторопливо из машины вышел Йосеф и как-то неловко подошел к Ане, приодетый в новую сверкающую форму.

- Я уж, думала, меня арестовывать приехали. Наряд у тебя новый вижу.

- Миня пофысили, - отвечал он робко.

- Поздравляю, поди за то, что деревню нашу спалил? Или было что-то более героическое?

- Пайтем в дом, веть холотно, - он снял одну перчатку и открыл перед Аней дверь. Они снова встали на пороге, непринужденно смотрели друг на друга, будто и не разлучались.

- Ты сря меня пострафляешь, мой пофышенье типерь плохо тля нас.

Йосеф прошагал в комнату, не снимая сапог, и уселся за стол на то место, где обычно завтракал. Аня разлила кипяток по кружкам, достала несколько кусков сахара и села рядом.

- Ты мне лучше расскажи, где так по-русски говорить научился? - спросила она.

- Я па апрасофанию экономист,  - выговорил он. – И русский учил в униферситете, там ше.

- Что ж раз такой ученый в глушь воевать отправили?

- Не партийный я, Аня, вот и отпрафили, а так в расветку бы всяли, у меня же русский пес акцента пачти.

Аня звонко засмеялась и хлопнула Йосефа по плечу.

- Кто ж тебя обманул-то так? Видно же, что рожа немецкая!

- Што сначит роша немецкая?

- Говорю, акцент твой тебя выдает, нерусь! – И засмеялась еще звонче, вытирая проступившие слезы. – А я тут одна, понимаешь, бабка моя померла в тот же день, как ты уехал.

Слезы смеха вдруг сменились горючими, и Аня зарыдала, уткнувшись в мокрое пальто Йосефа.

- У меня теперь никого не осталось, понимаешь? - взахлеб твердила она. – Я теперь совсем одна на этом свете. И то, чувствую, недолго мне тут жить.

- Мы фасфращаемся  ис Расии. За нами русские итут, - перебил ее Йосеф.

- Так вам и надо, чертям, - проговорила Аня, утирая слезы. – Всем нам так и надо.

- Поетем са мной, Аня.

- Куда, в Германию твою? Больно она мне сдалась!

- Нет, я тута не могу вернуца типерь. Ната в Европу ехать, поетем со мной. Ты штож одна хочешь пыть?

- А я не одна, у меня скоро сын будет.

Йосеф округлил глаза и даже приподнялся на стуле.

- Пачиму снаешь, что срасу сын?

- Чувствую.

- Тем полее, поетем, у меня ротные в Швисарии, там мы путем ф песопаснасти. Через три тня сдесь путут русские, мошет и раньше, нато пишать как мошно пыстрей!

Аня поднялась и, ничего не ответив, стала задергивать тоненькие шторки на окнах и готовить постель. Странно было оттого, что теперь сердце у нее было на месте и тревоги последних недель растаяли вместе с закатом. Она сама помогала Йосефу снимать новую форму, укладывая его в постель и приговаривая:

- Знаешь, как у нас говорят: утро вечера мудренее, поспим, а там видно будет, может, решение само во сне придет.

Аня спала беспокойно, открывая глаза в ночи и тревожась без причины. А когда зимнее солнце едва показалось над Рябиновкой, стекла во всех избах задрожали от гудков и скрежета машин. Родная речь разлилась по деревне, а значит, в нее вернулись русские.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (9 голосов, средний бал: 2,89 из 5)
Загрузка...