Снежинка

Мне четырнадцать лет, учусь в девятом классе. Терпеть не могу урок литературы, ибо надо учить стихотворения, биографии авторов, которых я не очень-то и люблю. Классику читаю с трудом, так как отдаю предпочтение совсем иному. Моим любимым писателем является неповторимый Стивен Кинг. Именно благодаря ему у меня появилось желание читать и писать. Сначала, лет где-то в 10, писала в тетрадках, сочиняла разные стихи, короткие рассказы. Потом нашла такой сайт как фикбук, и начала публиковать там некоторые рассказы. Затем удалила их, потому что решила, что они ужасны. Недавно, год назад, нашла замечательный сайт wattpad.com, после чего и начала относиться к писательству серьезно. В начале писала в жанре детектив, потом перестала. Переключилась на ужасы. Опубликовала одну законченную книгу, но, решив, что она тоже ужасна, удалила из странички. На данный момент редактирую. Есть еще одна книга, недавно начала писать. Участвовала в конкурсах два раза в wattpad. В первый раз попала в десятку, заняв четвертое место. А второй раз в тройку, заняв первое место.


Ужас "Тридцатое февраля"

отрывок

Он думает, что я плод его воображения. Словно я - сон, который снится ему всегда. Тень, преследующая его всю жизнь. Думает, что я никогда не смогу прикоснуться к нему и сделать больно. Но однажды придет время и всё изменится. Я смогу вернуть то, что по праву моё; почувствую вкус спелого яблока и кисло-сладкого граната; докажу, что модель атома Бора неверна; принесу пользу в этот гнилой мир.

Он крутится на кровати, комкает простыню и одеяло, сражаясь со страхом. Малыш Бобби чувствует мое присутствие и глубоко в сердце знает, что я стою тут и смотрю на него. Но не признает. Его убогие родители внушили ему, что меня нет. Скоро он заснет, однако я буду продолжать сидеть тут. Через два часа, тридцатого февраля, все решится. Четвертый раз за всю историю человечества будет этот день. А одним никчемным малышом станет меньше. Дети несут счастье только родителям, остальным – муки. Став человеком, избавлюсь от всех противных детей. И так смогу помочь себе подобным.
Через два часа я перестану казаться всем тенью с пугающими глазами. И больше не увижу свое отражение. Не увижу собачью лапу с птичьими когтями, серую дыру во лбу, обнаженные острые как бритва зубы. Я стану нормальным.
И первым же делом я попробую кофе. Родители Бобби и дня без кофе прожить не могут. Мне интересно: каково оно на вкус? Сладкое? А что значит прилагательное "сладкое"? Или, может, соленое? Как огурцы. Бобби любит соленые огурцы. Однажды, ночью, он тайком от родителей стащил банку огурцов. А в комнате его поджидал я. Увидев меня, он начал осматривать несколько минут свою комнату, пытаясь найти человека. Но его не было, была лишь моя тень. Я медленно подходил к нему, прислушиваясь к его учащенному сердцебиению. Он прижался к стене, хныча от страха, и резко закричал. Мне нравилось это. Нравилось чувствовать страх. Я питался им.
Родители тут же спустились вниз, и ему никто не поверил.
Я доставлял ему много неприятностей, которые малыш заслужил. Он украл мою жизнь, это я должен был спать на мягкой кровати, иметь друзей и родителей, есть и пить.
Интересно, а какие чувства испытывают люди? Такие же, как я? Я не знаю, что такое счастье. Человек счастлив, когда ему плохо или когда хорошо? Я не видел свет очень давно и изучал только эту семью. Родители Бобби никогда не говорили об этом. Может быть, они совсем несчастливы? А важно ли это вообще: быть счастливым? У них все то, о чем мечтаю я. Жизнь, например, красивая внешность, способность трогать вещи и не оставлять за собой гной, видеть мир цветным, а не наоборот. Мама Бобби купила ему фиолетовый пуловер. Я представляю этот цвет как красный с добавкой желтого. А желтый, наверное, светло-красный. А красный как желтый и фиолетовый. Верны ли мои предположения?
Маленький мальчик все посапывал, не зная, что с ним будет тридцатого февраля. У Бобби уже не будет беззаботного детства. Он исчезнет навсегда, как и должно быть.
Мне сказали, что в прошлой жизни я был известным адвокатом. К сожалению, своей семьи не было. Полностью отдался работе, и так и прожил тридцать лет, умерев от пули. Как и у всех адвокатов, знающих свое дело, у меня были недоброжелатели. Но не помню, сколько их было. Нам нельзя помнить наши прошлые жизни, вся память стирается с новой. Но я выдавил информацию и узнал.
Часы тикают, а смерть приближается. Если я разыграю свою партию правильно, то долгожданная победа будет за мной. Пусть это день принесет счастье каждому, как мне.
В прошлой жизни Бобби был наркоманом и умер в двадцать два года от гашиша. А в этой жизни умрет от моих рук. Меня давно интересует: был ли я знаком с ним прежде? Но на этот вопрос мне никто не ответил.
Я боролся за новую жизнь, прошёл сквозь разные испытания, которые бы никто не выдержал. Казалось бы, что победа моя, пока не заявился Бобби и не схитрил. Он отнял мою жизнь жалким и жестоким путем, убив во мне всё. Оставил мою настоящую сущность. Настоящей не место в этом мире, как и ему.
Пришло время покончить с ним. Я начал стучать когтями по деревянному столу, пытаясь разбудить мелкого. Я подумал, каково мне будет, когда он начнет убегать от громоподобных, сокрушительных, отдающихся повсюду звуков по, казалось бы, бесконечному коридору. Каково будет слышать душераздирающий писклявый крик.
Мальчик нехотя встал и начал искать источник шума. Его глаза вновь остановились на загадочной тени: мне. Он начал всхлипывать от охватившего его чувства страха, беспомощности и разочарования. Я следил за каждым его движением и ждал нужного момента.
Бобби резко выбежал из комнаты, пытаясь добраться до родителей. Я видел: ему хотелось кричать, но он не мог. Этим он выдаст себя, и тогда... Тогда я. Бобби отчетливо слышал, как я стучал когтями. Я словно вел охоту по коридору, как тигр в джунглях.
Ему осталось пару шагов до комнаты родителей, но не сейчас. Я не упущу этот шанс. В темноте, охваченный ужасом, он окончательно потерялся, свернув в сторону, ведущую в тупик. Я чувствовал его слабость, как он боится встретиться со мной лицом к лицу. Бобби оперся спиной о шелк обоев с маленькими узорами, он закрыл глаза, мысленно моля, чтобы я исчез. Мне нельзя было останавливаться, возникшее чувство блаженства от его страха все усиливалось. Меня вновь охватило любопытство: а люди испытывают это чувство?
Я подходил все ближе к Бобби. Он сидел, прижав локти к бедрам и подперев руками подбородок. Ещё чуть-чуть и я мог бы до него дотронуться, но остановился.
— Ты меня боишься, Бобби? — громко произнес я. Однако он услышал лишь тихий шепот.
Бобби поднял голову, он словно смотрел в пустоту, но потом застыл на месте, похолодев и широко распахнув глаза. Его сердце будто подскочило вверх и камнем застряло в горле. Я видел все это и хотел не чувствовать, а услышать то, что он меня боится.
— Малыш Бобби, ты меня боишься? — громче повторил я. Но Бобби опять услышал шепот. На этот раз противный, нагоняющий страх еще больше, чем раньше.
Бобби обрел голос и закричал так, словно понимал, что его собираются убить. Его уверенность в том, что я не трону его, улетучилась в ту же секунду, как я шепотом повторил вопрос. Мне стало грустно, потому что кончилась игра. Как людям, когда у них кончаются жетоны и денег нет, чтобы купить новые и продолжить играть дальше.
— Прощай, маленький Бобби, — произнес я.
Тридцатое февраля — день смерти Бобби и новой жизни Джека, никому не нужного существа.
Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (2 голосов, средний бал: 2,50 из 5)
Загрузка...