Станислава Казанцева

kazantsevaНе журналист, но в общем-то прозаик. Пишу ради строк и строчу ради эмоций. Поступая в первый университет – на экономическую специальность – жалела, что не решилась двинуться к филологии, а поступив во второй – на программную инженерию – поняла, что умерла бы на филфаке со скуки. Талант проявляется от страсти, а её в институтах не преподают.

По профессии – веб-разработчик, но после полуночи… нет, не спасаю мир в костюме из латекса, а просто пишу. Так уж вышло – днем пишу код, а ночью – романы.
И начала я это дело в двенадцать лет, когда в порыве пубертатных переживаний осознала необходимость избавляться от переполняющих мою воспаленную подростковость эмоций. Рисовать не получалось, музицировать было не на чем, и… под руку попалась ручка и тетрадь.
Поначалу мои тексты были исключительно развлекательными – забавные (и не очень) комедии и привычные многим читателям детективы. Но потом я поняла, что хочу не просто дарить людям пару часов приятного времяпрепровождения, но влиять на их мироощущение, делая на октаву добрее и на ступень чувствительнее. Замахнулась, не находите?
Однако, я пытаюсь и буду продолжать.
Я пока в начале своего пути, но точно для себя решила: свои работы собираюсь посвятить самым воспаленным болячкам современного общества – проблемам ксенофобии, эйблизма, сексизма и гомофобии. Звучит скучно? А если добавить капельку комедии, щепотку драмы и чуточку остросюжетности? А как насчет большой порции чистой, искренней любви?..


Роман “In Out”

Отрывок

Я не мог не думать об этом парнишке.

Спустя пару дней я понял, что он навязчивым призраком преследует любые мои мысли.

Его образ то и дело всплывал у меня перед внутренним взором, вызывая какое-то незнакомое чувство тревоги.

Ведь я твердо решил не сближаться с ним, я уверенно отказался, и в тот момент это решение казалось мне настолько прозрачным и очевидным…

Но сейчас постоянно оглядываюсь назад, а в мыслях только лишь «А что, если?..».

А что, если бы я согласился?

А что, если бы у меня получилось?..

— Сумасшествие! — рявкнул я на самого себя. Перед глазами плывут бесконечные строчки текста, а я не мог даже сфокусировать взгляд на мониторе компьютера.

Этот парень был столь беззащитен и отстранен, словно крошечный камушек на холодном песчаном пляже. Хотелось взять его, ощутить его гладкую текстуру пальцами и… что мы делаем с такими камушками, насладившись их уникальностью?.. Выкидываем в море, еще дальше, чем занесли его волны прежде.

Но Ноа человек. Он еще мальчишка.

Я должен быть абсолютно уверен, что смогу отдать ему все свое время. Что смогу посвятить ему большую часть жизни, что сумею существовать заботой о нем.

Но правда в том, что я, на самом деле, никчемен.

Смог бы я дать ему что-то?

«Ему нужна жизнь, а не существование».

Что есть «жизнь» для аутиста? А что «существование»?

Смог бы я сделать его будни ярче? Смог бы я как-то помочь ему справиться с потерей близких людей?

А что, в то же время, станет с моей собственной жизнью?

Я не хочу ненавидеть этого парня за то, что он отнимает мое время, за то, что он мешает моей привычной жизни и разрушает мою рутину.

Я яростно встал и направился к холодильнику, в котором была припасена пара бутылок чешского пива.

С другой стороны, мне самому нравится моя рутина?..

Сделав глоток освежающего терпкого напитка, я уставился на алеющий в закате город за стеклом оконной рамы.

Ведь я тоже один. Сколько раз я вот так подходил к окну, любуясь видом и жалея, что мне не с кем разделить этот момент?

Да, признаться честно, мне очень одиноко. Но я привык к этому. Это же моя жизнь.

Мне только тридцать пять, я не знаю что ждет меня впереди.

А что если я проживу всю оставшуюся жизнь подобным образом?..

Нет, это не обязательно окажется правдой, но существует такая вероятность. Нельзя отрицать это.

— Что мне делать?.. — прошептал я, ни к кому, собственно, не обращаясь.

Как можно быть готовым к подобному? Как можно в один момент решиться на это?

Внезапно возникла мысль позвонить Лиаму и спросить его совета, но я вовремя отдернул себя.

Он знает меня слишком хорошо.

«Ты сошел с ума!», — сказал бы он.

Да, я безответственный, это так. Я наплевательски отношусь к своей собственной жизни, к чему мне забота о чужой?..

Но что если я… должен? Что если это и есть моя судьба? Что если это единственный шанс для меня, сделать что-то хорошее?

В такие моменты остается надеяться только на какой-нибудь знак свыше. Но я сильно сомневаюсь, что Бога интересуют мои эгоистичные жалобы.

В кармане завибрировал телефон, я лениво вытащил его и взглянул на дисплей.

«Анке».

Я сглотнул и поднес трубку к уху.

— Здравствуйте, Йонес… — Анке неуверенно прокашлялась, и я заставил себя поздороваться с ней.

— Добрый вечер.

— Я звоню сказать, что наш поезд отправляется завтра утром…

— Вам… Вам не удалось определить Ноа в Мюнхенскую больницу?.. — я перебил ее.

— К сожалению, нет.

Мое сердце отчего-то забилось чаще.

Что мне делать?

— Анке… послушайте… Вы сможете вернуть билеты?

— Что?..

Я набрал в легкие побольше воздуха и поставил почти пустую бутылку на стол.

— Я оплачу гостиницу. Не уезжайте пока.

— Вы… Вы передумали?

— Я…

Что я делаю?..

Зачем?

Что если я испорчу его жизнь?

Что если все станет только хуже?

Что… мне… Что мне делать?..

— Да. Да, я передумал. Простите.

— Я… Я понимаю. Вы хотите встретиться еще раз?

— Да.

Мои ладони вспотели. Мне было страшно.

Чудовищно страшно.

— Тогда… Если вы не заняты сегодня вечером…

Я кивнул, затем спохватился.

— Конечно. Да. Я… буду через полчаса. Идет?

— Хорошо. Я буду ждать вас.

Я нажал на отбой и осел на диван. Не знаю, что за дьявол заставил меня согласиться, какие немыслимые потусторонние силы очнулись в моем сознании, произнося эти слова.

Что я натворил?..

 

Такси очень быстро доставило меня в отель, но видит Бог, как мне не хотелось заходить внутрь. Я встал у крыльца и неспешно закурил сигарету, давно потерявшись в водовороте собственных противоречивых мыслей.

Из отеля вышла молодая девушка с окрашенными в неестественно красный цвет волосами.

Я не знал, была ли она немкой или туристкой, но и не успел задуматься об этом как следует.

— Простите… — я обратился к ней. Она рассеянно подняла на меня взгляд, и я продолжил, — вам когда-нибудь приходилось принимать решения, от которых зависит вся ваша жизнь?

Девушка как-то невесело улыбнулась.

— Конечно, — у нее был легкий западный акцент, но говорила она очень уверенно.

— Как?.. Как вы это делали? Опираясь на плюсы и минусы? Пытаясь логически оценивать ситуацию?..

Девушка мотнула головой.

— Нет. Такие решения принимаются так же спонтанно, как и появляются перспективы. Задумайтесь, почему именно сейчас вам приходится думать об этом? Почему именно сейчас вам подвернулась возможность все изменить?..

— Возможность все изменить… — вторил я, глядя на искрящийся уголек на кончике сигареты, — думаете это к лучшему?

— Именно.

Я снова взглянул на девушку. Та на мгновение задумалась, затем продолжила:

— Просто идите вперед. Жизнь – это как… Это как собирать ежевику. Вы идете вперед и собираете ее. Она колется, иногда ранит. Но вы все равно собираете ее. И не смотря на то, сколько порезов на вашей руке, в другой у вас будет полная корзина прекрасных вкусных ягод. Если вы будете бояться ее кустов, вы никогда не узнаете, насколько сладки ягоды.

Девушка снова подбадривающе улыбнулась мне, затем потушила сигарету в пепельнице и, замотав свой цветастый шарфик понадежнее, легкой походкой зашагала в сторону автобусной остановки.

Я не мог не задуматься о ее словах. Она права, я понимал это, но… боялся.

И все равно распахнул двери отеля и прошел в лобби.

С трудом делая каждый шаг. С трудом переводя дыхание.

— Йонес, здравствуйте! — Анке махнула мне рукой, и я на секунду остолбенел. В этот раз с ней за одним столиком сидел сам Ноа. Он глядел куда-то в окно, на проплывающие мимо силуэты людей, его выражение лица было столь же отстраненным, как и в нашу первую встречу. Я подошел ближе, но тот словно не видел меня. Воспользовавшись моментом, я внимательно рассмотрел его. Он был невысок, нестриженная светлая челка спадала на левую сторону его худого бледного лица и бросала тень на большие, миндалевидные глаза.

— Нам еще многое нужно обсудить, но для начала… — Анке бросила взгляд на парня, — вы хотите познакомиться?

Я сглотнул.

Хочу ли я познакомиться с ним?..

Неужели я всерьез собираюсь…

— Я не уверен, что у меня получится, — еле слышно произнес я, разговаривая, скорее, с самим собой, нежели с Анке, — но… я хочу попробовать.

Анке наклонилась к Ноа и что-то сказала, тот коротко бросил ей односложный ответ.

Женщина с некой надеждой во взгляде представила меня ему.

— Йонес, — сказал я и протянул парню ладонь для рукопожатия. Он поднял на меня свой рассеянный взгляд и тут же посмотрел куда-то в сторону, будто бы заинтересовавшись текстурой обоев на стенах лобби. Я успел заметить аспидно-голубой отблеск его глаз из-под длинных светлых ресниц.

— Ноа, поздоровайся, пожалуйста. Ты будешь жить с этим человеком… — женщина неуверенно взглянула на меня.

Я смог ответить ей лишь точно таким же нерешительным взором. Рукопожатие осталось без ответа, и я опустил ладонь.

Парень же, по-прежнему делал вид, что не замечает нас.

Хотя, возможно он действительно нас не замечал.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (7 голосов, средний бал: 4,57 из 5)
Загрузка...