Солдатова Виктория

SoldatovaVМеня зовут Виктория Солдатова. Я закончила механический факультет одного из авиационных вузов нашей страны. Однако, настоящее своё призвание я всегда чувствовала в литературе. Я пишу стихи, и некоторые из них уже печатались в сборниках, написала три романа в жанре фэнтези. Один из них прислала вам на конкурс. Но это всё не главное. Главное, это то, что я вижу перед собой цель, которая во что бы то ни стало должна быть достигнута. Мир Фентэзи, мир, искрящийся волшебством и магией, МОЙ МИР должен стать ВАШИМ.

My name is Viktoria Soldatova. I finished the mechanical department of one of the Aviation Universitys of our country. But my real vocation is literature. I wrote the poems and some of them already in printed collection. I wrote three fantasy novel. One of them I sent in your contest. But it is not the main thing. The main thing is my objective that should be achieved necessarily. The world of Fantasy, the world that shining brightly with magic, MY WORLD must become YOUR WORLD.


Роман  "Последний Маг. Голос ветра"

Отрывок

Когда в дверь кто-то постучал, Луис вздрогнул. Он лежал в небольшой комнате в чугунной ванне с серебряным покрытием. Его чудовищно огромное тело плохо в него помещалось, и потому длинные мускулистые ноги химеры свисали на пол. Головой он облокотился о бортик, спутанные волосы растрепались по ванне, и теперь большого труда ему стоило просто повернуться, чтобы крикнуть:

– Кто там? – голос был хриплым и низким. Как у химеры, а не как у коронного гвардейца сэра Фальчионского. Но Луису было уже всё равно. Ванна давно окрасилась его кровью, в которой он теперь разве что не плавал. Бедро всё ещё было перевязано, и кровопотеря уменьшилась. Но рыцарь отчётливо понимал, что очень скоро, когда придёт время снять повязку, кровь хлынет с новой силой и будет течь, пока не вытечет полностью. Возможно, кинжал задел артерию.

– Это я, Алким! – раздалось с другой стороны двери. – Я знаю, что я не вовремя, что вы мне запретили… Но я должен был узнать, где вы. Понимаете, моя девушка… Она… Можно я войду?

Луис не отвечал. Он не мог ответить. Да и не хотел.

– Сэр? Мне очень нужно с вами поговорить! Сэр, можно я войду? Это срочно! А потом можете меня наказать!

Но рыцарь снова не ответил. Естественно он не хотел, чтобы Алким входил. Никто не должен был сейчас находиться здесь и видеть всё это. Но внезапно в голове у Луиса мелькнула болезненной вспышкой мысль: «с ним здесь Дорика». Он положил её на свою кровать и укрыл одеялом. На ней абсолютно точно не было никаких повреждений. Он чувствовал, что энергия её тела полностью цельная, как у здорового человека. Не то, что у него. Однако, в том, что девушка умирала, не было никаких сомнений. А значит, дело не в ранах.

– Входи! – бросил Луис и, скривившись, протянул руку к фляге с ядом. Быстро выпив ровно половину, он вновь превратился в человека. Истекающего кровью и стремительно теряющего сознание. – Я здесь, – прохрипел он, зажимая открывшуюся рану в боку. Для химеры она была не столь велика, чтобы представлять серьёзную опасность, в отличие от раны на бедре. Но для человека они обе были смертельны.

Алким быстро вбежал в комнату для водных процедур.

– О нет, я так и знал! – воскликнул он, с ужасом всплёскивая руками. Его короткие соломенные волосы растрепались, а на лбу выступила испарина. – К вам нужно срочно позвать лекаря. Я сейчас!

– Стой на месте, – сказал Луис и скривился от боли. Этого ещё не хватало. – Нельзя лекаря… – прошептал он, чувствуя, как немеет нога. Необходимо было развязывать тряпку, останавливающую кровь. Или он мог навсегда лишиться ноги.

– Но вы… потеряли много крови. Я не смогу перевязать такие раны. Это просто бесполезно!

– Принеси бальзам из спальни. Тот, что в тумбочке у изголовья.

Алким стрелой помчался в комнату и уже оттуда Луис услышал его изумлённый вскрик.

«Проклятье, не сказал ему про баронессу…» – подумал рыцарь и сморщился от очередного приступа боли и головокружения.

– Там… у вас в покоях, баронесса Зарийская, – промямлил Алким, дрожащими руками протягивая баночку с пахучей мазью своему господину.

– Я знаю, – ответил Луис и, положив баночку на грудь, потянул за концы тряпки, перетягивающей бедро. – Ты должен помочь ей. Вероятно, она чем-то отравлена…

– Отравлена? Баронесса? Но как? Почему?

– Слишком много… – шёпотом сказал Луис и замолчал, подавляя  стон. Кровь из бедра полилась с пугающей быстротой. – Слишком много вопросов.

Он судорожно дёрнулся и скривился. Лицо побелело ещё сильнее, хотя это казалось невозможным.

– Пожалуйста, иди, – попросил рыцарь из последних сил. Но Алким явно не собирался уходить.

– Необходимо как-то остановить кровь, или всё будет бесполезно, – засуетился юноша. – Видимо, задета вена в бедре. Если бы артерия, вы были бы мертвы… Так, что это я тут рассуждаю, вам нужен лекарь и срочно!

– Ты слышишь меня, Алким?.. Иди к Дорике! – воскликнул Луис, пытаясь приподняться и видя, что слуга не собирается выполнять указания. Это забрало последние силы рыцаря, он снова тяжело опустился в ванну и потерял сознание.

– Сэр! Сэр Фальчионский! – воскликнул Алким, падая на колени перед ванной и пытаясь руками, а потом полотенцем зажать рану. Но в этот момент тело коронного гвардейца начало стремительно меняться. Слуга отшатнулся, упав на пятую точку, и выронил мгновенно окрасившиеся в багрянец полотенца. Его господин внезапно увеличился в размерах в полтора раза, кожа его потемнела. И лишь смутно похожие черты лица и белые, как снег волосы, отдалённо напоминали теперь барона Тальш.

Слуга судорожно отполз к стене и шумно сглотнул. Рыцарь в теле химеры вздохнул и открыл глаза, чтобы увидеть, как Алким, еле перебирая ногами, пытается скрыться из помещения.

Сейчас, будучи чудовищем, Луис чувствовал себя чуть лучше. Но это не вводило его в заблуждение относительно собственного состояния. Энергетические нити, связывающие его сущность, лик с телом, стремительно рвались. Смерть была очень близка.

– Алким, я знаю, что ты боишься, – сказал он хрипло. – Ты можешь оставить меня здесь, и я буду тебе благодарен. Тогда к утру либо рана затянется, либо я наконец-то сдохну, – усталость и горечь навалились на бывшего лесника вместе холодом, в который погружалось всё его израненное существо. – Но, если ты сейчас уйдёшь, вместе со мной умрёт и баронесса Зарийская. А она этого никак не заслужила.

Но Алким уже выскочил из дверей и бежал, не останавливаясь, до самой лестницы. Где вдруг какое-то внутреннее чувство заставило его замереть.

– Так значит, Лидия была права… – прошептал Алким, пытаясь унять дрожь в коленях. – Чудовище, страшное чудовище. Значит, мне не показалось…

Он снова шумно сглотнул. Язык плохо повиновался, словно он перепил дешёвого эля для прислуги. В висках стучало. Но как бы сильно он не боялся сейчас, странные мысли начинали приходить в голову:

«Ведь он не убил меня, даже когда у него был шанс. Даже, когда я его ВИДЕЛ. Напротив, он спас мне жизнь»

«Он вёл себя со мной, как с равным. Простой лесник… Чудовище из леса…»

«И теперь, он просил помочь не себе. А баронессе. Вот же волчья задница, что же случилось с баронессой?»

И Алким вдруг понял, что не может сейчас просто так уйти.

Спустя несколько долгих минут, показавшихся ему самому вечностью, слуга заставил себя вернуться в покои сэра Фальчионского. Он всё ещё боялся. Очень боялся. С детства всех малышей империи пугают сказками про то, что колдуны и чудища, живущие в Чёрных землях, по ночам, когда свет солнца не может им навредить, летают над городом и забирают непослушных детей в свои логова. И там похищенные либо превращаются в чудовищ, либо бывают съедены этими самыми монстрами. Чего стоило Алкиму преодолеть воплотившийся детский страх, было известно только самому Алкиму.

Однако, вот он стоял над Дорикой Зарийской, предусмотрительно обогнув комнаты для водных процедур, и пытался прощупать её пульс. Она была холодна, как смерть, а её дыхание почти не чувствовалось.

– Что с вами, баронесса? – спрашивал он в пустоту, и, естественно, не получал ответа. Дорика лежала в забытьи. И единственное средство, что приходило в голову Алкиму в качестве излечения от отравления, было промывание желудка. Поэтому он быстро принёс в комнату таз с водой, бокал, серебряную ложку и несколько снадобий. Для этого ему пришлось сбегать в Зал Незабудок и столовую для прислуги несколько раз. Время уходило, но брать что бы то ни было из комнаты, где сейчас лежал Луис, он просто не мог.

Намешав первый стакан воды с простой солью, он с осторожностью открыл тёмный бутылёк и всыпал туда же некоторое количество порошка. Вода тут же приобрела красивый розовый оттенок.

– Так, аметистовая соль, обычная соль, вода, – бубнил Алким. – Должно помочь…

Этот раствор был призван вызвать рвотный рефлекс у баронессы, чем и очистить желудок от ядов. Но сперва нужно было привести её в чувство.

Слуга откупорил пузырёк с нюхательной смесью, зачем-то поднёс его к своему носу, вздрогнул, поморщился и, кивнув, протянул его к бесчувственной девушке. Несколько секунд Дорика не подавала признаков жизни. Но вот внезапно она вздрогнула, открыла глаза и, перевернувшись на бок, неожиданно опорожнила содержимое желудка. Причём совсем не туда, куда планировал слуга. Тяжело вздохнув, он протянул баронессе бокал с розовой водой и без всяких объяснений просто сказал:

– Выпейте.

Было очевидно, что Дорика не понимала ни того, где она находится, ни того, кто рядом с ней. И ей было абсолютно всё равно. Казалось, тело её подавало какие-то признаки жизни, но разум был далеко.

Так проходила ночь, а девушке не становилось лучше. Изредка она возвращалась из забытья, смотрела на слугу невидящими глазами и что-то шептала.

– Вам нужен доктор, баронесса, – устало сказал в один из таких моментов юноша. – Настоящий лекарь. Но Дорика Зарийская внезапно широко открыла глаза, поднялась на своём скомканном влажном от испарины ложе и чётко произнесла:

– Никакого доктора! – и вновь упала без чувств.

– Да что с вами случилось такое? – прошептал недоуменно юноша. И прибавил тише: – С обоими…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (7 голосов, средний бал: 2,86 из 5)

Загрузка...