Славская Мила

ретро20-2Сценарист из Москвы. "...как давно занимаетесь творчеством"... С тех пор, как папа научил изготавливать дудки из стеблей кабачка... как придумала слушать мир через воздушный шарик... как уловила структурность бытия, заглянув в трубу калейдоскопа... так и не останавливалась до сегодняшнего дня; генерировать и воплощать всё подряд - моё обычное состояние)


Сказочно-мифологическая повесть "Барабашки. Мультик в прозе"

отрывок

Бумс! Пепельный комок свалился со шкафа. Маленькая лапка потерла меховой бочок, быстрые глазки забегали, озираясь, уши взметнулись вверх, аж кисточки на них стали похожи на синие пропеллеры. Вроде, обошлось, никого не разбудил. Похрапывает самый большой человек - то ли Папа, то ли Тимурчик. Посапывает Мама, еще ее называют Катюша, по-барабашковски – Тюша, ведь барабашки горазды глотать первые слоги, а не последние, как Викуся. Она сопит в дальней комнате, но Шкод-Шкод все равно слышит. У него, как у всех сородичей, неважно с нюхом. Зато превосходно со слухом. Все барабашки не могут надивиться на людей: те пока не включат свет в темноте, идут на ощупь, нет бы переключить зрение на ночное! Ой, да люди вообще без света жить не могут. Только спать. Они маленькой Кусе даже крохотный ночник на стене пристроили – с малолетства приучают к дурной привычке. Что ты будешь с ними делать!

Продолжая тихонько бурчать, Шкод-Шкод еще раз потер бочок лапкой и потопал в дальнюю комнату. Это самое клевое место в доме! Там есть маленькая посудка, заводной грузовичок, картинки – развлекайся как хочешь! И еще столько всякой всячины там, где живет Куся. Вот только холодильник в другом месте. А банки с вареньем из райских яблочек заводятся исключительно в нем. Такое ням-ням, сказать вам по правде!..

Мысли Шкод-Шкода прервал Добрыня. Крупный котяра возник перед барабашкой из темени дверного проема, лизнул давнишнего друга в нос, дружелюбно ткнул лбом в бок.

- Рыня, ф, ф, ф, ф - заволновался Шкод-Шкод, - Мая только только шлеп-шлеп на этот бок. Мая бо-бо.

- Откуда ты шлепнулся? – удивился кот.

- Со шкафа, где шапки лежапки…

- Лежат, - поправил Добрыня. Почему ты не слевитировал?

Шкод-Шкод на пару секунд уставился маслиновыми бусинами в розовый кошачий нос и вдруг стал вращать глазами то в одну сторону, то в другую – задумался.

- Не напрягайся, все равно бесполезно, - снисходительно сказал кот. Он зевнул, блеснув ухоженными клыками, и продолжил:

- Ну это когда ты делаешь «уфффффффф» и взлетаешь.

Барабашка вытянул губы трубочкой и потянул в себя порцию воздуха. Его нижние лапки оторвались от паркета, лохматое тельце, теперь уже и величиной, и формой с большой арбуз, поплыло к потолку. Он отыскал взглядом светящиеся в темноте глаза Добрыни, самого кота было не разглядеть – его серо-полосатая шубка сливалась с фоном.

- Так-так? Так-так? – пробовал лопотать Шкод-Шкод, и оттого, теряя запасы воздуха в своем полом тельце, рывками снижался.

- Не болтай, а то снова шлепнешься!

Добрыня проследил взглядом за траекторией сдутого шарика, которую выписал барабашка, делая обратное «фффффу» и одновременно лопочущего.

- Я ничего не понял, расскажи нормально – почему ты шлепнулся, а не спустился? – спросонья Добрыня бывал рассудительным и не вспыльчивым.

- Мая говорит, низзя хр-хр и надуваться.

- Что, что делать? Хр-хр?... А, спать! Так ты храпел на шкафу в шапках. Уже не холодно, Шкод-Шкод. Папа открывает форточку, потому что на улице май. Так люди называют ароматную теплынь, - кот потянул носом воздух, блаженно подкатил глаза - изобразил, будто наслаждается запахом.

- Твая знать, что мая нипанимай нюх-нюх, - почти обиделся барабашка.

- Я забыл. Хотя... яблочное варенье ты почему-то находишь безошибочно, - все же чуть усомнился Добрыня.

- А фто, уфе ешть? – всполошилась пепельная шубка на лапках, ее уши с кисточками взметнулись как антеннки, а язык перестал слушаться, предвкушая самое вкусное занятие на свете.

Добрыня хотел что-то ответить, но шубка просеменила мимо него так быстро, что он успел лишь проводить ее взглядом – ну, конечно, в кухню побежал. Кот отправился следом – Шкод-Шкод умеет открывать холодильник, а в нем бывают колбаски, такие тонкие, аппетитные, пахучие – разве утерпеть?!.

Барабашкины гнущиеся лапки мелькали в нутре холодильника, ловко перебирая баночки, коробочки и пакетики. Одну из банок он цепко ухватил, и делая «фффффу» спланировал на пол. Его верхние трехпалые лапки очень проворны – круть, верть, щелк, и банка избавлена от крышки. Барабашка склоняет мордочку над банкой, шлепает губами, шепчет ням-ням-ням-ням и опускает язычок в сироп. Он лакает сладкую липкую жижку, ведь есть яблочки он не может – у барабашек всего два зуба, верхний и нижний, ими можно укусить, но не получается жевать.

Одурманенно-довольная мордочка отлипла от банки – глаза осоловелые, язычок лениво собирает капельки сиропа с шерсти, нащупывает случайно насаженное на верхний зуб яблочко... Тушка с высунутым язычком откидывается назад, сладостно жмурясь, нижние лапки продолжают обхватывать банку.

Добрыня прожевал кусок колбаски, посоветовал:

- Ты бы варенье на место отнес. Тимурррчик рано встает, застукает тебя с поличным…

Шкод-Шкод скосил маслины на кота, тут же подскочил, шустро забегал вокруг банки и вскоре закрученную крышкой посудину понес в холодильник. Он протопал прямо по холодильнику, открыл его и кое-как засунул банку. Спустился тем же путем, оставив пару липких трехпалых отпечатков на дверце.

И правда, тут же послышались шаги Мурчика, он встал раньше будильника. Папа заглянул в детскую, и пошел в кухню ставить чайник. Вот незадача! Надо незаметно проскользнуть мимо него, взрослые не любят барабашек, они даже говорят, будто барабашек не бывает.

Не бывает, так не бывает. Шкод-Шкод снова вытянул губы трубочкой, но на этот раз из него раздался звук струи о раковину. Неужели кто-то вечером воду не выключил? Тимур щелкнул по стене, зажегся свет в кухне. Мужчина увидел, что из крана не идет вода. Он пошел проверить кран в ванной. Барабашка, до того свернувшийся маминой шапкой на табурете, соскочил на пол и шмыгнул в прихожую.

«Хорошо-хорошо некоторым!», - в который раз завидовал Шкод-Шкод, семеня в детскую. Его завистливые мысли были о барабашках, которые умеют просачиваться сквозь стены. Среди его соседей водились такие. Для Топ-Топа и Фыр-Фыра ходить сквозь стены вообще было повседневным занятием – они только и шастали по гостям. Топ-Топ – чтобы узнать все про всех. А Фыр-Фыру дольше получаса на одном месте было скучно. Его рыжая шубка так и мелькала по всей многоэтажке, вместе с ней в квартирах поселялось тихое хихиканье, стуки, звуки, хрюки…

Шкод-Шкод достал с полки любимую книжку про волка и семерых козлят – там на картинках все-все были в шубках, приятно посмотреть. Он наугад открыл книжку, поерзал, удобней вытянул нижние лапки, успел увидеть козлят в хороводе, и... все пропало.

Обычно барабашки засыпают в мгновение, и так несколько раз за день, ведь они спят и бодрствуют неподолгу все сутки. Неосторожность, и будешь замечен людьми. Поэтому для барабашек важно вовремя удачно устроиться для спячки.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (14 голосов, средний бал: 3,93 из 5)

Загрузка...