Сергей Еремеев

Еремеев Сергей Васильевич фотоСергей Васильевич Еремеев родился 1 августа 1959 года в Усть-Каменогорске Восточно-Казахстанской области. Выпускник отделения русского языка и литературы филологического факультета педагогического института. Учительствовал в школе-интернате, служил в Военно-Воздушных Силах. Многие годы отдал журналистике. Работал в областной газете «Рудный Алтай», был собственным корреспондентом «Казахстанской правды» и «Известий. С 1993 года в Москве.
Лауреат Первых премий фонда «Русская культура» за лучшие серии книг для детей дошкольного возраста в рамках Всероссийского и международных конкурсов «Я расту!». Лауреат премии им. А.П. Чехова.
Автор множества детских книг, в числе которых 33 стихотворные азбуки – по числу букв в русском алфавите. Один из авторов «Самой большой в мире книги для малышей» (2004 год, Москва).

Poet. Writer. Humanist.


Фантастический роман “Новые чудеса старого волшебника”

отрывок

Глава первая. Победителю – машина!

Удивительная эта история началась в обыкновенной городской квартире. Зато продолжилась в дремучем лесу. А закончилась…

Нет, она ещё не закончилась. Если бы я знал, чем эта история закончится, то в ней можно было кое-что пропустить. А так – придётся рассказывать всё по порядку. С того момента, когда в обыкновенной квартире в обычный субботний день начинающегося лета раздался торжествующий возглас:

– Ура, у нас будет машина!

Второй возглас был короче, но громче:

– «Волга»!

Кто же это кричал на всю квартиру? И радовался, как ребёнок?

На самом деле это был не ребёнок, а дедушка. Глава семейства!

Да-да, это был Анатолий Петрович Гирькин-Пёрышкин. Обыкновенный пенсионер с необычной фамилией: Гирькин-Пёрышкин.

Из-за этой двойной фамилии у его внука Толика были сложности в детском саду. Там шалуны дразнили щупленького Толика «пёрышком».

Зато в первом классе мальчик окреп. Потому что каждое утро с удовольствием делал зарядку. И полюбил геркулесовую кашу. Тогда некоторые ребята, которые не любили зарядку, стали обзывать мускулистого Толика «гирькой». Но Толик не обращал внимания на дразнящих. Они ещё немного попыхтели вокруг Толика, думая, что он разозлится. А он не злился. Они и отстали.

Толик знал, что дедушка его дедушки был силач-циркач. Он на представлениях тяжеленные гири с лёгкостью подбрасывал. Потом ловил. И опять подбрасывал. И опять ловил. Легко так, будто пёрышки. Отсюда и фамилия пошла: Гирькин-Пёрышкин…

Так вот, в ту субботу Толик первым прибежал к дедушке. Когда услышал его возгласы. Насчёт машины.

А второй была бабушка Вера. Вера Ивановна. Толина бабушка, дедушкина жена. Она увидела в руках у дедушки газету «Столичный парень» и лукаво – а может, даже ехидно! – спросила:

– Что, мой дорогой: вышел указ о раздаче народу машин? «Волги» раздают? По одной или по две?

Дедушка молчал и загадочно улыбался.

Тут в комнате появился папа Толика. Пётр Анатольевич. Для Толика он был папа, а для дедушки и бабушки Толика – сын Петя.

Дедушка продолжал молчать и загадочно улыбаться. Пётр Анатольевич посмотрел на газету «Столичный парень» и обратился к своему отцу, Анатолию Петровичу:

– Папа! Когда-то давно тебе нравились другие газеты. «Истина» и «Вести».

Дедушка перестал загадочно улыбаться и недовольно произнёс:

– Нравились. Пока я не понял, что в «Истине» нет вестей, а в «Вестях» нет истины.

Все засмеялись. Даже Толик. А дедушка продолжал.

– Зато «Столичный парень» даже если и соврёт ненароком, то обязательно поправится. И потом – здесь столько всяких конкурсов! Вот, например…

Тут в комнате появилась Толина мама. Татьяна Ивановна. Дедушка протянул ей газету и попросил:

– Прочитай, пожалуйста, вслух, Танечка.

И Толина мама не очень доверчиво, но очень звонко прочитала то, что в газете было выделено большими буквами. Очень большими! Вот что там было выделено:

ВСЕМ НАШИМ ЧИТАТЕЛЯМ!

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! ПРИГЛАШАЕМ ВАС ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В КОНКУРСЕ НА САМУЮ УДИВИТЕЛЬНУЮ ИСТОРИЮ.

ОНА МОЖЕТ БЫТЬ КОРОТКОЙ ИЛИ ДЛИННОЙ, ВЕСЁЛОЙ ИЛИ ГРУСТНОЙ, НО ОБЯЗАТЕЛЬНО УДИВИТЕЛЬНОЙ!

ВСЕ ПОБЕДИТЕЛИ КОНКУРСА ПОЛУЧАТ ПРИЗЫ. ГЛАВНЫЙ ПРИЗ – АВТОМОБИЛЬ «ВОЛГА»!

– Всё понятно, – сказал папа Толика. – А где мы возьмём самую удивительную историю?

– Давайте сами придумаем! – предложил Толик.

– Проверят, не подтвердится – будет скандал, – предупредил папа.

– Да я же шучу, – растерялся Толик.

– Какие могут быть шутки, когда такой приз, – сказал папа. – И где бы разузнать эту самую удивительную историю?

Все задумались.

Кроме дедушки. Он уверенно поднял правую руку – это, чтобы приковать к себе внимание, – и наставительно произнёс:

– Не надо ничего придумывать! Мы не фантазёры и не вруны.

– А разузнавать надо? – с притворной кротостью спросил папа.

– Разузнавать надо, обязательно! – ответил дедушка.

– Так мы же не репортёры и не сыщики! – воскликнул папа и засмеялся: вот, мол, как я могу поймать на слове.

Дедушка укоризненно покачал головой. Толик давно заметил, что его папа тоже так же укоризненно качает головой. Когда ему вдруг не очень нравится то, что кто-то делает или говорит. Например, Толик.

Дедушка хотел что-то сказать, но не успел.

– А что надо? – выпалил Толик.

– Не надо перебивать старших, – продолжал дедушка. – У нас уже есть самая удивительная история. Её надо только перепроверить.

– За кем перепроверить? – деловито осведомился папа Толика.

– Не надо гнать лошадей, – ответил дедушка Толика.

– Каких лошадей? – удивился Толик.

– Не надо гнать гусей, – сказала бабушка дедушке.

– Каких гусей? Куда гнать? – ещё больше удивился Толик.

Толику ответила мама:

– «Не гнать лошадей» – значит «не торопиться».

Тут мама примолкла.

– А про гусей? – поторопил Толик.

– А про гусей спроси у бабушки, – не растерялась мама.

Бабушка улыбнулась и ответила совсем непонятно:

– Про гусей я к тому, что дедушка призывает всех нас делить шкуру неубитого медведя.

– Пора брать быка за рога, – объявил дедушка. – Пока между нами чёрная кошка не пробежала. Наша удивительная история – про самого страшного зверя!

– Ой, – ответила бабушка, – у меня мурашки по спине забегали.

– А у меня в голове всё перемешалось, – признался Толик. – Лошади с гусями. Медведь с быком. Кошка с мурашками. И самый страшный зверь! А кто это?

– Честно говоря, я и сам не знаю, – развёл руками дедушка. Но тут же встрепенулся и поднял правую руку: – Слушайте все…

Глава вторая. Чудо чудное, диво дивное

Пока дедушка рассказывал, никто даже не шелохнулся. Даже бабушка не ахала. Даже мама не охала. Нет, наоборот: бабушка не охала, а мама не ахала. И папа не присвистывал и не говорил: «Да ну!». Хотя он всегда это делает от недоверия или от удивления. А Толик вообще вжался в кресло и сидел тише мыши.

Закончил дедушка свой рассказ, оглядел всех и спрашивает:

– Теперь поверили, что машина будет наша?

А все уже и забыли про машину: сидят, размышляют над удивительным дедушкиным рассказом.

– Неужели это правда? – задумчиво спросила мама.

– Правда, правда! – ответил Толик. Вместо дедушки.

– Вот мы с тобой всё это и перепроверим, – сказал Толику дедушка. – Если, конечно, мама с папой отпустят тебя со мной.

– Мама с папой, может, и отпустят, – вмешалась бабушка, – зато я не разрешу. – Эти приключения не для нашего ребёнка.

Дедушка знал, что с бабушкой в такие моменты лучше не спорить. А Толик вздохнул и мечтательно произнёс:

– Эх, бабушка! Был бы я не вашим ребёнком, тогда бы дедушка взял меня на приключения. А так – моему родненькому дедушке придётся одному рисковать…

Последние слова Толик сказал не мечтательно. Он их сказал с тревогой за своего любимого дедушку. Но бабушку это не проняло.

– Будь твоя воля, – сказала она, строго глядя на дедушку, – ты бы ребёнка и на Эверест затащил.

Толик раскрыл рот, чтобы задать вопрос: «А что такое Эверест?». Но бабушка опередила:

– Эверест – это самая высокая в мире гора.

Толик задумался. А дедушка снял со стены свою старую-престарую шестиструнную гитару. И тут же запел:

– Не надо нам стремиться

Куда-то на вершину:

Зачем нам тратить время

Чужое и своё?

Мы выиграем машину!

Мы выиграем машину!

Мы выиграем машину…

– И продадим её? – перебила бабушка.

– Ещё чего! – обиделся дедушка. – Продавать новую «Волгу»! Это же тебе не какая-нибудь иномарка подержанная.

Всем понравилось, как дедушка поёт. А он это почувствовал и снова запел. Только немножко слова переиначил:

– Не надо нам стремиться

Куда-то на вершину:

Мы не хотим замёрзнуть

И в пропасть не хотим…

Мы выиграем машину!

Мы выиграем машину!

Мы выиграем машину…

– И сыну отдадим! – уверенно продолжил Пётр Анатольевич. Сын Анатолия Петровича. Он же – папа Толика.

Дедушка хмыкнул неопределённо и опять запел:

– Не надо нам стремиться

Куда-то на вершину,

Где кислорода мало,

Где летом – как зимой…

Мы выиграем машину!

Мы выиграем машину!

И сядем, и поедем…

– На море всей семьёй! – радостно закричал Толик.

– Правильно! – пуще Толика обрадовался дедушка. – Молодец!

Дедушка отложил гитару и обнял Толика. И тут бабушка Вера, которая что-то шушукала на ухо маме Толика, неожиданно сказала:

– Вот что… Мы тут посоветовались и решили… Во-первых, у Толечки каникулы – не мешает выбраться за город, подышать свежим воздухом.

Толик слегка напрягся. Бабушка Вера продолжала:

– Во-вторых, этот самый страшный зверь ещё никого не съел. Он просто пугает не очень хороших людей. А Гирькины-Пёрышкины к таким не относятся.

Толик понял, к чему идёт дело, и радостно подпрыгнул. А баба Вера торжественно объявила:

– Можете ехать вместе. Вдвоём будет веселее.

Толик не стал кричать «ура!». Он просто обнял бабушку. И маму. Наверное, папе стало обидно, что его Толик не обнял. Поэтому папа решил пошутить. Он сказал:

– Внимание: задача! Самый страшный зверь не очень хороших людей просто пугает. А хороших людей он просто съедает! Вопрос: какими людьми хотят быть Гирькины-Пёрышкины, отправляясь на поиск самого страшного зверя? Отвечайте быстро, не задумываясь!

Папа рассмеялся и выскользнул из комнаты. За ним – слегка рассерженная бабушка. А за ней – мама с Толиком.

А дедушка надел очки. Взял с журнального столика распечатанный конверт. В нём было письмо от младшего дедушкиного брата Павла. Павел Петрович Гирькин-Пёрышкин жил и работал вдали от города. Лесником он работал. И в каждом письме звал в свою лесную сторону не только старшего брата, но и всю городскую родню. Погостить, бодрости у леса набраться.

Анатолий Петрович стал перечитывать последнее письмо. То самое, что произвело на всех потрясающее впечатление…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (16 голосов, средний бал: 3,44 из 5)

Загрузка...