Татьяна Диттрич

фотография для конкурса l.1JPGЗдравствуйте! Я родилась в Москве, но уже несколько лет живу в Лондоне. Являюсь членом Международного Союза Писателей и Журналистов APIA. Автор книги «Повседневная жизнь викторианской Англии» издательство Молодая Гвардия. Победитель третьего международного конкурса «Сказка сегодня». В 2015 году основала театральную труппу экспериментальной студии «Goodge Street» и являюсь ее директором. В Лондоне с успехом прошла постановка моей пьесы «Подвиньтесь, москвички»


Фэнтези "Ловушка времени"

отрывок

Люси открыла глаза и осмотрелась вокруг. Она лежала на кучке старых листьев, прелый запах которых был первым, что она почувствовала, придя в себя. Солнце еще не взошло, и окрестности просматривались нечетко. «Что случилось? Где все? и где я?» Она прислушалась, желая уловить голоса родных и гостей. Было тихо.

«Том», – позвала девушка. Ее голос прозвучал хрипло и безнадежно. Никто не откликнулся, только просыпавшаяся природа отозвалась хлопаньем крыльев вспорхнувшей птицы. Встав и отряхнув свой костюм, она почувствовала холод и оглянулась по сторонам в поисках головного убора. Его нигде не было видно, а накидка лежала неподалеку. Найдя ее, Люси закуталась и постаралась осмыслить, что с ней произошло. Она помнила, как шла вместе с Томом среди стеклянных глыб Сюрприза, повторявших форму Стоунхенджа, и они напоминали ей огромную ловушку. Было жутко, и она крепко держала брата за руку. Позади слышались голоса отставших гостей, смех Кэти и Джордана, довольных, что им разрешили не спать.

Вдруг яркий луч восходящего солнца пронзил её насквозь. Туман, забившийся в глаза и рот, отделил ее от действительности, ноги перестали чувствовать опору. Она ощутила, что движется, но не могла определить, куда?. Ни вниз, ни вверх, ни вперед или назад – движение было... внутрь. «Куда я лечу?» – мелькнула мысль, и ее сознание отключилось. Последнее, что Люси увидела на мгновение, была линия горизонта, почему-то преломившаяся пополам. Дальше она не помнила ничего.

Люси Гольдберг, дочь известного владельца стекольного завода и внучка того самого Гольдберга, что получил награду из рук самой королевы Виктории, исчезла.

Пока Люси приходила в себя, посветлело, и она наконец узнала, где находится.

– Ну конечно же, это скверик перед домом миссис и мистера Вуд, Люси почувствовала облегчение, так как дружила с их дочкой.

Рэчел с родителями, наверное, еще не вернулись с празднования Нового года. Но прислуга, скорее всего, уже встала. Молли сможет напоить ее чаем перед тем, как конюх заложит коляску, чтобы отвезти ее домой.

Люси постучала медным кольцом с изображением барашка в дубовую дверь. Никакого ответа. Она постучала еще раз, уже настойчивее. За дверью не слышалось никаких звуков.

– Где же дворецкий? Или горничные?

Рассердившись, Люси застучала очень громко и настойчиво.

Наконец дверь открылась, и на пороге появилась незнакомая сонная женщина, одетая в халат.

– Вы кто? – спросила Люси, не узнав в ней прислугу семьи Вуд.

– Я кто? Вот это наглость! Это вы кто? – возмущенно спросила заспанная женщина у опешившей Люси.

– Я мисс Люси Гольдберг, – с достоинством ответила она, ожидая уважительной реакции, какая бывает у слуг, когда они разговаривают с господами.

На лице женщины не отразилось ничего.

Люси несколько опешила и сказала:

– Проводите меня на кухню, пусть Молли даст мне чаю.

– Какая Молли? – недоуменно спросила женщина.

– Кухарка миссис Вуд, – начиная сердиться, ответила Люси и, считая себя чрезвычайно терпеливой, разъяснила: – Семья Вуд у нас на праздновании Нового года. Я отстала, замерзла, пусть Молли даст мне чаю!

– Бред какой-то, – пробормотала женщина и попыталась захлопнуть дверь перед носом незнакомки.

– Как вы смеете! – в отчаянии вырвалось у Люси. – Вы кто? Я пожалуюсь на вас миссис Вуд!

– Слушайте, – рассердилась женщина, – вы будите меня ночью, несете бред о какой-то семье Гуд...

– Вуд! – поправила ее Люси.

– Все равно! Здесь живут другие люди. И, пожалуйста, больше нас не беспокойте!

Она с треском захлопнула дверь.

Люси опешила от неожиданности и перед тем, как начать барабанить опять, решила на всякий случай уточнить, не ошиблась ли она адресом. Отойдя от дома, она осмотрела улицу. Солнце уже поднялось – она поняла это по робкому переклику птиц, но небо было затянуто серыми тучами, и казалось, что еще темно.

– Да нет же, вот церковь, где крестили брата Рэчел. Дальше, на углу, будет паб, – вспомнила Люси. Им с Кэти и Джонатаном запрещалось подходить близко к подобным заведениям.

Девушка вдруг осознала, что в первый раз в жизни идет по улице одна. «Боже мой, что будут думать дома?! Если кто-нибудь меня увидит, моя репутация будет подорвана навеки!»

Впереди показался дом Сары. Младшая дочь мэра так же была подругой Люси и, слава Богу, не усвоила наставительного тона своей матери. С Сарой было легко дружить, и Люси жалела, что она, заболев, пропустила праздник.

– Но зато сейчас она у себя в комнате, и я смогу показать ей свой костюм. Она будет в восторге!

Люси не решилась больше стучать в дверь. Она вошла в калитку чугунной ограды, обошла дом и стала кидать камушки в окно подруги, находящееся на втором этаже. Окно оставалось темным.

– Сара! – тихонько позвала Люси. Никакого ответа. Тогда она решила открыть окошко, выходящее на лестницу, чтобы потом, пробравшись в дом, спокойно пройти к подруге в спальню.

– Только бы окно не было заперто!

 «Так и есть», – с облегчением вздохнула Люси, когда под ее усилиями окно поддалось и она приподняла его. Сдвинув его, чтобы можно было просунуть туловище, она закинула ногу, затем перебросила другую ногу и спрыгнула на пол.

В этот момент раздался невообразимый звук, очень резкий, раздражающий, звучащий на одной ноте. Люси зажала уши руками, не понимая, в чем причина невыносимого звона. «Может быть, это телефон? – Сара давала ей послушать голос из коричневого ящика. – Но почему он звонит не переставая? Это, видимо, пожар, – догадалась Люси, – где-то горит, надо разбудить Сару. Разбудить? Да от такого шума уже весь дом должен быть на ногах! Где же прислуга? Совсем в отсутствие хозяев от рук отбилась?!»

Люси стала подниматься на второй этаж, как вдруг звон прекратился, оглушив ее тишиной. в этот момент другой скрежеще-визжащий звук привлек ее внимание. Затем – топот бегущих ног, и дом наполнился голосами, командами, хлопаньем дверей.

«Наконец-то засуетились! – подумала Люси о спящей прислуге, – попадет вам от миссис Мэтью за недосмотр!»

– Сюда, – услышала она резкий голос.

– Здесь нарушитель!

По лестнице поднимались мужчины в желтых куртках с ярко-зелеными полосками и в черных шлемах.

– Нет, здесь нет никакого нарушителя, – со знанием дела сказала Люси подошедшим. – Я здесь уже несколько минут.

– Мисс, что вы тут делаете? – сурово спросил ее старший.

Люси вдруг ощутила нелепость ситуации – она, девушка из порядочной семьи, ночью залезает в чужой дом. Тут она вспомнила, как мама повторяла им: «Настоящая леди всегда должна вести себя достойно».

Легко сказать «достойно», когда на ней мужской костюм, нет шляпки и прическа наверняка похожа на стог сена! Тем не менее Люси гордо подняла подбородок и сказала:

– У меня договоренность о встрече с младшей мисс Мэтью. Пожалуйста, пропустите меня! – ее голос прозвучал так убедительно, что мужчина сначала даже посторонился, но потом опомнился:

– Какая встреча в шесть утра?

– Ну и что? Она же здесь живет! – Люси решила быть снисходительной и объяснить невежественному пожарнику, в чьем доме он находится.

– К вашему сведению, это особняк мэра мистера Мэтью, а Сара, его дочь, – моя подруга. Так что дайте мне пройти!

– Мисс, я дам вам пройти, только не к подруге, а в отделение полиции.

– Как вы смеете! Пропустите меня! Я разбужу Сару и, уверяю вас, у вас будут громадные неприятности в вашей пожарной части!

– Во-первых, мисс,  мы не пожарные, а полицейские, а во-вторых, это не дом мэра, а страховая компания. Так что встречу с подругой вам придется отложить.

– Какая компания? – опешила Люси. – Я неделю назад была у Сары. Она не говорила, что они собирались переезжать.

– Компания арендует это здание уже несколько лет. Мисс, мне не хочется применять силу! Прошу вас пройти со мной.

– Применять силу? Вы в своем уме? – гордо вскинула Люси подбородок. – Разве вы не видите, что разговариваете с порядочной девушкой? – конец фразы прозвучал неубедительно. Она вдруг подумала, что при ее наряде им трудно об этом догадаться.

– Если вы уверены, что это не частный дом, то давайте пройдем в ваше полицейское управление через второй этаж, чтобы я тоже могла убедиться, что вы правы, – Люси, чрезвычайно довольная своей речью, стала подниматься.

– Ну, хорошо, только я пойду первым.

Поднявшись на второй этаж, Люси торжествующе сказала:

– Вторая дверь слева, – и засмеялась, представляя, как вытянутся лица у противных пожарников, когда Сара завизжит от вторжения мужчин. Вот будет потеха, когда они начнут извиняться!

Мужчина пропустил ее вперед. Люси постучала, затем еще раз– ответа не последовало. Тогда она открыла дверь и вошла внутрь. Обстановка комнаты поразила ее. Не было ни кровати, ни уютных милых вещей, которые заполняли спальню Сары. Ни развешенных туалетов, приготовленных на завтрашний день, ни игрушек, ни фотографии на стене где  Сара снялась в восточном костюме. Не было даже штор. Здесь больше никто не жил, и это стало очевидно даже для Люси. Комнату наполняли безликие шкафы и столы со стоящими на них серыми коробками. Голое окно.

– Ну что, убедились, мисс? – спросил полицейский.

Люси молча кивнула. в голове была тысяча вопросов:

– Где Сара? Когда они успели переехать? Почему все держалось в тайне?

Кого же, как не полицейского, спрашивать об этом? Но Люси промолчала. Она, видимо, ошиблась. Второй раз за одно утро.

С уважением, Татьяна Диттрич

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (4 голосов, средний бал: 3,75 из 5)

Загрузка...