Снежко Алексей

вамвСтудент Санкт-Петербургского института кино и телевидения, кафедра продюсерства. Увлекаюсь искусством, изучаю музыку, литературу, живопись, кино. Пишу уже около пяти лет.

Рассказ "Художник"

отрывок

На столе лежали все необходимые для работы инструменты. Несколько мастихинов, разной толщины карандаши, краски, масло. На мольберте уже был закреплен холст. Все было готово к работе. В воздухе стоял стойкий, резкий и неприятный для редкого гостя художественной мастерской запах масляных красок, талька и дубового дерева, которым было отделано помещение. В этой комнате все было заполнено картинами самых разных жанров, от портретов до пейзажей и некоторого абстракционизма. Они висели повсюду: на стенах, под потолком, валялись на полу и на столах, были прикреплены к мольбертам, многие были еще не окончены. Лишь одна стена с единственным окном в этой комнате оставалась более-менее свободной от работ художника. На подоконнике стояла ваза, а в ней уже подсыхавшие цветы. У вазы был отколот край, а увядающий букет представлял из себя сборник из роз, хризантем, гвоздик и еще некоторых полевых цветов. Рядом с окном стояла кровать, вся испачканная красками, над ней – полки с книгами. Это окно выходило на север, а потому солнце в эту комнату попадало нечасто, лишь на закате, уже не грея своим теплом. Из-за этого в комнате было сыро и темно, а личные предпочтения владельца комнаты впускали в нее морозный, свежий воздух с улицы каждый вечер.

Константин весь день был занят делами, из-за чего даже забыл купить новый букет на смену старому. Он спешно шел домой. Дома его ждала работа. Он зашел к себе и на мгновенье остался на пороге, дабы дать себе возможность насладиться обстановкой и внешним видом своей мастерской. Ее он очень любил и относился с трепетом ко всему, что касалось его работы художника. На нем было поизносившееся пальто чуть выше колена, запачканная синей краской шляпа, которую по не осторожности хватал Константин грязными руками после работы. Быстро раздевшись, он прошел к себе на кухню, умылся, взял бокал и бутылку вина и прошел к мольберту,  по пути отворив форточку окна по своей привычке. Художник сел в свое кресло и с этой позиции открылся прекрасный вид на комнату, которым, вероятно, пользовался он в качестве источника вдохновения. Сидя, он видел мольберт, а за ним окно, в котором виднелось зарево заката и освещаемая им ваза с цветами. Так просто, изысканно и ничего лишнего.

- Вот черт, опять забыл купить новый букет, – с улыбкой на лице проговорил Константин и стал смотреть в окно. Он любил цветы. В них чувствовалась некая магия, которая вдохновляла на новые творения. После паузы, он встал, налил себе вина и, смакуя первый глоток, он подошел к мольберту и взял карандаш. Быстрым взглядом осмотрел его и принялся за работу.  Наверное, впервые он работал с четким пониманием нужности творения и, более того, четко понимал сроки, отведенные ему на ее выполнение. Обычно творческий процесс – поры души, который может оборваться на полуслове так же неожиданно, как самое его появление. Сейчас же все иначе. Это портрет. Для его возлюбленной. С Марией он был в самых нежных и любовных отношениях уже более двух лет и близилась очередная годовщина. Константин хотел порадовать Марию ее портретом, а вместе с тем он желал сделать предложение. Кольца, правда, он до сих пор не купил, отдаваясь пока воле рассуждений о том, нужно ли сейчас связывать себя узами брака или стоит отложить это таинство на чуть более позднее время.

Время шло. Теплое лето переходило в стадию бурь и гроз. Над Петербургом все чаще нависали свинцовые тучи. В комнате становилось холоднее, что, впрочем, ни коим образом не мешало Константину создавать новое произведение искусств. Работа над портретом любимой девушки требовала тщательнейшей огранки и внимательности в исполнении, а потому, никогда не позволявший себе халтурной работы художник работал с еще большим вниманием и усердием. Солнце уже зашло за линию горизонта, когда прозвенел звонок в комнате-мастерской. Звонок не был ожидаем. Константин прикрыл портрет и пошел открывать двери. Он шел торопливо. В руке он держал кисть. На пороге стояла Мария. Она не была улыбчива, и это почему-то казалось естественным. Скорее она была взволнована. Даже воротник ее пальто криво лежал на шее. Она прошла в помещение, слегка сморщившись от запаха краски. Раздеваться не стала. Смотреть на Константина тоже. Он был в растерянности.  Пальцы нервно перебирали кисточку в руке.

- Может быть, чаю? Вина? Мэри, что с тобой? Чем ты взволнована?

- Мне есть, что сказать тебе, это очень важно.

- Конечно, я слушаю. Что тебя беспокоит?

- Я хочу уйти от тебя.

Гром. Молния. Капли дождя тихонько забарабанили по окну. Константин выронил кисточку. Дальнейшие минуты прошли в бесполезных дебатах. Художник не мог понять, чем вызвано такое решение Марии, пытался добиться от нее объяснений, совершенно искренне клялся в любви и уверял в готовности сделать все, лишь бы она была счастлива. Он был так взволнован, так потрясен! Он говорил об их предназначении друг для друга, говорил о том, что они должны быть вместе, обещал исправить все свои минусы. Тщетно. Как бесполезны подобные, пусть и совершенно искренние и правдивые уверенья, для, что-то твердо решившего, женского сердца! Тирада слов Константина парировалась лишь словами “нет”, “перестань”, “давай не будем”, “я все решила”. Одни лишь штампы. И только изречение “Ты – художник!” , как бы объясняя и оправдывая решение расстаться ,  вырвалось у Марии в ответ на все слова художника. Замолчали оба. После паузы он поднял с пола свою кисточку и прошел к окну. Тишина в комнате накаляла обстановку, создавало напряжение между двумя людьми.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (4 голосов, средний бал: 3,50 из 5)
Загрузка...