Ульяна Шубко

ФС Королева 13Радиоведущая, телеведущая, преподаватель ГрГу им.Я. Купалы, поэт, писатель, певица.

Radio Dj, television presenter, teacher of the university im.Ya. Kupala, poet, writer and singer .


Эссе “Пол жизни”

Ровно столько сейчас исполнилось моему дитяти и родителю. Благодаря ему мне пришлось так рано повзрослеть. И благодаря ему я по сей день сама остаюсь ребенком. Я родила его, он – породил меня. Эфир.

Мне было почти 16. Лучший возраст для того, чтобы влюбиться. Отчаянно, бесповоротно и желательно взаимно. Лучший возраст для совершения глупостей, значимостью в жизнь. Возраст, о котором ностальгируешь в почтенном возрасте и рассказываешь внукам. Возраст, об ошибках которого сначала сожалеешь, а позже с умилением вздыхаешь. Если повезет, конечно, не ввязаться в авантюрные компании. А мне как раз повезло. Погрязнуть в пучине волнистых, волнующих, волновых эмоций. И при этом не загрипповать воздушно-капельным путём звёздной болезнью. Хотя многие, конечно, считают иначе. Как говорит коллега Говард Стерн: «Однажды я понял, что что бы ты ни делал и как бы ни старался, тебя
всё равно поймут превратно». Но, Бог судья и, простите за тавтологию, не боги горшки обжигают.

Вопреки всем романтическим представлениям, работа на радио оказалась не только эйфорией (кстати, созвучно слову «эфир»), наркотиком, и чуть ни физическим удовольствием близости с микрофоном. Радио – это ещё и профессия, которой пришлось учиться, чего-то достигать, пробовать новое, снова достигать, думать, а не зря ли всё это, бросать, возвращаться с опущенной головой и слезами счастья на глазах, истерить от потерей, находить утраченное, делиться открытиями, разочаровываться… Радио стало будто отдельной жизнью. Такое себе диссоциативное расстройство идентичности. С утра до начала рабочего дня и вечером после – ты просто женщина, со своими слабостями и заботами. А в трудовремя – совершенно другой, почти идеальный, а главное – счастливый человек.

За эти полжизни (или даже двух жизней, считая психическую ненормальность и двойственность собственных дней) многое изменилось. Например, теперь я могу создавать себе настроение. Уже не помню,
кстати, когда оно было из рук вон. То есть, если раньше, просыпаясь, я могла осознать, что настроение «не айс», испортить его по ходу дела ещё горстке своих близких, а потом ещё и весь день с этим носиться, то
сейчас, даже если не выспалась, понимаю, что своё настроение я создаю сама. И берегись тот, кто посягнет на мой архитектурный шедевр этого чудного дня!!!

Я стала гораздо ответственнее. В прежние времена, виноватыми во всём: в моих отношениях с родственниками и друзьями, в цене на то платье, которое уже год как хочу купить, но дорого, в том, что так и не выучила язык любимой Каталонии, были какие-то события и люди (но не я), экономический кризис (а не моё неумение зарабатывать), отсутствие хороших учителей (а не собственная неусидчивость). Теперь, если вдруг что, я задаю себе вопрос: а как же я? Всё ли я сама сделала для того, чтобы мои желания сбылись? И если нет – добираю в копилку души необходимые навыки и действия. Совершенствуюсь, ищу необходимые силы в себе, нужных людей, необходимую сумму или простое приложение в гаджете. Когда понимаешь, что всё в твоей жизни зависит только от тебя, жить становится сложнее, но лучше. И, главное, ты становишься
лучше. И перестаёшь быть жертвой обстоятельств. Я стала чувствовать оттенки эмоций (как своих, так и чужих) с точностью до полувзгляда и елевздоха. По одному «Здрасте!» вычислю, как настроен собеседник. На каком-то энергетическом уровне ощущаю, к чему приведет диалог. Любой. Прям чувствую себя экстрасенсом человеческих переживаний. И это хорошо, что ты можешь предугадывать ход событий, но это же и плохо – их предугадывать. Потому что скучно без сюрпризов. Зато я научилась радоваться обыденности и видеть удивительное в простом и казалось бы понятном. Начала особенно ценить сумасшедших за их способность быть не как все. Сама стала немного не от мира сего. Потому что для меня теперь любая вещь – интересные ассоциации, любой вопрос – загадка для меня же самой, любое событие – повод наполниться эмоциями, имеющий не только две привычные стороны, но и миллионы дополнительных уголков зрения, точек соприкосновения и глади восприятия.

Кстати, да. Я стала всё на свете и всех на свете анализировать. Много. Часто. Да, что там. Всегда. На всё у меня есть своя точка зрения. Всегда, конечно, правильная. Просто потому что я стала видеть всё под разными углами, под соусами-антиподами, понимать причинно-следственные связи и видеть следствия и перспективы. И для меня, если тебя съели, есть не только 2 выхода. Нужно будет – ещё пятнадцать найду. А в удовольствии перемерить любые утверждения, как тысячу платьев в магазине для свадьбы лучшего друга, себе любимой отказать невозможно. Ведь что может быть увлекательнее, чем поставить истины под сомнения, как собственные желания похудеть и поесть ночью. Правда, окружающие редко бывают готовы к анализу чего-бы-то-ни-было со всех ракурсов. Легче думать, что есть две дороги, чем мучиться с выбором из многих тысяч путей. Но это, конечно, только философия. Потому что практичный мир заставляет из тысячи платьев, выбрать, при наших зарплатах, лишь одно. Чего я категорически не умею. Но стараюсь. Это, скажем так, следующий этап совершенствования себя.

Вообще, когда дело касается тебя лично, вопрос самоанализа становится ребром. Потому что невозможно расслабиться от собственных перфекционистских ожиданий от собственной же персоны. И вечно собой недоволен. А если с собой ещё договоришься, то окружающим внушить, что они должны соответствовать твоим идеалам и представлениям – дело неблагодарное. И уж точно не благородное. Ведь каждый волен выбирать, каким быть. И отсюда разочарования неоправданных ожиданий. От близких людей, которые, как я, не стараются; от себя, что, мол, недостаточно хороша. А ведь как тяжело приходится тем, кто этим моим ожиданиям хочет соответствовать. Вот только им быстро надоедает. И они уходят. И я их теряю. И остаюсь вся такая, в мире иллюзий и представлений об идеальной жизни, одна. Зато сильная. Зато знаю, как должно было быть. Постфактум. Толку. И вот тогда очень хочется набить себе лицо, как бы грубо это не звучало из моих чудесных уст, чтоб запомнила и больше не смела.

Кстати, смела. Смело. Я стала смелее. Так жить интереснее. Вообще, наверное, жизнь чувствуешь, когда не садишь её на поводок привычного. Когда она вольна выкидывать разнородные па, а тебе приходится участвовать в её экспериментах, вопреки собственным страхам. Такой вот смелый (или идиотский – жизнь покажет) поступок я и совершила. С места в карьер. С места в карьеру) Никогда, кстати, не думала, что во мне есть амбиции. Но тут, скорее, не желание власти. Тут, наверняка, перфекционизм. Я знаю, как должно быть. Я умею. Я хочу делиться. И это знание не может больше сидеть внутри и биться о стенки бюрокра-реальности. Плюс, я больше не хочу изо дня в день делать одно-и-тоже. Это даже удивительно. Моя стабильность дестабилизируется. Чем больше я знаю, тем большему хочу учиться. Классное ощущение. Это как поворачиваешь за угол – а взору открываются прекрасные перспективы, неизведанные дали, и ни одной стены. Так, маленькие дверцы. Заходи в любую – получай счастье познания.

И я снова стала удивляться. Людям, событиям, дорогам, плей-листам, книгам, собственным спитчам в сети и за её пределами. Мне стало тесно и я, как воздушный шарик с гелием, вдохнула и полетела. За горизонты
собственных представлений, за границы общественного порицания, за мечтой. И тут мой бокал, который был наполовину полон, стал наполовину пуст. И я стала наполнять уже следующую половину жизни. В этой новой «пол жизни» я новая, изучаю себя…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (7 голосов, средний бал: 2,29 из 5)

Загрузка...