Татьяна Демидович

IMG_5005По образованию я учитель белорусского языка, литературы и истории.Являюсь руководителем городского литературного клуба. В 2012 году стала победителем литературных конкурсов «Молодая Беларусь» и «Литературная Вена» в номинации «Проза для детей». Неоднократно становилась лауреатом и других литературных состязаний. Сегодня хочу представить свой сборник коротких рассказов «Дети белых облаков». Эта книга о детях и о детстве… Одиночество, болезни, страхи… Как часто с ними сталкиваются дети во всем мире. Но, несмотря на все невзгоды, только у детей самые радужные мечты, самые светлые желания, невероятное жизнелюбие. И так хочется, чтобы эти мечты жили долго, жили вечно… Чтобы взрослея мы смотрели на небо детскими глазами и видели только белые до прозрачности облака, верили в чудеса и умели дарить счастье другим.   Being a teacher of Belarusian language and literature by education, at the moment I'm a head of my city's literary society. In 2012 I won literary contests "Young Belarus" and "Literary Vienna" in "Prose for children" category. I was a prize-winner in other literary events too. Today I would like to introduce my collection of short stories named "Children of white clouds". This book is about children and childhood... Loneliness, illness, fears... How often they are faced by children around the world. But still, in spite of all the hardships, only kids have the most optimistic dream, the brightest wishes, incredible love for life. I so want those dreams to live long, to live forever... that while growing up, we still looked at the sky with children's eyes and only saw transparently white clouds, believed in miracles and were able to give happiness to others.

Сборник рассказов "Дети белых облаков"

Отрывок

    Дни ноября жгут холодом. Старая берёза   дрожит редкими листьями-заплатками.  Мне  жалко…  День-два – и  дворник сметёт  её последние золотые огонёчки.   Замрёт берёза, на долгие недели притихнет, станет незаметной в  сером чулане утренней непогоди. Впрочем, я  буду ждать  первый снег...Он обязательно выпадет к Новому году и сразу растает.  Первый, слякотный и скупой снег… И  берёза  всего-то час покрасуется, а потом с ветвей стечёт нежная снежная паутинка, прохожие вымесят её с уличной грязью, а я опять пожалею, что ничего не успела сфотографировать… И,  странное дело, эта  берёза в нашем дворе мне всегда напоминает  Ромкино сочинение и  учительницу русской литературы Валентину Фёдоровну. Ромкины родители пили, а старшие братья сидели по тюрьмам. Белокурый Ромка ходил в школу грязным и нечёсаным. Дневника у него никогда не было, а  измятые тетрадки пахли куревом и брагой. Однажды Валентина Фёдоровна принесла  миску с картофельной  водой и вместо проверки домашнего задания отмывала Ромкины руки. Они были жёлто-серыми, израненными, с погрызанными  ногтями.  И лицо у Ромки  было сажистым, как у трубочиста, а  волосы -  светлые-светлые. Мне так и думалось тогда, что назвали его Ромкой из-за этих самых волос. Мол, белый, как луговые ромашки… Но, несмотря на свою голову-ромашку, Ромка Ракоткин  учился  худо. И даже до троек не дотягивал. А после школьной «мойки» и вовсе три недели уроки прогуливал. Появился он только в конце четверти, когда мы писали сочинение по стихотворению  Сергея Есенина «Белая берёза». Наши работы Валентина Фёдоровна проверила уже на следующий день, как раз к открытому уроку. И когда она погладила рукой аккуратную стопку тетрадок, мне показалось, что я проглотила море. Волна за волной разбивалась о придуманный берег: то страх, то надежда, то смешливая радость.   И ладошки  от этого так вспотели, что карандаш в руках стал влажным, словно морской камень. «Интересно, кого сегодня сильнее будут хвалить за сочинение -  меня или отличницу Ленку Петрову? - думала я и досадливо кусала ватные от волнения губы: - Наверняка  Ленку…» Директор школы, завуч и ещё какой-то дяденька из отдела образования в ту минуту казались мне  олимпийскими богами. Кажется, похвали меня сейчас Валентина Фёдоровна и  буду я в сто тысяч раз  умнее и счастливее… Но учительница медлила, а потом взяла со стола мятую  зелёную тетрадку без обложки, подписанную корявым почерком. На обратной стороне тетрадки темнел жирный  след от широкой  кружки, а уголок    был опаленным. - Ребята, - сказала учительница и снова замолчала. Её всегда серьёзное лицо стало взволнованным и улыбчивым. «Наверняка она тоже проглотила море!» - в эту секунду подумала я. - Ребята,- вновь повторила учительница и перешла на дежурные фразы: - Хочу  сказать, что большинство сочинений написано хорошо. Видно, как вы глубоко прониклись творчеством великого поэта, как замечательно поработали с дополнительной литературой,  нашли яркие  эпитеты и метафоры… Но самой лучшей, искренней работой я бы сегодня назвала сочинение Романа Ракоткина… - Ракоткину пятёрка? – я переглянулась с Ленкой Петровой. Она недоумённо пожала плечами и отвернулась.  Ленка, как всегда в таких редких  проигрышных случаях,  собиралась  всплакнуть. Везунчик Рома Ракоткин от смущения  смяк, лёг на парту, а голову спрятал под учебник. - Послушайте, пожалуйста, что написал Рома Ракоткин, - сказала учительница и начала читать: - «Сергей Есенин очень любил природу. Думаю, он был счастливым человеком. У меня тоже  есть любимая берёза. Она растёт в нашем дворе. Иногда я выйду рано утром, подойду к ней поближе,  прижмусь к бугристому стволу и  слушаю берёзовое  сердцебиение: «тук-тук-тук». И так тепло и спокойно мне… А иногда настроение у меня плохое. Вот и берёзка почему-то печальная стоит. Мне  даже кажется, что она  тяжело вздыхает.  Видно, жалеет меня. Но вот, когда я вырасту, то посажу во дворе много берёз. Прямо-таки рощу целую! Ведь  друзей должно быть много…» Глаза у Валентины Фёдоровны стали влажными. Она сняла с Ромкиной головы учебник и провела рукой по его  светлым  волосам: - Пятёрка тебе сегодня, Роман! Молодец! Только Рома Ракоткин  от стыда ещё сильнее к парте прижался, кончики его ушей залились малиновой краской, даже шея покраснела… Таким смешным Ракоткина ещё никто не видел… Казалось, что он  скинул с себя шкуру обозлённого волчонка, а под ней пряталось всего лишь белёсое оперенье беззащитного птенца… А через несколько месяцев Ромка украл в магазине у покупателя деньги. Говорили, отец заставил. На водку денег не хватало. Ромку на первый раз простили. Но он потом снова украл… С тех пор я Ракоткина больше не видела.  Недоучился он и до восьмого класса – попал в колонию для несовершеннолетних. В старом доме Ракоткиных давно не горит свет,  а вместо  Ромкиной берёзовой рощи построили большую стоянку для машин. Вон только эта, горемычная белая берёза под моим окном осталась… Интересно, вспоминает ли она Ромку и стучит ли по-прежнему её деревянное сердце? КУКЛА   Платье-колокольчик на спичечную стройность натянуто, ивовым прутиком руки неказистые обозначены, ромашка беловолосая личиком приветливым светится. – Славная куколка у меня получилась! – радуется Леночка. – Жаль только, что слабенькая. Видишь, как платьице ветер рвёт?  И ручки вот-вот оборвутся... Посмотрела я на Леночкину куклу, и лёгкой усмешкой на моих губах грустинка дрогнула. – Хочешь, я тебе самую красивую куклу куплю? – в порыве нежности сказала я. – Хочу, мамочка! Леночкин кулачок тюльпановым бутоном вмиг раскрылся, и цветочная кукла полетела в махровую свежесть травы. – У магазинной куклы глазки будут открываться? – с потаённым восторгом спросила Леночка. – Конечно... – И платьице кружевное, как у настоящей невесты, будет? – интересовалась Леночка. – Обязательно... – И причёска пышная? – А как же, – с удовольствием обещала я. И мы купили Леночке куклу с правильной гладкостью игрушечного лица, поролоновой мягкостью рук и накрахмаленной неподвижностью атласного платья. Под пластмассовыми крылышками ресниц прятались стекляшки синих глаз, рыжими лесками струились длинные локоны... – Красавица! – ликующе захлопала в ладоши Леночка, когда продавщица аккуратно опускала покупку в цветастую лощёную коробку. Всю дорогу Леночка трепетно обнимала картонный домик фабричной куклы... – Славная куколка у меня, мамочка! – на следующий день в открытое кухонное окно  кричала с улицы Леночка... – Да, славная! – помешивая половником борщ, отвечала я. – Ты посмотри, мамочка! И я выглянула во двор. Леночка вновь баюкала на ладони цветочную Дюймовочку. В прохладе ветра полоскалась колокольчиковая юбка, желтизной одуванчика сверкало забавное личико, стебельковые руки свисали по бокам. – А где твоя новая кукла, Леночка? – удивилась я. – Там, на лавочке осталась, – махнула рукой дочь. Я посмотрела на дрожащую в борьбе с ветром детскую поделку, и мне показалось, что я отчётливо вижу росную влажность её очертаний, чувствую дыхание цветочных невидимых губ, шуршание лепесткового бархата. Ледяная пластмассовая фабричная кукла не могла сравниться с жарким порывом Леночкиного творения. Верный друг Шёл дождь…  У дверей рынка под узким  козырьком мёрзла женщина, подле её ног лежала картонная коробка. – Возьмите собачку! – предлагала  прохожим незнакомка. – Добрый, ласковый пёс! Будет вам верным другом! Мой зонт рвало ветром. Я замешкалась, невольно заглянула в коробку. Пушистый белый комок зарылся в тёплую вылинявшую подстилку и часто дышал. – Возьмите себе друга! – женщина говорила спокойно, иногда шмыгала покрасневшим подмёрзшим носом, из-под  серого берета выбивались  крашенные в ярко-рыжий цвет волосы. Я вспомнила, что видела эту чудачку из общества защиты животных на прошлой неделе. Тогда она пыталась пристроить в добрые руки старого одноглазого кота. – Ни за что! – отрезала я. – И так  забот хватает  – дети, дом, работа… А тут ещё здоровенная бездомная собака  –блохи, глисты, клещи, выгулы в шесть утра.  Бр-р-р, это не для меня! Женщина понимающе улыбнулась… Зонт наконец-то сложился тросточкой, и я поспешила дальше. Спустя полчаса, покидая рынок, случайно  задела гружёной сумкой всё ту же большую картонную коробку. Декабрьский дождь стих, и даже солнце  немного пробивалось из-за плотного белёсого полотна туч. Возле коробки сидел мальчишка лет семи и держал на руках откормленного пса. В руке мальчонка    небрежно  сжимал скомканные деньги. Пёс скулил от радости, облизывал мальчугану лицо, вилял тонким, закрученным кверху хвостом. –А-ну, положи собаку на место! –   злилась женщина. –  Всё равно не продам! –Отдайте, тётенька, я целый  месяц деньги собирал, за это время ни одной булочки в школе   не купил! – слёзным голосом просил мальчик. – Вы же сказали, как пятьдесят  тысяч  насобираешь, так приходи… –Ишь ты, какой настырный!  Не нужны мне твои деньги!  Вот если бы  с мамой пришёл – тогда другое дело! А  то возьмёшь собачку, а мама потом   её выкинет!  Бимка  в этой жизни  с лихвой натерпелся! Жалко его! –Не выкинет, я  собачку под кроватью буду прятать! – Мальчик  засунул дрожащего пса под куртку и застегнул молнию. Мол, всё! Вопрос решён! –Придумал, под кроватью! – передразнила его женщина. – Кому сказала, положи Бима на место! Я так и не досмотрела, чем закончилась эта  история… Времени не было… Да и где взять это время, когда живёшь в   скорлупе, где все суетятся, бегут куда-то, где всё делается из-за выгоды, где дружба ни стоит и гроша, где научились любить за что-то и почему-то, а не просто так… И как же скоротечно наше  детство, и как же мы, сами того не замечая, взрослеем и постепенно переезжаем в этот скорлупный мир с придуманными проблемами…  Равнодушно наблюдаем как за нашими непробивными  стенами  кто-то одинокий   под дождём охраняет трясущийся комочек любви и верности, в большой картонной коробке, от давно проданных  бананов. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...