Сергей Козьминых

DSC01060Родился в городе Новосибирске 30 апреля 1951. С детства увлекался поэзией, особенно афоризмами. Публикуюсь в интернете.


 

Сборник стихов “Акватория”

Танго Белой сирени!

Ты не покинула меня,
Моя «Сиреневая Мгла»,
Ты говорила без надрыва и рыданий:
«Цветы не дарят – не любя;
Цветы не греют без тепла…» –
Цветы не дарят без слезы воспоминаний!

Не в назиданьях гибну я,
Любовь несчастная моя,
Ты вспомни, как мечтательно сказала,
Букет сирени “пригубя”:
«Начни с забытого себя…» –
Начни с мечты полузабытого причала!

“Цветы не дарят не любя..!” –
Цветы не греют без тебя,
Ты поманила, или просто пошутила –
Улыбку нежности храня,
Росой осыпала меня,
Когда сирени белой, ветку, обломила!

Ты не покинула меня,
Ты попросту сошла с ума:
Ты – говорила-говорила-говорила –
Пока не выпила до-дна,
Пока не выдохлась сама,
Пока серебряные сны – не обронила…

Соприкосновение.

Пришествие Поэта – это:
«Колдун на деревенской свадьбе»
Рояль – у позаброшенной усадьбы  –
Дурман в-цвету, в цейтноте лета.
А скрипки пели еле-еле
Вы настороженно сияли.
И не сидели а стояли.
Спасибо, Вы меня согрели.
Хоть многого и не сказали:
«Не обещали – и не заплатили» –
Вы чёрной “Орхидеей” были,
Когда так щурились из-под вуали.
Условие прикосновенья,
К улыбке, сделанной всерьёз:
Сокодвижение берёз,
Свечи предутренней горенье.
Я – есмь… И значит я сказал:
«Вот я, и я осознаю,
Всю неопознанность свою,
Коль Тернии руками разорвал…»
Судьба с Безумцами в-ладу.
В душе кровавые оковы.
Вот «спичка» вспыхнула – Сверхновой –
Вы, стало быть, в моём бреду –
И благодарен Вам безмерно,
За романтический накал –
Вот я и в Классики попал,
Коль в «паутине» Ваших нервов.

Купола золотые.

На подмостках вчерашнего дня,
Царский Трон, да наш исконний Герб,
На свеченья пасхальное, верб
Вы пока не зовите меня:
Отыскались в измятых снегах
Святый Лик, да иконы царя,
В куполах, куполах, куполах…-
Звон малиновый – веры заря!

Золотые «стоглавы» Руси,
Купола, купола, купола!
Как бокалы с пустого стола –
Ни возвысить – да ни вознести!

Завтра я казаков уведу
На размытую «скатерть» полей:
Есаул – «За Николу – налей!»
По-стакану – “Да ни упадут!” –
Голосистые колокола,
Что рыдали, да пели в душе,
Чтобы удаль моя не спала,
Поднесите-же веры в-ковше!

Золотые «стоглавы» Руси,
Купола, купола, купола!
«Одноногие» из-за стола:
Ни возвыситься – ни вознестись! –

С перебору, а толь с измальства:
Птицу-б счастья, схватить за крыла,
Да слепая удача ушла,
Орденов облетела «листва»!
Вечно нищей, гонимой Руси,
С головой непокорной, застыть:
На коленях, проси – ни проси,
Искупленья – да ни испросить! –

Золотые «стоглавы» Руси,
Купола, купола, купола! –
Хор Хрустальный, родного Угла,
Вас воспел я, о вас возвестил.
Купола…

Машина сороковых…

У оживлённой трассы,
Вылитый – для ат-так!
«Ящеркой» – на террасе –
34-ый – танк!

Это моя машина –
Влезла на свой  Гранит,
В десятилетьях стынет,
Памятный миг, хранит…-

Вот уж который год,
Эхо Победы с нами!
Под войсковое знамя
Мотострелковый взвод
Выкатит до рассвета
“ГРАД”, бронетранспортёр…-
“Т-т-тридцать четвёрт-тый, где т-ты?!!”-
Требует связь, майор.

Кто-то слезу уронит:
«Господи, всех прости!» –
Ящером – в обороне,
По сторонам глядит,

Под обновлённый краской,
Вырвался для ат-т-так!,
Над Сорок Третьей Трассой –
Тридцать Четвёртый Танк!

Вот уж который год,
Эхо Победы с нами…

У ручья.

Соберите ромашки, мадам,
Этим степь Вы наполните негой –
И до самого белого снега,
Мир – цветами обязанный Вам!

Пригубите росы у ручья,
Где легко забывают печали.
Улыбнитесь, как в самом начале:
«Чья ты, девочка – просто ничья…»

…как святая улыбка без слёз.
Вот такая простая история.
В подворотне, да той же «Астории» –
Зададут идентичный вопрос.

Я же знаю, без всяких прикрас,
За тяжёлыми шторами где-то,
Только самое лёгкое лето,
Как соломинка, выдержит Вас.

Сакура.

С нами «Вечный Двигатель» стрижей.
300 лет – они всё в выси.
10 000 лет прошло уже –
Миллион?!! – Как отдалённый выстрел.

“…птицы… – сон души моей!” –
Стремительны, в своём полёте.
Зовут-горланят во всю глотку,
Сквозь наслоенья лет и дней –

Меня – в Поэзии найдёте…
В Янтарной-Капле – комаром,
Но всё равно на грани взлёта –
На грани выкрика «в-Окно..!»:

Восток мне в душу заглянул:
“…одна на всех – и стерхов, стая.
И вишня, что цветёт-взлетает,
В Неиссякаемость, одну…”

Вечер.

Со свечою у окна
Ты ходила, и ходила
Ничего не говорила,
Я молился за тебя.

Вечер призрачен и светел.
Ты меня из забытья,
Как я сразу не заметил,
«Заземлила» на-себя.

Степь, и речки бирюза,
Я тебя не торопил,
Незабудки уронил,
В затаённые глаза. –

Ты, из Пламенных Стихий,
Чем всегда и грезил я –
Что тебе мои стихи? –
Ты сама – Поэзия!

Холоднее я не стал,
Не гляди так на меня,
Просто голос потерял,
Хриплую октаву дня… –

И, слезой тебя пьяня,
Я поспешно ухожу.
А то, душу остужу,
У открытого Огня.

К международному женскому дню.

Простым вопросом: «Почему-б,
Не озадачить треть Планеты?!» –
И утром ранним, ни кому,
Ни подарить цветов букета.
Я позабочусь о другом:
Стихов, мозаику, лазурных,
Не вычурных, слегка гламурных,
Гусиным «начешу» пером!
И, если их переведут,
На итальянский, или финский,
То как нарциссы расцветут,
Они под солнцем, выгнув спинки!
И шведки ахнут, сей же час,
Эстонки – у причала стоя,
И даже немка удостоит
Их удивлённым: «Was ist das?» –
И в самом деле, что есть это:
В любви, признанье за-глаза,
Каприз подпившего поэта??? –
Не-е-ет!!! – Умиления – слеза!

Возвращение.  

Ты меня вдохновляя, родная земля,
Без тебя огрубели в беспамятстве руки –
Я не вынес, не выдюжил больше разлуки,
Со степной. Серебристой волной ковыля.

Я приду поутру…
Трактора заведу, разбужу всю округу.
Я ж мужик от сохи, а вернее «от- плуга» –
Я открытой ладонью лемех оботру…

То-ли быль – зеленя, то-ли небыль.
Может вовсе и не был я с вами –
Впопыхах вас не обнял своими крылами,
Зацепив по-крестянски, и краешек неба?!

Я сюда возвращался в мечтах и виденьях,
На умытые светом, родные просторы,
В напоённых рассветом, воспетых, которых,
Я бы росы косить… Испросил как Спасенье.

Я уже не хитрил, и уже не лукавил,
Мне найти бы сейчас, в чистых звонах пшеницы,
Рукавицы отца, плеск ручья – свет криницы,
Что беспечным юнцом, я здесь как-то оставил…

Я искал и нашёл, с чем родился и вырос:
Неразрывны и святы, наши память и вера,
Жилы рек, и полей, обнажённые нервы,
Без которых, я б, долгую зиму не вынес…

Домой!

До-вечору у моря,
Казаки не стояли,
В-поводу не водили
К водопою коней.
В просветлённой от горя
Лишь орёл в дальней-дали,
Да над степью ковыльной,
Песня слышится мне:

Ставрополье, Кубань, Дон-Седой отстояли,
Эскадроны в святой, всенародной войне –
Выпьем, Братья до-дна, чтобы в Вечном Огне,
Свои рваные раны, города залатали!

Отпустите до-дому,
До моей милой Гали:
Ясноокие жёны,
Стосковались – нас  ждут.
На товарной Ростова,
Перегруженной сталью,
Рысаков обожжённых,
Хлопцы в-повод ведут:

Ставрополье, Кубань. Дон-Седой отстояли…

Незаменимая.

Не оставляйте на-потом,
Велеречивые беседы.
В миг поэтичный, нежным ртом,
Незрелой ягоды отведать.

Мы затаённо помолчим:
Бинтуете надеждой раны –
Что я почти неотличим,
От принца Вашего романа…-

Вот дождик, кажется притих,
Взлетайте, милая, мечтая –
Я сам – Отверженный Жених…
Такая исповедь простая.

Но Вы молчите, как и я.
О, как Вас всё же понимаю:
Слеза, улыбочка нелепая,
Чуть спеет, на губах играя…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (5 голосов, средний бал: 2,60 из 5)
Загрузка...