Суббота

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (32 голосов, средний бал: 3,41 из 5)
Загрузка...

 

Алишер Мамасалиев

Суббота, диагноз.

Описанные события действительно происходили,  в  2001-2002 годах.

(Рекомендуется читать под легкую музыку, в стиле R&B или любой альбом Babyface )

 

Сквозь сон слышались незнакомые голоса, окончательно я проснулся от громкого смеха, который  доносился откуда-то из зала. Судя по оживленному «кыргызскому» на  котором  у нас говорила в основном мама, не трудно было догадаться, что к нам вновь наведались   родственники.

Мочевой пузырь подавал незамысловатые сигналы, было огромное желание сходить в туалет, но еще больше хотелось немного отдалить момент встречи с людьми, к которым я  мягко сказать,  по ходу своего стремительного взросления стал полностью равнодушен. По уже ставшей привычкой – традиции, я должен был произнести обязательный набор приветственных слов: спросить – как  они доехали, как поживают дядя, тетя, брат, «сват Кондрат»* и только потом с легкой душой приобретал субъективное  право «облегчится»* от вчерашних пяти кружек «Клинского».

В прихожей лежали две огромные, клетчатые сумки, что были  популярны, в эпоху раннего «капитализма».  Я быстро умылся и зашел на кухню, на  столе покрытом китайской скатертью лежало то, что обычно и  размещалось в таких случаях: общипанная курица в запотевшем целлофане, три «тандырные» лепешки, небольшой пакет «курута»*, банка желтого – топленого  масла, орехи, курага и небольшой мешочек «узгенского»* риса. Проходя очередной раз через зал, мне приходилось мило  улыбаться – строя  из себя «девушку на выданье»,   вопрос на который я  уже отвечал  657 раз, не заставил себя долго ждать.

–    Ну ты когда женится то думаешь? – На кыргызском, с южным акцентом – будто спрашивая забытый мною денежный долг, громко произнес Аман байке.

Это был полный, лысоватый мужчина лет 47-ми, в полосатой китайской рубашке  и заправленных в носки серых брюках, по ночам он громко храпел и постоянно мочился мимо унитаза, именно этот факт меня больше всего раздражал.

–    Да вот осенью думаю, в сентябре – уже автоматом ответил я и, не дожидаясь продолжения «содержательного» диалога  спешно прошел к себе в комнату.

–  Я сейчас  вернусь.

Слегка болела голова, открыл бумажник,  мелкие, мятые купюры наводили тоску,   пытался вспомнить вчерашний «дизель»* с бывшими коллегами, но не успел.

–    Тимур иди обедать, все уже готово! – донеслось  из зала.

–                                 Иду…

–                                 Вот попробуй апашкины лепешки, – жене* разламывая большую, желтую лепешку  мозолистой, потрескавшейся  рукой  протянула мне.

Честно сказать не любил я эти лепешки, хотелось простую магазинную корку, но обижать людей нельзя, пришлось съесть не только лепешку, но и топленого масла попробовать. Интересно  на сколько дней они приехали, я с любопытством рассматривал их морщинистые, загорелые лица и не мог понять от чего они такие радостные и счастливые. Помню, в детстве, было время я счастливый, беззаботный  запрыгивал на  этого мужчину, когда он очередной раз приезжал к нам, и жили мы тогда ни в этой большой, в центре города трехкомнатной квартире, а в маленькой комнате общежития, куда это все подевалось и почему мне сейчас так неуютно?  Допив свой чай, я спешно ушел  к себе в комнату, включил «AIWA»*, настроил на «Европу плюс», снова  голос Салтанат*, не могу её слушать, нажал на «СD»  и через мгновенье комната заполнилась голосом Babyface*.

Надо позвонить Динаре скоро её день рождения,    последний разговор с ней был не удачным, я пытался острить, говорил какие-то заученные слова, а она  мягко так – как  ножницами по бумаге: – слушай Тимур, ты меня извини, но мне надо идти. А зачем я тут распинался, выглядело все это глупо, зачем  я  вообще ей названиваю? Мысли резко переключились от скрипа открывающейся двери, пришлось присесть, в комнату вошла мама.

–    Сделай музыку потише, – с серьёзным выражением лица, потребовала она. – Ты когда последний раз был у себя на квартире?

–    Да не помню я мам.

–    А вчера ты, во сколько пришел? – не дожидаясь «правдивого» ответа, она продолжила. – Ладно, это потом, ты сегодня и завтра наверно тоже, у себя заночуй, возьми продукты, я тебе тут все приготовлю,  вот деньги и приведи себя в порядок наконец, что люди могут подумать, –  положив на стол купюру достоинством 200 сом, она вышла.

Избавленный от очередных нотаций я облегченно вздохнул и через некоторое мгновенье вновь ненадолго задремал под нежный вокал Babyface.

Приснился сон: я официально одетый готовлюсь на какой-то прием, все вроде бы нормально, черный пиджак, галстук, рубашка и тут обнаруживается, что я босиком, я весь в поту начинаю метаться в поисках своих туфлей, но так их и не нахожу. Этот сон мне снится уже не первый раз, интересно к чему бы это?

Зазвенела «сотка».

– Алло. Салам.

Это был Санджар* – близкий  друг, обещал поговорить с братом о работе для толкового парня (это для меня). Брат его, учредил НПО и пробил грант на два года, но как я понял команду он уже набрал, и даже пирожки на обед у него пекут дальние родственники, которых он привез из Таласа.

–  Хорошо брат, созвонимся, удачи…

Отключив сотку, встал у окна. Захотелось поплавать в бассейне, нырнуть со стойки, в  голубую, прохладную  пучину и что бы ни кто не мешал. Плохо блин,  что нет  машины, можно было сесть и уехать, куда-нибудь за город, открыть окно, включить музыку  и почувствовать скорость жизни. Может  для кого-то это может показаться смешным, что человек будет расстраиваться из-за подобных пустяков. Но я определяю наполненность   своей жизни  именно наличием таких вот жизненных эпизодов. Ими я делаю как бы пометки на полях своего существования, в конце концов, они помогают мне физически ощущать, что я не просто существую, а еще живу. И вот сейчас хотелось чего-то нового, стены комнаты с большим черно-белым фото  Цоя, начинали давить на мозг, необходимо было выйти на улицу.

Стал одеваться, вспомнил, что сегодня суббота, решил одеться по приличней, вдруг что-нибудь «пробьется»*, итак: джинсы-темные – «COLINS», майка – «FERRE», темные носки, черные туфли, носовой платочек, портмоне, две капли –«NUMBER-1» пожалуй всё, бриться не стал. Так, где то здесь у меня было «Н.З.»*, я выждал момент, прошел бесшумно в зал и незаметно, словно Джеймс Бонд, вытащил из полки Ивана Бунина – «Избранное», на 386 странице лежали свернутые две купюры достоинством 500 сом, отлично! Через несколько минут мои ноги несли меня вниз по «Советской», в городе только оживала ночная жизнь, в черепной коробке, что-то щелкнуло, это был очередной план. Я решил, что после 6-ти часов самокопания,   в обществе близких родственников, мне просто необходим вечер греха и раскаяния. На «Киевской-Советской» с огромного, рекламного щита мне мило улыбалась полураздетая девка, приглашая посетить клуб «Титаник»*. Почему бы и нет, подумал я, наверняка сегодня играет «DJ Alibo»*, можно будет послушать R&B, да и контингент там вроде  приличный. Взял такси,  сев как всегда на заднее сидение – вновь подумал о Динаре, она меня совсем не понимает, да я и сам, если честно иногда не могу сам себя понять. Зачем вся эта суета: учеба, работа, семья. Я прихожу вечером к родителям, ем, смотрю телевизор, затем сплю. Мне приходится ждать зарплаты, чтобы почувствовать себя ненадолго человеком, думать о женитьбе ни как о создание семьи, а как о поиске бизнес партнера. Я спускаю свою жизнь в унитаз, так быть не должно. На днях наткнулся на Рустама, бывшего провинциала из Юга, восторжественного, глупого, в дешевом костюме из «Дордоя», на которого я, городской стиляга раньше смотрел свысока. Сейчас он строг, в очках и полный достоинства – работает в «Белом доме», раздумывает о большой политике. Дурр – дом! Вот и сегодня обломилось с работой, ну да ладно, прорвемся…

 

Охранники будто меня не замечая о чем-то живо спорили, я кивнул им  и не дожидаясь ответа  спустился в холл  ночного клуба. Было около 22.30, народу битком, одни и тежи лица, поздоровался с Аликом барменом, помахал рукой диджею, заказал пива и стал присматриваться к тусующейся молодежи. Слева от танцпола, как и обычно восседали дети «полубогов»* как я их называю, т.е. людей решающих наши с вами судьбы – не в меру упитанные, мягкотелые молодые люди в дорогих костюмах, в центре сидели не танцующие бандюги с девицами из «East Models»*, всё остальноё пространство было отдано простым смертным, вроде меня. После очередных, дружеских100 граммвиски от бармена, меня потянула на танцы, из мощных динамиков выбивал «2-Pac»- «CHANGES»   и я окунулся в движущую массу, окруженный женскими улыбками и мигающим светом лазерных сканеров. После полу-часового танцевального марафона оглянувшись я понял, что кажется нашел то, чего хотел. Стоя у барной стойки, мы неискренни  друг другу улыбнулись, еще через пару минут ко мне подошла высокая, рыжеволосая девушка.  Выглядела она довольно стильно:  бордовая атласная безрукавка «Calvin Klein» подчеркивающая безупречную грудь, легкая светлая юбка чуть ниже колен,   звали её Катя. Всегда приятно поболтать с красивыми, русскими девушками с ними всегда проще, хотя уверен, что она имела намерение меня раскрутить. Получив взаимную порцию неискренних, дежурных комплементов, я был  представлен её подружке Эльмире, казашке с длинными черными волосами, полными губами и дикими азиатскими глазами. Все негативные размышления о смысле жизни тут же были отброшены куда-то, в область тазобедренного сустава, хоть и не надолго, но все равно было приятно.   Хорошая музыка,  «огненная вода»*, танцы, разговоры ни о чём, короче было не скучно. В перерыве между  танцами они выпили ещё полдюжины коктейлей и решили, что пора переходить к делу.

–  Как у тебя с деньгами? – прикуривая длинными пальцами тонкую сигарету,   спросила Катя.

Я не отводя глаз от Эльмиры, уже будучи не совсем трезвым, опрокинул очередную рюмку.

–  А что такое?

–  Да нам нужно такси, может проводишь нас?

Эльмира держа меня за ладонь, полупьяными глазами смотрела мне  прямо в лоб, сигнал был принят, головной «компьютер»* проанализировал поступившую информацию и выдал итог: Катя конечно хороша, но лучше казахская синица в руках, чем спать одному, в пустой квартире. Мой небогатый  опыт говорил: чем девушка больше болтает, тем с ней больше мароки, обычно они сами не знают чего хотят. У Кати так и не закрывался рот за исключением принятия очередной порции «огненной воды», а тихоня казашка все это время многозначительно «ловила тишину»* умело  строя мне азиатские глазки.

–  Закинем Катюху в «восьмой»*, потом меня  «OK»! – Моргнув длинными ресницами, пролепетала мне прямо, в ухо Эльмира.

Как ни крути, предложение было многообещающим. Как обычно я остался должен бармену, оставив в портмоне деньги на «мотор»*.  Когда мы начали продвигаться к выходу клуба, было уже около двух с лишним.

Старая «шестерка»* с «нарынскими» номерами  осторожно объезжая  поперёк  стоящий, серебристый 600-й Мерс, выехала на «Белинку»*, через 20 минут мы были на месте.

–  Ладно Эля пока, завтра созвонимся, – Катя открыла заднею дверь, положив левую руку мне на плечо. – Тима, ты меня не проводишь?

Это интересно подумал я, может компьютер, что-то не то выдал, нет, ни стоит гнаться за двумя зайцами, это мы уже проходили.

–  Я сейчас.

–  Я жду, – иронично произнесла Эльмира.

Войдя в пропахший мочой подъезд, мы поднялись на второй этаж. Катя слегка покачивалась, начала копаться в своей черной сумочке, и не глядя в мою сторону  как бы, между прочим, спросила.

–     Кофейку попить не хочешь?..

–  Нет спасибо, мне завтра на работу рано вставать, – как малолетняя девочка я стал оправдываться, сделав вид, что ничего не понял.

Катя была не глупа, что редко сочетается с такой красотой, она понимающе  улыбнулась  и протянула мне свою визитку.

–  Ладно-уж, иди,   позвони как-нибудь  – пообщаемся.

– Договорились, – сделав, что-то похожее на гусарский поклон я спешно спустился вниз.

По дороге взяли еще пару бутылок пива, пачку «Parlamentа» и плитку шоколада, я сделал вид, что набираю чей то номер по сотке, Эльмира правильно оценив ситуацию сама расплатилась за все. Еще через  минут десять, мы оказались снова около  центра Бишкека, город готовился к очередному празднику и ночная столица была похоже на китайский прилавок дешевых, одноразовых  фонарей. Повернули налево – «Юг-2», кубики серых домов чередовались с коммерческими ларьками, желтая «шестерка» тарахтя старыми рессорами, остановилась у серого девятиэтажного дома 105-й серии. Приехали, хотелось в туалет, чуть поторговавшись, я отпустил таксиста отдав ему оставшиеся в портмоне 85 сом.

Все чаще я прихожу к мысли, что не могу четко себе объяснить, что вокруг меня происходит. Вся эта чередующая так называемая чёрно-белая полоса жизни, в моем же случае тянулась тонкой – серого цвета лентой. Последний настоящий праздник был, кажется на выпускной, все остальное: армия, университет, работа как черно-белое, немое кино. Может так и должно быть, все должны пройти через испытания, и уж во всяком случае, мне,  избалованному, циничному молодому человеку – точно…

Шум открывающихся  дверей лифта, вернул меня в реальность.

В подъезде было темно, Эльмира посветила себе  серебристой «NOKIA» и открыла ключом дверь.  Зал был просторный, минимум мебели, максимум цвета,  в углу под телевизорам стоял запыленный  бумбокс «PHILIPS» явно корейской сборки,  осмотрев лежащие в куче диски, я был приятно удивлен.

–  Тебе нравится «JOE»*?

–  Я его обожаю, – донеслось из другой комнаты.

Взяв в руки пульт, нажал на пятый трек, услышав первые аккорды  «I wanna know», я с удобством облокотился  на спинку дивана.

–  Стаканы на кухне, если не трудно… –  Эльмира очевидно переодевалась.

Напевая чуть слышно припев I wanna know,  я прошел на кухню, осмотрелся, порыскал словно оперативник, где это возможно. Интересно чем она занимается, кухня вся была обставлена  разнообразной бытовой техникой и холодильник заполнен полуфабрикатами. На проститутку не похожа, может у неё есть спонсор, который снимает ей эту квартиру или дочка кокой нибудь «шишки»*. От данных размышлений меня отвлек огненно, красный, шелковый  халат с огромным драконом на спине. Она спокойно вошла на кухню, как будто я видел её в этом халате  уже не первый раз.

–  Чудеса! – Что я мог ещё подумать, начало совсем неплохое.

–  Хочешь есть? – открывая холодильник наверно по привычке спросила Эльмира.

–  О нет, я лучше выпью.

Я без труда открыл бутылку пива и  глотнул  прямо из горла, Эльмира внимательно рассматривая мою физиономию и держа, в руках стакан томатного сока – села  напротив.

–  Ты знаешь Тимур, я бы не хотела, что бы ты меня не правильно понял.

–  В каком смысле? – сделав удивленное лицо – спросил  я.

–  Ну, всё это, – Эльмира длинным, указательным пальцем нарисовала в воздухе полукруг. – Ты  сидишь у меня на кухне, пьёшь пиво, я тут в этом красном халате. Всё это может вызвать у тебя не совсем  верные ассоциации. Я просто хочу сказать, что не собираюсь с тобой спать.

Вот тебе сюрприз опешил я про себя. Пора выбрасывать этот долбаный «компьютер»* к черту. Надо было остаться с Катей, с досадой подумал я и даже немного  вздохнул.

–  Да без проблем, я просто тебя проводил, ты же сама меня пригласила, ведь так? Я даже об этом и не думал.

Этой фразой сказанной мной, можно было сдать вступительные экзамены в ГИТИС, все было четко и правдоподобно.

–  OK, – Эльмира изобразив  улыбку продолжила. – Тебе  покажется это глупым, но я хотела бы  просто поговорить с тобой, так сказать пообщаться, ты показался мне интересным парнем. Ты как?

–  Ну почему бы и нет.

–  Может немного расскажешь о себе, – отломив кусочек шоколада начала Эльмира.

–  Я Тимур, вредный молодой человек, –  коротко представившись, я неспешно закурил.

–                                 Что интересного происходит, в твоей жизни?

–                                 Да ничего такого, все одно и тоже, каждодневная суета, работа дом и так далее…

Я начал подозревать, что всё это может затянуться надолго.

–  А у меня настоящий кризис. Я, кажется, начинаю верить в бога – прикинь …

–  Почему?

Я почувствовал, что в её голосе появились жалобные, плаксивые нотки и не ошибся.

–  Ты знаешь, у меня жизнь буквально за несколько дней рассыпалась – по всем направлениям. Вот я и подумала, что меня бог наказывает.

–  Ну, это ещё ни о чем не говорит, – резонно заметил я. Если дела не клеятся это не обязательно бог, может стоить покопаться в себе, ну типа черная полоса и все такое.

Эльмира задумалась.

–  Ты хочешь сказать, что все само собой  пройдет?

–    Нет, я имел ввиду, что мы порой сами ведем такой образ жизни, что потом приходится раскаиваться или разочаровываться например.

–    а-а я поняла, ты думаешь, что я сама виновата в происходящем?

–  Это надо отдельно разбирать, что бы что-то сказать определенное. Так сразу сложно ответить, может расскажешь, если не очень личное? – откинувшись на спинку дивана, я уже смирился с своим стратегическим просчетом насчет бурной ночи любви  и приготовился к «содержательной» беседе.

–  Да ничего особенного. Вот, к примеру, я год как приехала из Лондона и всё … – Эльмира  развела руками. – Мне  всё здесь бесит, я не могу нормально спать, хожу и маюсь блин, места себе не нахожу вообще. Хотя у меня  и хорошая работа, вот квартиру купила, обставила по мелочам, но жить здесь не могу. Пытаюсь себя чем-то занять,  хожу по бутикам, клубы, кафе, но всё это не то. Тоска, ты понимаешь?

Мне вдруг стало немного интересно, но я воздержался от комментариев.

–  Мне замуж пора, мне уже двадцать шесть,  а я все жду своего принца. Где все нормальные мужики? И я не прошу, олигарха там или сына министра какого ни-будь, просто – умного, нормального мужчину хочется. Обидно честное слово, я же не дура и не кривая слава богу, а попадаются одни придурки или женатые, – для убедительности своих слов Эльмира вскинула свои дикие, азиатские глаза, получилось довольно эффектно. – У меня даже подруг  толком не осталось, все «по выходили» замуж, и боятся за своих мужей, прячут  как будто я их съем. Веришь,  бывает мне даже не с кем просто пообщаться? Пока кому ни-будь сама не позвонишь, о тебе вообще ни кто не вспомнит, и то, все разговоры ни о чем, с кем была и кого видела, все, вот мой здешний мир.

–  Ты меня, конечно, извини, но я не вижу здесь связи с богом. У меня тоже такое бывает, не хватает денег, приходится во многом себе отказывать, работа  скучная, шеф  вообще «урод» последний. Но это все мелочи, ты просто никогда не сталкивалась с настоящими проблемами, да они тебе и не к чему. Может тебе ребенка  родить надо, хотя нет, это вообще будут «головняки»*, и тебе, в начале действительно надо разобраться самим с собой. Все будет нормально Эльмира не переживай, –  озадаченный таким поворот я не знал что еще сказать. Анализируя по ходу наш с ней разговор, я вдруг поймал себя на мысли, что некоторые вещи, о которых она говорит,   мне также знакомы – как  и ей. И  этот импровизированный, ночной разговор двух незнакомых, молодых людей, может быть больше необходим не ей, а мне самому.

Эльмира  закурив тонкую, ментоловую сигарету – продолжила.

–  Я знаю, о чем ты сейчас думаешь.

–  Интересно узнать.

–  Что я избалованная, молодая  стерва морочу голову себе и всем окружающим – своими  мышиными проблемами. Ведь так? – Выдувая  дым  сигарет, она периодически поворачивалась лицом к окну.

– Впрочем, может быть, я просто не умею адекватно передать происходящее со мной, и от оттого мои проблемы  кажется многим несерьёзными.

–  Возможно, я не знаю, все может быть … –  немного растерявшись, я больше ничего не смог и вымолвить.

– Это ещё не все, – добавила она. – У меня в организме нашли какой-то дефект, ну точный диагноз пока поставить не могут, короче придется делать операцию и всю жизнь жить на таблетках. – Как тебе это?

К концу предложения я почувствовал, как у неё в горле застрял ком и она вот- вот расплачется. Я подал ей стакан сока и присел рядом.

–  Мне очень жаль, в этом действительно  ничего хорошего нет, но я все равно не вижу здесь логики, где здесь рука божья, ведь многим делают операции и нечего живут, работают как все. Такое состояние бывает у многих, это называется как его там, а вот вспомнил – кризис  среднего возраста!

Я упрямо старался вывести её, из этой построенной ею самой не существующей логической цепочки. Хотя я  сам не редко страдаю кратковременными депрессиями и приступами беспричинной меланхолии,   здесь надо было хоть как то отвлечь человека. Я вдруг понял, что передо мной сидит такой же вечно «само копающийся» человек – как  и я, он приходит с работы домой, снимает эту  маску  молодого циника и остается один на один со своими терзающими  душу мыслями и вопросами.

–  Вот послушай, я тебе скажу такую вещь, все, что ты мне сейчас рассказала, это всего лишь совпадение. Это твой женский  мозг, все время пытается подвести все к системе, к логике, – я вдруг почувствовал, что меня   «понесло»*. Я еще глотнул очередную порцию пива и продолжил, – легче  всего, взять и переложить всё на плечи всевышнего. А ведь здесь больше математики, чем ты можешь себе представить.  Гораздо больше нужно сопутствующих моментов и всяких совпадений, что бы вывести, что либо в закономерность. Помнишь, еще Юм* говорил в свое время: если солнце двадцать веков подряд вставало каждый день над землёй, отсюда ещё не следует что оно встанет завтра. Вероятно, что встанет, но не больше! Так что, дорогая моя, в нашем безумном мире гораздо больше хаоса, чем нам кажется. Я даже при этом встал, это было сказано так   пафосно, что  я сам  ощутил этот резкий контраст,  в своей интонации. –Во-от, в завершении  протянул я.

Неожиданно наступила пауза. Я оглянулся и первое что я увидел, были хлопающие, длинные ресницы Эльмиры, казалась она внезапно отрезвев, пристально смотрела на меня. Тут я  заметил, как стало меняется выражение её лица, от   неожиданного удивления оно постепенно растягивалось к широкой с трудом удерживаемой улыбке. Мне стало вдруг неловко от ее реакции. Через  секунду пространство всей кухни  содрогалось от громкого взрыва смеха, двух малознакомых, молодых людей.

– Ой, ну ты даешь! – с еле сдерживаемым хохотом повторяла Эльмира.

Видимо это выглядело довольно смешно в данной ситуации, подумал я, мне оставалось только сделать вид , что это была моя заготовка.

–  Да–а, – протянул я, немного успокоившись и придя в себя. – Что-то я загнул тут философию, у меня такой бывает.

Продолжая наш ночной диалог, мы периодически держались за животы, пытаясь цитировать мою недавнюю речь. Стало вдруг неожиданно легко и свободно. Прошло ещё около часа и я попросил её сделать мне бутерброд.

–  Ты знаешь,  а ты прав, – стоя у плиты, разливая зеленый чай неожиданно выпалила Эльмира. – Что-то я раскисла сама по себе, может мне действительно надо отвлечься, забыться,  хотя нет… тыча мне указательным пальцем вдруг замерла Эльмира. – наверно это ты,  в тебе явно, что такое есть, что хочется открыться, поговорить с тобой. У тебя такое часто бывает?

– что часто? Резко переспросил я.

–    ну такое вот, ночные посиделки с незнакомыми девушками?   продолжила свой допрос Эльмира.

–    практически через день. Я пытался отшутится.

–    ладно, проехали … парировала Эльмира – просто я блин,  такие вещи даже подругам своим не рассказываю, а тебе все так выложила, а может мне надо было просто выговорится.

–  да нормально все, это не только тебе. Может, я сам себе, что-то пытался объяснить, у меня такая же канитель, если честно…

Потом мы молча пили зеленый чай, на горизонте появились первые признаки предстоящего рассвета способного развеять мои наивные иллюзии,   я посмотрел на часы, было уже около четырех утра. Почему то не хотелось, проснувшись  утром, увидеть друг друга с опухшими лицами и красными зрачками. В черепной коробке, что-то щелкнуло, «компьютер» выдал: – Тимур иди домой! Я внимательно посмотрел на неё и почувствовал внутри, что-то большее, чем просто симпатия.

–  Ты знаешь, а ты  мне нравишься, – спокойно без волнения произнес я.

–  Ты мне тоже.

Мы, молча сидели за кухонным столом, ожидая каждый своего «автобуса»*.  Боялся  испортить эту знакомую сцену из индийского кино, сказав или сделав что-то не так, немного выдержав паузу, я встал из-за стола.

–  Однако мне пора, с вашего позволения я удаляюсь, – не без иронии  произнес я.

Эльмира пожав плечами  спросила.

–  Ты на меня не обижаешься?

–  За что?

–  Ну, что так всё получилось, не то, что ты ожидал, наверное.

–  Напротив, я по настоящему  рад с тобой познакомиться. Я отлично провел время, просто мне надо подумать, все как то неожиданно получилось.

Она привстала, молча подошла и  нежно чмокнула меня в щёку. Какая трогательная сцена, подумал я, и это происходит со мной, чудеса! Сейчас с потолка еще посыпаются лепестки алых роз и зазвучит индийская мелодия, в исполнении Митхуна Чакраборти. Было очевидно, что нужно продвигаться. Никогда не любил индийские фильмы, сполоснул холодной водой лицо, сохранил на сотке номер ее телефона и спешно вышел на улицу, на свежий воздух.  Я довольно часто, так вот, одиноко возвращался пешком домой, из очередной посиделки, ощущая приятную опустошенность своего организма, но сегодня было, что-то совсем иное, как будто…  Ладно, хорош грузится, посмотрим, что будет – когда  я проснусь, с этой мыслью я погрузился, в сон.

На следующий день, вечером уехал, в Алмату – на интервью. Вдали от дома, почему то  вспоминал только тот субботний, ночной  разговор, не мог же я влюбится в нее,  с первого захода с улыбкой подумал я, все же через четыре дня позвонил Эльмире.

–    Привет Эльмира, это я Тимур, ты меня еще помнишь?

–    Тимур привет, а я  подумала, что ты уже мне не позвонишь…

–    Ну как твои дела?

–    Все хорошо, я сдала повторно анализы, сказали, что операция не обязательна, так что ты был прав… А ты почему не звонил?

–    Да мне  предложили хорошую работу, вот ездил контракт подписывать.

–    Куда ездил, далеко?

–    да нет, в Алмату на пару дней, теперь там буду работать.

–    как, ты, что уезжаешь, что ли?

–    да, но не насовсем конечно, буду раз в месяц приезжать в Бишкек.

–    Ну вот, так всегда, что за непруха…на том конце трубки я почувствовал  легкое, неподдельное негодование.

–    а, что случилось?

–    Да так, ничего особенного, просто… – Эльмира будто собираясь духом, вдруг многозначительно замолчала.

–    Ты знаешь Тимур, после нашего с тобой  разговора, я очень много думала, я хотела сказать, что думал  о тебе, у меня такое не часто бывает, если честно.  -Я вдруг поймал себя на мысли, что я сам начал глубоко дышать, мне надо было, что то ответить.

–    Тебе это покажется удивительным, но  я тоже все это время постоянно думал о тебе, не знаю почему, но ты у меня из головы не выходишь.

–    Ты это серьезно говоришь?

–    Вполне…утвердительно ответил я. Еще немного поразмыслив, я продолжил:

–    Слушай Эльмира, я боюсь, что могу уехать, так и не сказав тебе того, что я хочу тебе сказать,  и потом как всегда буду жалеть об этом.

–    Постой-подожди., не говори пока ничего,  ты где сейчас находишься?

–    Да я тут, на «Мос-Совете» стою. Какое то мгновенье, мы оба замолчали, потом она вновь продолжила.

–    Та-ак слушай, может ты, лучше  приедешь к мне, я у себя, ты же помнишь…

– да я помню адрес, скоро буду…

Всё остальное было уже не важно, намеченная встреча с пацанами, была передвинута на неопределенное время, клапаны моего сердца мощно качали по венозным артериям – тонкие  струйки 2-й группы крови. Я ехал  как обычно на заднем сиденье такси, невольно созерцая  на южном горизонте горные верхушки Ала-тоо.  Давно позабытое  ощущение, детского мандража,  предало окружающей действительности  более контрастные очертания, хотелось быть хорошим и сильным, очевидно, в мне просыпались  основные инстинкты моих дальних предков,  я  реально чувствовал  происходящие, в это момент химические изменения, в своём организме. Остановившись у двери подъезда обклеенного оборванными объявлениями,  закурил «Парламент». Я хотел еще раз, обдумать  все то, что произошло с мной за эту  последнюю неделю, этот неожиданный  звонок из Алматы куда еще два месяца назад я отправил свое резюме и уже позабыл о нем и наконец эта удивительная  девушка, что то в ней было близкое мне, даже родное.  А может я тороплю события, а вдруг она вновь скажет, что просто хотела пообщаться как это было, в тот раз. А я тут с своими чувствами, вот будет то облом, если я вновь окажусь «впереди паровоза»*. – М-да – дела, подумал я, с чего же начать разговор, ладно «война план покажет»*  войдя, в лифт нажал на кнопу 6. Лифт на удивление поднялся довольно быстро, а может мне так показалось. Вот она дверь, за ней находится она, я вдруг испугался, что она откроет дверь и все улетучится, как вчерашний сон, может, я вообще ее не узнаю,  но  естественно не покажу  виду. Ладно все, звоню. Щеколда замка отварилась и дверь медленно приоткрылась, первое что я увидел это были ее огненные, азиатский глаза а затем ее улыбка.  Нет, это была именно она, было ощущение, что я знал ее еще раньше, до этой встречи, просто  я ждал, я знал, что рано или поздно она вернется к мне.

–    Привет…она произнесла первая

–    ну здравствуй…я стоял у порога.

Эльмира сделал шаг вперед и мы словно магниты  потянулись друг к другу, я почувствовал ее мягкие, нежные губы, язык и аромат французских духов. Оторвавшись от моих губ, она набрала в легкие недостающий кислород, теперь уже я  потянулся к ее губам, чуть прикоснувшись ладонями к ее лицу. Сидя уж на кухне напротив друг друга, держа мою ладонь в своей руке, она мне  о чем-то рассказывала, я смотрел на нее, но я уже  не слышал, я просто кивал головой  повторяя – Да…Конечно… Она сидела в белых, коротких шортах и в серой майке подчеркивающую ее небольшую грудь, я жадно старался разглядеть ее всю, начиная от тонких пальцев и заканчивая ушными раковинами.

Я  молчал, я просто не мог ни о чем говорить, мне хотелось собраться мыслями, но сделать это было практически не возможно, казалось я полностью окунулся в иное, параллельное  измерение.

Так Вот оно, каким  бывает опьяняющее чувство счастья,  полета,  а внутри словно скоро будет чудо,  это  и есть настоящая  любовь, в которую я  никогда не верил, порой  иронизировал над ней,  но в душе так надеялся встретить ее, в конце своего первого пути…

 

 

Конец.

сентябрь 2001г.

 

 

 

*

«облегчится» – в молодежном сленге – сходить в туалет.

«курута» (курут) – сушенный, соленный творог круглой формы.

«дизель» – в молодежном сленге – шумное застолье.

«Жене» – супруга брата или другого родственника мужского пола.

«AIWA» – стреофонический музыкальный центр.

«Салтанат» – Салтанат Саматова: лучший диджей радио Европа плюс Кыргызстан, обаятельный и хороший человек.

«Babyface» – пожалуй, самый лучший  исполнитель в стиле R&B.

«Санжар» – у каждого в Бишкеке есть друг по имени Санжар, как правило, хороший парень с которыми можно весело посидеть и выпить пива.

«пробьется» – в молодежном сленге  обозначает – положительное решение определенного вопроса или проблемы.

«Титаник» – в период 2001-2003 годов один из самых популярных среди столичной молодежи ночных клубов.

«DJ Alibo» – в 2002 году резидент клуба Титаник, чернокожий гражданин Нигерии, на то момент был самым высокооплачиваемым клубным ди-джеем столицы.

«East Models» – одно из первых, профессиональных   модельных агентств Кыргызстана, известное и за его пределами.

«огненная вода» – спиртные напитки, которые имеют химическое свойство  гореть.

«компьютер» – в данном случае  мозги.

«восьмой» – номер микрорайона.

«мотор» – такси.

«шестерка» – автомобиль ВАЗ 2106.

«JOE» – любимый исполнитель в стиле R&B и soul.

«понесло» – когда человек вовремя, не может остановится.

«ждать автобус» – в данном случае,  когда не знаешь что еще сказать.

«Н.З.» неприкосновенный запас

«Мос-Совет» – самый центр Бишкека, пересечение улиц  Советская и  Московская.

«головняк» –  вопросы и проблемы вызывающие ненужные стрессы и переживания.

«сват Кондрат» –  дальние родственники и соседи.

«полубоги» – министры, депутаты  и т.д.

«ловила тишину» – значит молчала или говорила совсем мало.

«узгенский рис» – рис производимый, в городе Узген, что находится на юге Кыргызстана, пожалуй лучший рис для приготовления настоящего плова.

«Белинка» – название улицы Белинского ныне переименован проспект Манаса.

«Впереди паровоза» – изречение  обозначающее  такое понятие как – опережая какое-либо событие.

«война план покажет» – изречение обозначающее такое понятие как – разберемся на месте.