Тамарa Балавадзе

IMG_0001Тамара Балавадзе, психолог-психотерапевт-журналист. Училась в Ташкенте, Москве, Тбилиси, Нью Йорке. Закончила Ташкентский госуниверситет и аспирантуру МГУ имени Ломоносова. После войны в Абхазии, переехала в Тбилиси, Грузия. Более 10 лет занималась миротворчеством, участница мирного диалога в постконфликтном Южном Кавказе. Работала тренером Норвежского Совета по беженцам, помогая детям и женщинам с послевоенными травмами. Была участницей и координатором южнокавказских радио-проектов “Аудиодневники”, “Радиоальманах: Люди и Судьбы” и “Южный Кавказ Старые Соседи Новый Мир”, сборников “Женские истории” и “Мужчины и женщины. Непридуманные истории”. Автор ряда научных, научно-популярных и популярных статей. Рассказы начала писать недавно и неожиданно для себя. Любимые писатели , которые вдохновили на творчество – Гарсия Маркес и Пауло Коэльо. Увлеклась эзотерикой, люблю музыку, поэзию, путешествовать и вязать салфетки. Мой рассказ «Осетинский костюм» о войне и мире, конфликте и примирении, и просто о большой человеческой дружбе. Рискнула претендовать на медаль «Голубь Мира» за лучшую работу, посвященную тематике укрепления, мира, дружбы и взаимопонимания между народами.

Tamar Balavadze, psychologist, psychotherapist journalist. I studied in Tashkent, Moscow, Tbilisi, New York. I graduated from the Tashkent State University and graduate of Lomonosov Moscow State University. After the war in Abkhazia my family moved to Tbilisi, Georgia. More than 10 years I was participant of peaceful dialogue in post-conflict South Caucasus in peacemaking activities. I worked as a coach of the Norwegian Refugee Council to help children and women with post-war trauma and distress. Was a member and coordinator of the South Caucasus radio projects "Audio diaries", "Radio Almanah: People and Destiny" and "South Caucasus; Old neighbors; New World," books "Women's Stories" and "Men and women. Real-life stories. " Author of several scientific, popular scientific and popular articles. Writing small stories I had began recently and unexpectedly. My favorite writers that inspired me to creativity - Garcia Marquez and Paulo Coelho. I'm fascinated by the esoteric, music, poetry, traveling and knitting cloth. My story "Ossetian costume" is about the war and peace, conflict and reconciliation, and just about the great human friendship. I took a chance qualify for the medal "Dove of Peace" for the best work on the topic of strengthening, peace, friendship and mutual understanding between peoples.


Рассказ "Осетинский костюм"

 

О войне и мире,

 конфликте и примирении,

 и просто о большой человеческой дружбе

 

Алик

Эта история началась много лет тому назад, в 1967 году, в древнем городе Бухара, в Узбекистане. В то время страшилки про войну можно было увидеть только в кино, про межэтнические конфликты никто и не ведал, но существовала обыкновенная дружба народов. Для меня персонально этот год был важен в первую очередь потому, что я пошла в первый класс и очень этим гордилась. В историческом плане 1967 был не менее интересен, так как вся наша бывшая многонациональная держава готовилась к празднованию сразу двух событий: 50-лет октябрьской революции и 45 лет СССР. Последнее имеет непосредственное отношение к моему рассказу.

Моя школа номер 15, как достойная ячейка социалистической структуры образования, активно готовилась к празднованию юбилеев. Первоклассникам досталось особо почетное задание – представить в костюмах все 15 советских республик. Наш 1-й «Б», как-будто по заказу, являлся настоящим олицетворением своей многонациональной родины: узбеки, таджики, русские, украинцы, татары, евреи, грузинка и осетин.

Осетина звали Алик. У него были огромные, не по-детски печальные серо-зеленые глаза, короткая стрижка и большие оттопыренные уши. Именно эта часть его внешности была предметом пристального внимания и дерзких насмешек одноклассников, а посему, чтобы отстоять честь своей генетической наследственности и достойно парировать оскорбление, Алику приходилось пускать в ход кулаки.

Он сидел со мной за одной партой и исподлобья осторожно следил за каждым моим движением. Алик был в меня влюблен и об этом важном факте знали практически все. Почти ежедневно он угощал меня вкусными пирожками и с наслаждением наблюдал, с каким аппетитом я их уплетала на перемене. В благодарность я частенько давала ему переписывать домашнее задание по математике, пока нас, наконец, не разоблачили и, к его огромному удовольствию, заставили меня (первоклассницу!) заниматься с ним после уроков. Потом он с не меньшим удовольствием провожал меня до дома, так как мы были соседями.

Жил Алик с мамой и старшей сестрой. Отец его за финансовые нарушения отбывал срок в бухарской тюрьме. Супруга приехала с детьми поначалу, чтобы повидать и поддержать мужа, но, устроившись на работу, решила остаться. Тетя Зина, так ее звали, была замечательным, добрым, отзывчивым человеком и прекрасной портнихой.

 

Подарок из Орджоникидзе

На первом же родительском собрании наша учительница Марья Павловна объявила о подготовке к юбилею и с гордостью добавила:

- Поскольку в нашем классе учатся кавказцы, Грузию будем показывать мы, точнее Тамара и Алик! Так что, дорогие родители, покупайте ткани и шейте костюмы.

...Всю дорогу из школы мама с тетей Зиной активно обсуждали, советовались, решали, какие фасоны выбрать и где достать необходимые детали (патроны, кинжал, сапоги).

Через неделю вечером мама Алика неожиданно позвонила и радостно сообщила:

- Анечка, не надо ничего покупать! К нам на новогодние праздники собирается моя сестренка из Орджоникидзе приехать. Так вот, у нее есть совершенно новый женский осетинский костюм. Сшила для дочери, но он ей не понадобился. Так что с Томочкой вопрос решен. Это наш ей подарок!

Мама была немного смущена:

- Он, наверное, очень дорого стоит. И потом, осетинское национальное платье выглядит несколько иначе...

- Анечка, - рассмеялась в телефонной трубке тетя Зина, - кто ж в Бухаре это заметит, для них Кавказ – это одно целое!

 

Юбилей

Гостья из Орджоникидзе приехала за два дня до нашего праздника. Помню, как я несколько дней не могла спокойно заснуть, ведь это было первое в моей жизни ответственное мероприятие, и я очень волновалась. Платье оказалось на два размера больше моего, но тетя Зина с вдохновением и любовью принялась за дело. Она была настоящим профессионалом, и переделала его так, как будто оно было специально для меня сшито. Я никогда не забуду тот потрясающий костюм: платье-рубаха из бледно бежевого шелка с многочисленными парами застежек на груди, а сверху темно розовое шелковое платье-черкеска с длинным рукавом, расшитая шапочка в виде усеченного конуса и фата.

Каждый день нас с Аликом оставляли после уроков для репетиции, и нашей радости не было предела.

Долгожданное торжество началось. Наши мамы, сидящие в первых рядах, радостно глядели на происходящее и с умилением вытирали слезы. Мое сердечко бешенно заколотилось, когда, наконец, объявили:

- Республика Грузия!

И вот мы, затаив дыхание, поднимаемся на сцену под музыку тогдашнего грузинского гимна: я - в осетинском костюме, рядом осетин Алик в черкеске с грузинским флагом в руке. Мы важно прошагали по всей сцене, остановившись точно в отрепетированном месте около огромного пано с изображением красочной карты СССР...

Это был один из тех  редкостных и очень дорогих эпизодов моего детства, которые потом, как маленькие звездочки, освещают память всю оставшуюся жизнь...

Через год отца Алика досрочно освободили и его семья вернулась в Орджоникидзе. Мама несколько лет переписывалась с тетей Зиной, они обменивались поздравительными открытками, через некоторое время тетя Зина перестала писать. Весточку прислала ее старшая дочь. Извинившись, она сообщила, что у них теперь новый адрес, тетя Зина серьезно больна, а Алик хочет бросить школу и пойти работать...

Через сорок лет

...С тех пор прошло ровно сорок лет. Не стало СССР, октябрят и многонациональных юбилеев. К сожалению, мы не из книг, а из беспощадной реальности узнали, что такое межэтнические конфликты: - Карабах, Южная Осетия, Абхазия, Чечня... Старый добрый гостеприимный Кавказ превратили в очаг злобы и ненависти. Испытав боль войны, я почувствовала в себе силы возводить мосты, я поняла, что только ми-ро-творчество поможет растопить оледеневшие от горя души, только мирный диалог, только мирные проекты... Дважды я участвовала в дискуссии за «круглым столом» в Цхинвали (Южная Осетия), один раз ездила на встречу журналистов в Сухуми (Абхазия).

Последняя поездка в Цхинвали была организована лондонской неправительственной организацией. 2007 год. Встреча журналистов Грузии, Армении, Азербайджана, Нагорного Карабаха, Южной Осетии и Абхазии (мы тогда в шутку называли коллег сепаратистами) проходила в здании, в котором располагалась миссия ОБСЕ.

До начала встречи нам предложили позавтракать. Кстати, психологически, совершенно замечательный прием. Горячий чай, кофе и вкусные пирожные «растопят» даже самых-самых «враждебно настроенных». Красивые осетиночки вносят подносы с аппетитными пирожками и бутербродами... И тут мое внимание привлек невысокий коренастый мужчина. Он деловито руководил процессом catering (как говорят в Америке), а именно распределением питания, поторапливал своих сотрудниц с подносами, так как официально на «кофе-брейк» было выделено только тридцать минут.

Я просто не могла уже оторвать глаз от незнакомца... Дежавю!!! Знакомые огромные серо-зеленые глаза, та же короткая стрижка и оттопыренные уши!!!

 

Встреча

Я подошла к нему, не задумываясь о правилах протокола, любопытных взглядах коллег и англичан:

- Скажите, пожалуйста, Вас зовут Алик?

Он посмотрел на меня с явным неудовольствием, с некоторым даже раздражением:

- Меня зовут Альберт, - ответил он, и несколько грубовато добавил, - А что Вы хотите?

В голове пронеслось «Ну конечно, его тон понятен, он просто не может быть иным, я же представляю Грузию, Тбилиси, я грузинка, и мы все еще в состоянии конфликта...».

Но Дежавю не успокаивалось:

- Скажи, а ты в Бухаре жил? В Узбекистане?

Я не заметила, как перешла на «ты». Он моментально изменился в лице, стал приглядываться ко мне внимательно, затем улыбнулся:

- Да, когда был маленьким, всего два года, первый класс там в русской школе закончил...

Тут он вдруг просто застыл на месте, как-будто что-то вспомнил, разглядывал меня, уже не стесняясь, но очень доброжелательно.

- А как тетя Зина, Алик? – я пыталась помочь ему вспомнить.

- Тамара?!! Томка!!! Томочка!!!!!

... Мы обнялись, как если бы помнили друг друга и дружили все эти сорок лет... И вот уже все окружающие, забыв про свои бутерброды, пристально за нами наблюдали. Мы плакали и не стеснялись своих слез.

- У мамы был рак легких, она умерла, когда я еще в школе учился... В Цхинвали я переехал недавно.

Вдруг он так лукаво улыбнулся, явно вспомнив что-то интересное:

- Тома, а ты осетинский костюм помнишь? Как мы тогда с тобой Грузию представляли на юбилее? – и уже с горечью добавил, - Эх, что мы все натворили...

Нас позвали неожиданно. Алик успел только крикнуть, что увидимся во время обеденного перерыва. Но обедали мы в ресторане, а вечером поздно возвратились в Тбилиси. Мы не успели обменяться даже телефонами. Я потом пыталась его найти, спрашивала своих осетинских коллег, но Алика никто не знал...

А через год в 2008 была пятидневная война...

 *  *  *

 

Недавно мой 6-летний внук, услышав, как мы активно обсуждали в семье события в Украине и Израиле, спросил меня: «Бебо, а что такое война?». Я попробовала объяснить: «Это когда люди не могут договориться и обижают друг друга...».

 «Но ведь если они всЕ обижают друг друга, то они всЕ плохие люди!», - рассудил мой малыш, и добавил: «Просто к ним должны придти всЕ хорошие люди и начать с ними дружить. Плохие начнут дружить и перестанут обижать друг друга, и кончится война».

Я уверена, что и Алик обязательно расскажет своим внукам, что когда люди дружат, война кончится...

Тбилиси - Нью-Йорк, июль 2014

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (19 голосов, средний бал: 4,63 из 5)

Загрузка...