Татьяна Шкодина

%d1%82%d0%b0%d0%bd%d1%8f-%d0%b4%d0%bb%d1%8f-%d0%b2%d0%b5%d1%87%d0%b5%d1%80%d0%bd%d0%b8%d1%85Татьяна Шкодина

Татьяна Владимиоровна Шкодина родилась в Приморско-Ахтарске 13 мая 1971 года, училась в КубГУ на художественно-графическом факультете. Живёт в Краснодаре, работает социальным работником. Финалист конкурса “Народный поэт- 2013”, “Музыка слов” в 2015 году (Лабиринт.ру), призёр Грушинского Интернет-фестиваля 2016 года, лауреат третьей премии “Поэт года” 2014 года в номинации “юмор”. Увлекается авторской песней, призер интернет-конкурса “Самарские барды”, финалист Грушинского Интернет-фестиваля в номинации “исполнитель”.

 

 


Сборник стихотворений “Последний трамвай”

Отрывок

А если знать…

А если знать, что будущего нет,
Что «завтра» не наступит, словно кто-то
С маниакальной страстью идиота
Для всех одновременно тушит свет…

А если наших «планов громадьё»
Бессмысленно? Уже мелькают титры
И рвется кинопленка… Блеском бритвы –
Мелькнет над нами смерти остриё.

И этот ежедневник на столе
С расписанными встречами, звонками,
Растрепанная книжка Мураками
И кошка, задремавшая в тепле,

И недопитый чай. И черновик,
Исчерканный безбожно – рифмы, строчки… –
Всё кончится. Мир съежится. До точки.
А ты к нему почти уже привык…

 

Аквариум

 

В стоячей воде умирает звук,
Движения больше нет…
А главное что-то ушло не вдруг –
Бессмысленно звать вослед.

Молчание  тиной лежит на дне,
Зеленой моей тоской…
Не страшно себя доверять волне
И ветер вдыхать морской.

Не страшно нырять, огибая сеть,
Среди серебристых рыб…
Но слово «аквариум» значит «смерть»
Для тех, кто давно погиб.

Для пойманных в сети слова – вода,
Кольнувшая плавники…
Сплошная стена для двоих – одна
И общие поплавки.

Сегодня Рыбак непривычно тих,
Сквозь воду глядит светло…
Аквариум тесен для нас двоих,
Пора разбивать стекло.

 

Последний трамвай

 

…Однажды сбежать от себя и сесть в последний трамвай,
Ведь где-то оно существует – потерянное вчера?
А здесь суета сует и вечный в душе раздрай,
Расписанные по минутам безликие вечера…
А если закрыть глаза, то можно увидеть свет.
Теплый июльский полдень, маленький городок…
Время ползет лениво. И вряд ли нужен совет
Всё планировать загодя, всему обозначить срок.
Можно смотреть в потолок, листать любимый роман,
В придуманных персонажах свои находить черты…
Уплыть по волнам страниц. Пленительный Зурбаган
Раскрашивать акварелью своей далекой мечты…
В лавандовой тишине размеренный слушать стук…
То ли часов, то ли сердца… Звук идет в унисон.
Заснуть и почувствовать кожей тепло материнских рук –
Книгу взяла тихонько, закрыла дверь на балкон…
Не открывая глаз, делая вид, что спишь,
Вдыхать ароматы кухни, маминых пирожков…
Не сравнивать счастье с птицей. Да хоть бы обычный стриж…
Пестрая жизнь в заплатках, в клинописи стежков.
И ждать, и лелеять встречу… Шагнуть в безмятежный май.
В страну, где находит отдых твой последний трамвай…

 

Кукольный домик

 

Кукольный домик – модель идеального мира.
В дочкиной комнате время течет по-иному.
Ночь. И луна с глуповатой улыбкой Чешира
В детской, как мёд, разливает душистую дрёму.

Там в тишине оживают, зевая, игрушки,
Долго гоняют чаи и беседуют чинно,
Плюшевый заяц расправил пушистые ушки,
Мишка, вздыхая, глядит c высоты пианино.

Каждую ночь повторяются эти пассажи:
Куклы – за чаем, а пухлые пупсы – в кроватке.
Возле крыльца терпеливо стоят экипажи,
И, подбоченясь, сидит Арлекин на лошадке.

В кукольной жизни все просто, спокойно и мирно.
Нет ни проблем, ни печалей в игрушечном царстве.
Кажется, время проходит на цыпочках мимо
Детских фантазий, прекрасных в своем постоянстве…

 

Улиточное

 

Мне плохо. Неотложные дела
Заброшены, забыты… Жизнь потерпит.
Еще одна минута умерла…
Я убиваю время. Слабый лепет
Мгновения, потерянного мной…
И маятник не хуже гильотины
Взлетает безучастно за спиной,
Раскалывая день до середины.
Часы бегут… А я, оцепенев,
Ушла в себя… Укрылась. Я – улитка.
Снаружи – пустоты голодный зев,
А в домике уют шелками выткан.
Я знаю: эволюция, отбор…
Какой-то ген в упрямой хромосоме
Покинуть мне мешает до сих пор
Медлительную нежность в хрупком доме,
Обзавестись приютом попрочней,
В процессе выживания зверея…
Но без привычных сердцу мелочей
Собой остаться вряд ли я сумею…

 

Здесь

 

Шелестящий песок… В тонких пальцах бегут века,
Просыпаясь крупинками в долгий июньский зной.
Прикрываю глаза. Я в песок не вросла пока,
Обратившись ракушкой, тепло ощутив спиной.

Я еще не вошла в серебристую ткань волны,
Не покинула с ветром привычные берега –
Я еще не успела из зимней уйти страны,
Обращая в песочные дюны мои снега.

Я как будто бы здесь.  Я исследую новый мир,
Но в стекляшках очков отражается блеск зрачков –
И тону в микрокосмосе собственных черных дыр
Замирая, как бабочка, пойманная сачком.

 

 

Осенняя хандра

 

Осенняя хандра – из года в год.
Тоннелем в никуда зовёт аллея –
Сбежать, о прожитом не сожалея,
Ведь в Болдино никто меня не ждет.
Ни мрачный шестикрылый Серафим,
Ни старенькая няня с кружкой водки…
И если нам не врут метеосводки,
Нас ждут одни дожди. И чёрт бы с ним!
Но как-то надоела эта грязь,
Раскисшие обочины и лужи –
Прелюдия зимы и скорой стужи,
Депрессий и тоски глухая вязь.
И потому, наверное, листва –
Багряная, червонно-золотая –
Тревожит душу, с дерева слетая,
Неясным ощущением родства.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (74 голосов, средний бал: 4,74 из 5)
Загрузка...