Субакожоева Чолпон

m-vdygbjz-qЖурналист, поэт, переводчик. Занимаюсь творчеством уже 20 лет.          

Фэнтези "Кто всему голова?"

                                  Отрывок                                       

Марс. НЛО. Безжизненная степь. Пыль невесома – Сон мой будто смерть. В нём правят бал, пожалуй, только грёзы. Вот череп – он сверкает как угроза, С которой разобраться не успеть. Он древен так, Что сглажены черты: Где нос, где рот? – Расплывчаты провалы. Когда ты жил? Пришел откуда ты? Был долог век, А, может, жил ты мало? Дикарь? Иль марсианин ты? Ответь! Вдруг предок мне приснился?.. Я без страха Ищу ответ. И длится сон как смерть. И только пыль повсюду – легче праха. Во мне азарт проснулся: Всё узнать, Всё выведать, Найти всему истоки! Пронзает мысль: Лишь то, что смог назвать, То возникает в жизни В эти ж сроки. Чья голова Застыла меж времён, Обкатанная в снах тысячелетий? Корабль был космический пленён Межзвёздной бурей? Брошен на планете, Где только пыль, похожая на прах, Глотает всё – Живое, неживое?.. Пилот, быть может, Превозмогший страх, Сумел пробиться к свету головою И – жизнь отдал За свой последний вздох… О, нет! Не то… Мой череп тоже словно Уже трещит, Не отыскав ответ, Не распознав заветнейшего Слова… Готова и своею головой Войдя в азарт, я Заплатить за тайну. Прошу ответить мне, Всевышний мой, Ведь этот сон приснился не случайно? Я испытаньем вижу этот сон. Разгадка – Это Путь к себе, пожалуй. Вновь – «быть, не быть»? Таит прозренье жало: Безмолвен череп в сговоре времён. И на каком он сможет языке Открыться мне? Шумерском ли? Латинском? В дали времён – Безмолвной, исполинской, – Я вижу только всполохи в песке. Всё исчезает: Царства, языки… Язык латинский мёртв. А сколь наречий Ушло во тьму? Вот так вода в пески Уходит Вместе с жизнью человечьей. Религии запутались в себе. Так гаснет Ворд, Когда нехватка тока Съедает файлы; Гибнет мир до срока, Запутавшись в непознанной судьбе… О, хоть бы тот, Кто воздух нам создал, Подал бы знак, Что жив он, Что как прежде Луна, Земля – и все, кто есть, – В надежде Не зря живут, Воздвигнув пьедестал Своим богам, Чтоб ныне и всегда Нас миновали смертные раздоры… От наводнений мы стремимся в горы. Но гор огонь страшнее, чем вода: Вулканы… Ну а змеи недр – они Земную твердь трясут, ополоумев; И кто от лавы хлынувшей не умер, В цунами тот оканчивает дни… За что?! Скажи мне правду, голова, Ты навидалась всякого И ныне Лежишь одна, безмолвствуя, в пустыне, Свой абрис сохранившая едва: Кто виноват?! Кто голова всему? Кто держит палец свой на пульте главном? Какой конец – Великий иль бесславный – Слагается в огромном том уму?     ***   Мой взгляд застлал багрово-красный цвет. Год Марса Вдвое длительней земного. Ищу ответ. На всех планетах нет Того – Что мы назвали Божьим, – Слова.       ***   Вот в ночь Летят с проверкою С Земли Отряды космонавтов разных наций: Евросоюз, сплотив, Помог подняться Народам многим, Чтоб они могли Идти одной дорогой – В Космос, вдаль, Как равный с равным, Радость и печаль Деля на всех, Чтоб заработок честный Труды людей Достойно увенчал. Так быть должно – На Матери-Земле, На Марсе… Всюду в Космосе великом. Всё – по трудам. А лень считают игом: В ней зреет Зло, Как хищный огнь в золе. Сегодня мир Подводит вновь итог Под тем, что было, И под тем, что будет. Истец судью по-прежнему не судит. И мой вопрос – вопросов всех исток.     ***   Сон длится. Может, эта голова – Лишь сервер всех разумных информаций? Компьютер? Если в этом разобраться, То главное в ней – цифры, не слова? В ней хакеры бесчинствуют, Война Идёт на всех возможных в ней анналах, Холодный счёт, В котором нет ума, Ни дум, ни чувств – ни много и ни мало. Беда, беда… Уж лучше не найти В том черепе ни смысла, ни подсказки. Сбываются предания и сказки, Мир поглощая прежний без следа.     ***   Ворвались в сон Хвосты ракет – они Сверкают, обжигая взгляд и чувства. Взрезают тьму податливую с хрустом, Но замыкают тьмою слух огни. Бежать! Куда?! Везде гремит война, Прожекторами выжжены все мысли, Планеты невидимками повисли Как съеденные пологом огня. И Свет, увы, Порой бывает Тьмой: Ослеп весь мир От всполохов и бликов. Бушуя, Свет Не обозначит лика, Гремя, как погремушкой, Головой.     ***   Бушует пламя. Шёл Потоп во мгле Вот так же – Всё глотая на планете. Где новый Ной? Его потомки, дети, Не тонут, так сгорают на Земле. Вот звёздопад – Метеоритный дождь? А, может, сеть огней Творец расставил? Творят всегда ведь, в общем-то, Без правил, И лишь Несотворённое – Не ложь. Так кто – Творец? Вот эта голова? Тот, кто силён, Кто в думах весь О смертных? Хочу представить образ, Но едва ль Себя представлю в этой Бездне Света! Американец он? А, может, негр? Нет, не похоже. Русский? Нет, пожалуй. Душа моя охвачена пожаром, И напряжён до звона Каждый нерв: Ведь голос интуиции моей Готов признать роднёю кровной Череп: Да, – нос приплюснут, Желтизна – ей-ей! – Сродни белейшей кости, Если верить Оттенку лба и скул, что высоки… Марс затаился: Столько глаз незримых Следят за мной: Мол, домыслы близки К разгадке тайн, К векам неумолимых!     ***   А между тем  могучий ураган Вдруг налетел, Увлёкший череп вихрем, И только свист раздался!.. Лишь утих он, Переполох поднялся у землян: Где голова?! Все рации Земли Приказ «искать!» пустили По планетам… Но марсиане Из потоков света Тот череп аккуратно извлекли. Вновь – безымянен. Имена к чему, Когда главой поставлен он Над всеми? Вот тайна, Неподвластная уму: Всей жизни плод он, Или  жизни – семя? На стол безликий череп водружён И проводами жёлтыми опутан; Сей аппарат – Впервые меж времён, – Расскажет: Кто? Зачем? Куда? Откуда?.. Нет вовсе информации о нём – Да, в целом мире! – Вот ведь в чём задача!.. Столпились все: Душа горит огнём, Ведь все прозреют Вдруг – И не иначе!     ***     Копался кто-то в генах, Кто-то – в Nе (В незримом, – да, в нейронах, Что там мельче?) Кого-то жёг вопрос: А что вовне Творится кроме жизни человечьей? Кому-то не даёт покоя ток, Энергии ментала и астрала, Кого-то увлекает весь поток Небытия, И Вечности им мало; Но роботы Под пристальный контроль Берут прозренья, домыслы, открытья, Кладут под штамп… И вот уже как листья Открытья все играть готовы роль: Раскрыт экран, Рождается на нём Огромной голографией реальность, В которой Миллионами имён Творец нарёк свою функциональность.       ***   О, тайны мира, Наги вы теперь! Раскрыт всех тайн Весомый чёрный ящик: Гляди, кто зряч: Вот это древний ящер, Вот марсианин – той же меркой мерь! Кто призывает всех Привлечь Тибет: Мол, «эта информация чревата Смять ауры в одно И комом ваты Слепить все души В непонятный Свет»; Другой кричит: «Какой прекрасный Путь! Всё – в простоте. Согласны быть как дети? Свет душ разумных Сможем на планете Внедрять В примата страждущую грудь!» Один молчаньем встретил сей призыв, Другие – хором дружным согласились… О, боги, Для того ли вы явились, Чтоб все умы слились В последний взрыв?!     ***   Грань преступили боги Или те, Кого Мы напридумали от страха, Мы – жившие веками в темноте, Поверив в то, что созданы из праха, Хоть мысль о том, Что разум внеземной Есть, существует, К нам пришла в прозреньях… Откроем мы В грядущих поколеньях, Кто был Всегда над всеми головой? Физическое тело изучив, Уже в астрал Мечтаем мы взметнуться. Готовым кто-то Нам принёс на блюдце Духовной пищи сказочный архив, И вот уже налаживаем связь С умершими, И даже с ведьмаками, Монах Тибетский Тёмных страхов камень Снимая с душ Спасает грешных нас, Ведь каждый чует сам В своей глуби Своё родство С небесным вечным братством. А тот, кто знаний чашу пригубил – Ему уже от них Не оторваться!     ***   Монах Тибетский Узел всех проблем – Волшебный череп, найденный в астрале, – В мир опустил физический, Едва ли Учитывая сил его предел; Но сил своих, наверное, ему Хватало Что пустить в реальность волны Открытий, поддающихся уму, Часть тайны Раскрывая нам невольно: О ДНК, о генах, – К веку век Нанизывая как на киноплёнке, – Вот сам Адам – Наш первочеловек, Как имена ему дают потомки (Авраам, а по-арабски – Ибрагим), А вот пророк родился наш – Мухаммед, Аллаху сотворивший мощный гимн, Что никогда в Небытие на канет… А как же в свет явился Первый «Свет», Что облечён был властью над другими? Все в мир приходят, в общем-то. Нагими, Но интересен каждому портрет Младенца, Обречённого на власть: В него как пропасть, в щель, Течет вниманье… Семь дней, небось, Грозил в утробе маме, Что из бездонной Вечности На мель Он не желает просто выходить; И вот она, Измучившись от боли, У адских мук в заклании, в неволе, Собой связуя Новой жизни нить, Явила миру Светлость, наконец… Сказали все: «Какой упрямый малый!» От счастья цвёл, наверное, отец, Простой джигит, Каких сейчас немало – Уйгур? Джунгарец? Воин, хан ли, бек? Дунганин?.. Это, в общем, неизвестно. Планету заселяют повсеместно Такие, Под названьем – человек. Вот мать была, конечно, – Госпожа, Раз в жизнь явила Свет Из тёмной Бездны И грудь новорождённому любезно Дала сосать, Сама едва дыша; И думала: «Продолжился мой род! Сильнее вдвое стала я отныне! Сын не предаст, Моё прославив имя. Храни, господь, его, Люби, народ!..» Она твердила все молитвы вслух. Не поскупился милостью Всевышний: Всё дал, – Глаза, блестящие как вишни, Курносый нос, И цепкость белых рук… Муж узнавал свои черты, А мать Свои – в любимом истово дитяте, Но больше – божьи… Мы находим, Знайте, Лишь то, что пожелали отыскать! Не зря твердит пословица: «Возьмёшь От дурня только меринов с десяток; От женщины – И славу, и достаток, И скакуна в конюшне заведёшь!» Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...