Татьяна Русуберг

Об авторе.mit Татьяна Русуберг (полное имя – Татьяна Сергеевна Зорина-Русуберг), родилась в 1974 г. Уроженка Петербурга, живу и работаю в Дании с 2002 года, гражданка России. Замужем, двое детей. Закончила Санкт-Петербургский Государственный университет, филологический факультет в 1996 году. Кандидат филологических наук (2002). В настоящее время работаю координатором волонтерской деятельности в центре для беженцев. Ранее издавалась в сборнике сетевой поэзии «Вдох – выдох», Москва, «Росмэн», 2002 под псевдонимом suelinn. Участвовала в трех курсах по писательскому мастерству в Дании и в семинаре Малеевка-Интерпресскон 2012 в группе Святослава Логинова. Мой первый роман «Глаза ворона» (фэнтези) вышел в издательстве «Астрель Спб» в феврале 2012. Там же опубликован роман «Аркан» в 2013 г. С «Астрелью» заключен договор на публикацию романа «Шестые врата» (фантастика). Роман «Мир в хорошие руки» (фантастика) занял второе место на конкурсе крупной прозы, проведенном издательством «Написано пером» в 2013 г., и выпущен тем же издательством в качестве электронной книги. Роман «Джек на Луне», предоставленный на конкурс, издан в Дании на русском языке через систему Print on Demand в 2015 г.

Information about the author Tatiana Rusuberg is born in Leningrad (now Saint Petersburg) in 1974. Since 2002 she has been living and working in Denmark, but she still has Russian Citizenship. She is married and has two children. In 1996 Tatiana graduated from Saint Petersburg’s State University. Her major was the Russian Language and Literature. She got a doctoral degree in Russian Literature in 2002. Today she works as a volunteer coordinator at a Refugee Center in South Denmark. Publications in Russian: 2002 – about 20 poems in an poetry collection “Breath in – Breath out”, Rosman, Moscow 2012 – a fantasy novel “The eyes of a Crow”, Astrel, St. Petersburg 2013 – a fantasy novel “Arcana”, Astrel, St.Petersburg 2014 – a novel “A world being given away”, e-book, Napisano Perom, Russia. 2015 – a thriller “Jack on the Moon”, Book on Demand, Saxo, Denmark.


роман “Джек на Луне”

отрывок

…Мы шли по узкой тропинке, обросшей вереском, и волокли велики за руль. Я был рад, что Лэрке показывала дорогу, а потому не видела, какая интересная у меня стала походка. Зря радовался. Девчонка обернулась и страдальчески сморщила носик:

– Что, очень больно, да?

Я пробормотал что-то нечленораздельное и постарался шагать прямее.

– К следующему разу купи себе брюки для верховой езды и сапоги. Это защитит, – она скользнула по мне взглядом, и я почувствовал, как уши наливаются жаром, – ноги.

Блин, а защита паха, значит, только хоккеистам полагается? Вот веселуха! Не, мне про следующий раз пока даже думать страшно, с брюками там, или без брюк.

– А ты давно живешь тут, у озера? – спросил я, чтобы сменить тему.

– Сколько себя помню, – поскучнела Лэрке.

– А… – начал было я, но она перебила.

– Знаю, ты сейчас спросишь, кем работает мой отец, и чем занимается мать, есть ли у меня собака или парень.

– Гхм, – я закашлялся, типа пыль в горло попала. На самом деле, про парня узнать мне, и правда, не терпелось.

– Давай договоримся сразу, – мы вышли на песчаную дорожку пошире, и Лэрке повернулась ко мне, поджидая. – Мы будем говорить только о важном. У меня просто нет времени, чтобы тратить его на пустяки, вроди болтовни ни о чем.

– Ты куда-то торопишься? – удивился я.

Зачем мы тогда в лес-то поперлись?!

– Я этого не говорила, – она тряхнула пушистыми волосами, на лбу сложилась сердитая морщинка. – Просто, когда ты знаешь, что тебе осталось всего два года, то понимаешь, сколько всего надо еще успеть, и на ерунду жалко потратить даже минуту.

Я офигел и замедлил шаг:

– В смысле, два года осталось? Ты что… – я пошевелил во рту пересохшим языком в поисках нужного слова, – больна?

– Нет, конечно, – фыркнула Лэрке и потащила велик дальше, стараясь идти по траве. – Я что, похожа на больную?!

– Да нет, – поспешил заверить я, хотя сомнения у меня возникли. Насчет головы.  – Тогда почему два года?

– Потому что я умру, когда мне исполнится шестнадцать, – пояснила как ни в чем не бывало Лэрке.

Я застыл, как вкопанный в песок, глядя на удаляющуюся спину и желтых бабочек, устроивших хоровод вокруг девчачьей головы.

– Не отставай, – улыбнулась она, оглядываясь через плечо.

Я вспомнил, что сам еще жив, откопался и попер велик дальше.

– Тебе что, нагадали это? – предположил я осторожно. – Или злая фея предсказала?

– Нет, – Лэрке беззаботно мотнула головой. – Я сама так решила.

Мы свернули с песка на более твердую дорожку, которую затеняли старые ели. Сразу похолодало, по коже поползли мурахи.

– Как это сама? – не отставал я, пытаясь заглянуть девчонке в лицо. Может, все это наглый развод? – Разве можно самому решать, когда тебе умереть?

Тут до меня дошел смысл моих слов, и в живот будто влетел целый рой тех самых желтых бабочек.

– Погоди, ты же не хочешь сказать, что собираешься…

Я не договорил. У меня язык просто не поворачивался такое произнести.

– Мы пришли, – Лэрке махнула рукой на небольшой круглый холм, густо поросший вереском везде, кроме лысой плоской макушки, обложенной по периметру гранитными валунами. – Вот мое место для размышлений. Велики можно оставить здесь.

Гора, на которую ходил думать Виннипух. Мило. Думал, думал, и решил самоубиться.

Вслед за Лэрке я полез по пахнущему зноем и терпким травяным соком склону. Добравшись до верха, она растянулась на спине, закинув руки за голову. Я лег рядом. На короткой травке, усыпанной прошлогодними иглами, оказалось удивительно мягко и удобно. Земля приятно грела спину, за камнями потрескивали кузнечики, деловито жужали где-то пчелы. Небо над нами синело глубиной в легких белесых спиралях, такое яркое, что на него было больно смотреть.

Я скосился на Лэрке. Между ее мягкими нежно-розовыми губами колыхалась сухая травинка, длинные ресницы прикрывали глаза, бросая тени на щеки.

– Знаешь, – внезапно заговорила она, – когда лежу здесь и слушаю тишину, мне кажется, что я слышу кости погребенных там, внизу, воинов, – она похлопала ладошкой по траве. – Мне кажется, они говорят со мной. Рассказывают истории.

Курган, сообразил я. Мы лежим на гребаном кургане викингов, каких полно по всей Дании.

– Это они тебе сказали самоубиться в шестнадцать лет? – чуть резче, чем хотелось, спросил я.

Она повернула ко мне лицо. Сейчас в ее глазах было больше синего, чем рыжего или зеленого, наверное потому, что в них отражалось небо.

– Нет, – она перегнала травинку в уголок рта. – Я же сказала, что сама так решила. И хватит об этом. Давай лучше поговорим о чем-нибудь важном. Вот что важно для тебя?

Я задумался. Ее взгляд проникал сквозь поры моей кожи, через все выстроенные мной плотины и преграды, и мне пришлось отвернуться. Высоко в небе висела неподвижно хищная птица, наверное, канюк.

– Ты знаешь такого паренька, Якоб зовут? Живет где-то тут неподалеку.

– Якоб? – по ее голосу я услышал, что Лэрке в недоумении. – Я же сказала, что не хочу говорить о…

– Для меня это важно, – я захватил горсть травы рукой, которую ей не было видно, и сжал кулак. – Правда.

Она немного помолчала.

– В школе у нас есть пара Якобов. А как твой выглядит?

– Лет двенадцати, но, может, и старше, невысокий просто. Светловолосый, худой.

А что я еще мог сказать о своем привидении? Видел ведь его то против света, и то со спины.

– Таких у нас нету, – уверенно заявила Лэрке. – Может, он тоже только что сюда переехал? Ты откуда его знаешь?

– Да так, – я выпустил траву и поднял к лицу ладонь, испачканную зеленым соком. – Я ошибся наверное.

– Хочешь, помогу тебе этого Якоба разыскать? – Лэрке перекатилась на бок, глаза у нее загорелись огнем разведчика-первооткрывателя. – Ну, раз тебе это так важно. Вдруг он на кемпинге живет?

– Говорю же, я ошибся, – упрямо потворил я. – И не говори никому, что я про него спрашивал, ладно?

– Ой-ей-ей, какие мы таинственные, – скривила губы Лэрке. – Было бы что говорить-то!

– А сама? – я сел, опираясь на локти. – Что это за планы суицидные? У тебя что, жизнь – ад? Бьют тебя? Издеваются? Насилуют? Ночью от боли подушку кусаешь и ревешь туда же, чтоб не заметили?

Лэрке смотрела на меня огромными немигающими глазами, от щек отхлынула кровь, даже губы пожелтели. Но меня уже понесло:

– Или это для тебя просто интересная игра? Давай посмотрим, как Джек среагирует. Он всего лишь тупой озабоченный идиот, а я вся такая тонкая на понтах. И жизнь у него заурядная, и сам он ничего не стоит. И проблемы у него тьфу по сравнению с моим личностным кризисом.

Я вскочил и сплюнул на примятые моим телом маргаритки.

– Ладно, сиди тут, говори со своими костями. Может, они тебе чего поумнее скажут. А я пошел.

Потрусил с кургана, уже кляня себя самыми последними словами. Какого хрена ты взялся ее жизни учить, придурок?!

– Вот и правильно, и пошел ты нафиг! – донеслось звеняще с макушки холма. – Фак тебя и твоего Якоба!

Я зло схватил велик, втиснул молящий о пощаде зад в седло и надавил на педали. Гениально, Джек! Умеешь ты строить отношения с девушками! В спину меня проводила колючая шишка.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (202 голосов, средний бал: 4,54 из 5)

Загрузка...