Сергей Угренинов

SergeiUgrerinovРодился в 1959 году в селе Речное Пресногорьковского района Кустанайской области (Казахстан). После окончания восьмилетней школы учился год в ГПТУ-34 г.Томска на электрика, позже в городе Аркалыке на сменного бурового мастера и с 1981 по 1986 года в КазГУ им.Кирова (Алма-Ата) на факультете журналистики. Работал в автоколонне слесарем, бурильщиком в геологоразведочной экспедиции, заведующим отделом газеты, преподавал политическую историю в университете и занимался научной работой. В настоящее время занимаюсь журналистикой и литературным творчеством. Автор двух сборников рассказов, трех повестей, одного романа и трех документально-исторических книг. Художественные произведения публиковались в «Литературной газете» (г.Москва), журнале «Юность» (г.Москва), газете «Литературный бульвар» (Казань), журнале «Берега» (Калиниград), литературно-художественном ежегоднике «Побережье» (г.Филадельфия, США), альманахах «Русский стиль» и «Согласование времен» (Германия), журнале «Шмель» (г.Алма-Ата) и многих других. Женат. Имею трех дочерей. Увлекаюсь туризмом.


роман “Ругвенион”

отрывок

         Так как тема борьбы с религиозным экстремизмом – самая актуальная тема современности, автор остросюжетного романа “Ругвенион” исследует корни религиозного экстремизма, выявляет причины его живучести в современном мире и пытается найти те общерелигиозные идеи, которые противостоят идеям, питающим экстремизм и его крайнюю степень – терроризм по отношению к инаковерующим и инакомыслящим. Сюжет сочетает в себе религиозную философию выдающегося преступника, его преступления, оправданные этой философией, и противостоящую сатанинской вакханалии мудрость великих Учителей. Роман имеет остроту детектива.  Действие происходит в степях северного Казахстана, у  границ с Россией в конце ХХ века.

Роман имеет раздел с комментариями.

Сергей Угренинов

 От автора

Религиозный экстремизм, взявший на вооружение террор по отношению к инакомыслящим и инаковерующим, на протяжении многих веков является самым ужасным бичом человечества. Но если во времена становления цивилизации, когда варварство и дикость царили на огромной части планеты, это зло вполне соответствовало образу жизни большинства народов, у которых жизнь человеческая и без религиозных распрей мало чего стоила, то мир конца XX – начала XXI веков с его духовными, научными и экономическими достижениями, в котором люди без конца убивают и калечат друг друга по религиозным причинам, выглядит просто сумасшедшим домом, где его пациенты, казалось бы, в целом соблюдая установленные нормы общения, вдруг обуреваемые неожиданными припадками, становятся агрессивными, жаждущими крови и разрушений психопатами. Можно ли справиться с больными только силой оружия, суровыми и беспощадными наказаниями? Однозначно, нет. Даже если вы на каждого такого больного наденете смирительную рубашку, внутренний мир его не изменится. У таких больных можно эффективно лечить только душу. И так как мы имеем дело с людьми верующими, то лечением должны заниматься не психиатры, а врачеватели душ человеческих – неортодоксальное священничество, которое относится по доброму и с пониманием к чужой пастве, богословы и религиозные философы, не приемлющие крайние, агрессивные взгляды, люди высокого искусства, у которых напрочь отсутствуют амбиции личного мессианства и идеи превосходства своих верований и этносов над другими. Великие святые всех религий, великие мыслители и великие творцы художественных ценностей всегда были именно такими: жизнь каждого человека на планете, независимо от вероисповедания и национальной принадлежности, была для них священна.

Эта книга – попытка указать на корень проблемы, попытка указать, хотя бы приблизительно, в каких плоскостях ее необходимо решать. Прочитавший эту книгу, увидит, как одни и те же священные писания являются источниками для полярных выводов и поступков. С цитатами на устах из тех же Библии, Корана и Бхагават-Гиты одни изменяют мир в лучшую сторону, облагораживают жизнь человечества, другие же, черпая из тех же источников, находят указания на совершение самых зверских и бесчеловечных поступков. К тому же и те и другие, вот парадокс, точно следуют слову писаний, ничего не выдумывая от себя. Причем трагизм ситуации заключается в том, что в писаниях ничего изменить нельзя, нельзя добавить и убавить, и, следовательно, хотим мы того или нет, мир останется таким как есть. Жестокая правда, но это так.

Можно плакать или посыпать голову пеплом, но перед человечеством стоит непреодолимая преграда. Но… Но, люди мы или животные?! Если человек создан по подобию Божию, он должен и даже обязан, как и Господь, творить. Если мир плох, то человеку необходимо менять его, не дожидаясь прихода грядущих Освободителей. Наверняка он получит на это санкцию Неба. Человеку следует сделать то, что он никогда не делал: закрыть для будущих поколений ту часть великого знания, которое возбуждает агрессию и желание переделать иноверцев или уничтожить их, и обучать верующих тем истинам, которые несут Любовь и Свет всем существам нашей планеты. Самые авторитетные представители ислама и православия, католицизма и буддизма, индуизма и протестантизма, конфуцианства  и других вероучений могут сделать религиозный экстремизм страницей ушедшего в историю кошмара, если на то будет добрая воля каждого.

I

Быстро проносятся события над Землей, как облака самой причудливой формы, как сны человека, иногда лишь прекрасные, а большей частью несуразные и беспокойные. И события, и облака, и сны тают во времени, раньше или позже, как будто их вовсе и не было. Трава уже давно поднялась на лугах, где мы однажды прошли, и ничего не осталось от тех следов. Ветер времени уносит нас в бездну инобытия, и поэтому мы любим этот мир несказанно. И все здесь Любовь. А вся история наша – Книга – печальная, трагичная и прекрасная, которая неведомо кем и для кого написана. Какой конец у этой Книги – мы не знаем, но наверняка – поучительный. И покуда Книга не закрыта, великие Учителя человечества призывают нас творить мудрый Конец, чтобы Книгу не бросили в Костер, как бездарную и глупую поделку, а открывали ее снова и снова, чтобы питать Вселенную целящими мудрыми мыслями и духовными подвигами.

В северных степях Азии, среди бескрайних ковыльно-полынных равнин затерялось удивительное местечко под названием Алуан, по которому время от времени ступают ноги тех, кого мы называем великими Учителями. Они приходят сюда, чтобы воздать молитвы Всевышнему за спасение всех живущих и поклониться этому уникальному месту, хранимому Господом. Здесь, в Алуане, среди поросших камышом и ивняком по берегам озер, среди бессточных речушек с кувшинками и лилиями на тихих водах, среди дикого приволья тысяч птиц и множества сурков и сусликов на пригорках, далеко от мест, где решались главные исторические действа человечества, за тысячи лет ни разу насильственно не пролилась кровь созданных по подобию Божию, здесь никогда убийца не поднимал руку на свою жертву, здесь никогда не было страшных катастроф, эпидемий и военных действий, эта земля не знала смерти в страхе и муках. На ее кладбище лежали люди, умершие только естественной смертью, жившие спокойно и тихо в гармонии с миром, в ладу друг с другом. Таких мест, где живет человек, на планете единицы, и именно землю Алуана пересекают тропы Великих, и отсюда несутся к звездному небу молитвы подвижников и святых разных исповеданий на разных наречиях.

– Отче наш, Иже еси на небесах! Да святится имя Твое, да придет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли… – возносит молитву первый.

– Ом Мани Падме Хум! Ом Ваги Шори Мум! Ом Ваджра Пани Хум!..1 – восклицает второй.

– О Небеса, твой закон – Любовь. Она производит перемены без всякого движения; она достигает своих целей без всякого усилия…, – произносит третий.

– Аллаху Акбар! Ашхаду ан ля иляха илля Ллаху. Ашхаду анна Мухаммадун Расулу Ллахи…,2 – молится четвертый.

– Свято искусство Твое, выше всех молитв. О Ты, Невыразимый и Непроизносимый, благословен будь Молчаливый…, – страстно поднимает голову к небу пятый.

– Харе Кришна, Харе Кришна! Кришна, Кришна, Харе, Харе! Харе Рама, Харе Рама! Рама, Рама, Харе, Харе!3 – поет шестой.

– О ты, Повелитель Духов, живой Элохим,4 Царь Вселенной, Всемогущий, Милосердный Благостный Бог, Все Превосходящий, Восседающий на Небе, чье обиталище есть Вечность…,  – обращается к небу седьмой.

Здесь святость Иерусалима и Вифлеема, Мекки и Медины, Вриндавана и Кайласа,5 и других великих мест отразилась чистотой и близостью к Господу, и каждый, несущий в своем сердце Великий Путь одной из религий, нашел здесь близость Мировой Истины, которая разлилась по этим тихим далям светом божественной Любви и Славы.

Каждого из идущих Тропою встречает на степном возвышении, где чернеют на розово-алом фоне зари два мазара и несколько плит заброшенного невесть когда маленького кладбища кочевников, старый человек в белой, безо всякого орнамента тюбетейке, в светлых штанах и длинной светлой рубахе из простого материала. В одной руке его посох, в другой – четки. Это старец – Ругвенион, тот, кто Встречает и Провожает. Никто не знает сколько ему лет, те пожилые люди, что живут с ним, и в детстве знали его таким, какой он сегодня. Все знающие его относятся к нему как дети к отцу, он относится ко всем как к своим детям. Ругвенион наднационален и надрелигиозен, он умалчивает о том, кто были его родители, и отказывается от конкретной религиозной принадлежности, чтобы его лучше понимали и слышали как можно больше людей. Сердце Ругвениона бьется для всех…..

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 4,13 из 5)

Загрузка...