Сергей Арно

IMG_8536_Сергей АрноЧлен Союза писателей Санкт-Петербурга, писать начал в неосознанном семнадцатилетнем возрасте. Являюсь автором 15-ти романов, множества рассказов, нескольких повестей, эссе и публицистических статей – все они изданы в разное время. В последнее время занимался дайвингом и написал книгу о своих погружениях и путешествиях. Женат, у меня есть двое взрослых детей.


проза “Роман о любви, а еще об идиотах и утопленницах”

отрывок

  Юрий Анатольевич смотрел на мир сквозь диоптрические линзы очков в роговой оправе. Вероятно, эти чуть затемненные линзы как-то по-особенному преломляли пространство, и видел он его чуть иным, чем другие. Возможно, пространство это преломлялось у него в мозгу – сказать трудно, – но для него мир был другим. И чем больше он жил на этом свете, тем больше понимал, что в этом мире нет вкуса. В нем все устроено неправильно и несправедливо. С самого детства он замечал вокруг себя искаженности и хотел исправить их согласно своему представлению о прекрасном и удобном. Поймает, бывало, муху, оторвет бедняге крылышки и ножки и, говоря ласковые слова, давай ножки вместо крылышек прилаживать, приживлять… Кузнечиков оперировал – узнать, что у них внутри за пружинка такая, чтобы приставить ее таракашке, но не находил пружинки и плакал. Став чуть постарше, несмотря на хроническую неуспеваемость в школе, записался в кружок юннатов – любителей родной природы, откуда был изгнан, после того как распилил панцирь черепахи лобзиком.

 Став взрослее, с увлечением вскрывал мышей, кошек, лягушек и всякую прочую мелкую живность. Он уже тогда понимал, что хочет переделать мир под свое о нем представление, переделать все живое в нем так, чтобы было интересно жить. После, когда он уже стал хирургом, к своему ужасу, наконец, понял, что не все в этом мире можно переделать под свой вкус, что есть вещи, которые Господь заложил и которые не в силах переменить даже его скальпель, как бы ловок и точен он ни был. Природа сопротивлялась, она не желала уступать. И снова, как в детстве, он плакал от досады над своими неудачами. Но природное упорство заставляло двигаться вперед в борьбе с ней же самой – природой.

  Много времени у Юрия Анатольевича занимала общественная работа. Юрий Анатольевич был президентом Всемирного клуба идиотов и кретинов, сокращенно – ВИК-клуба.

В детстве он был ребенком с замедленным умственным развитием, учился в основном на двойки, в лучшем случае на тройки, был невнимателен и задумчив. Это не проходило мимо внимания учителей, и Юрия Анатольевича оставляли на второй год, приводя его в пример всей школе, выставив в актовом зале как негативный экземпляр: каким быть не нужно. Если в октябрята его приняли по возрасту, то в пионеры с запозданием на три года как особо выдающегося хулигана и двоечника. Кроме всех этих недостатков, он обладал исключительной хилостью здоровья и часто не посещал школу. Все учителя пророчили ему печальное будущее чернорабочего и пьяницы. Но вышло все не так.

  Юрий Анатольевич поступил в медицинский институт и даже окончил его, хотя и не без труда. Дальше жизнь его неумолимо шла в своем движении только вверх. Вскоре он стал лучшим в городе хирургом, проводящим пластические операции. Лет где-то в сорок, когда Юрий Анатольевич был уже на вершине известности и славы, он задумался о своем детстве, которое все еще выказывало себя в некоторых ощущениях неполноценности, проявляя себя хотя и не слишком навязчиво, но порой портя жизнь. К тому времени родители его уже умерли, и спросить о своем детстве было не у кого. Тогда он добыл в архиве свою детскую медицинскую карточку, и вскоре вся картина его рождения и развития была ему ясна.

  С детства он страдал идиотизмом в слабой его форме. Причиной тому были тяжелые роды, алкоголизм отца или кровосмесительство – так и осталось невыясненным, но самое главное он узнал. Дальнейшее погружение в тему идиотизма удивило и обрадовало Юрия Анатольевича. Оказывается, у детей, страдающих идиотизмом, часто наблюдается поразительное развитие в одном направлении (необычайные способности к музыке, математике, рисованию, философии и литературе). Чем дальше Юрий Анатольевич вникал в эту тему, тем поражался все больше и все больше проникался своей исключительностью. В ряд великих идиотов входили Эйнштейн, Ленин, Карл Маркс, Гёте, Моцарт, Наполеон… Чем глубже он изучал историю, тем больше понимал, что все сколько-нибудь известные личности – кто в детстве, кто в зрелом возрасте – в той или иной мере страдали идиотизмом. На это указывали многие следы их пребывания на планете. И если некоторым из великих людей приписывалось разностороннее развитие в различных областях точных наук и искусств, то чаще всего это были позднейшие инсинуации или попросту исключения. Он с линейкой и циркулем замерял лица, уши и подбородки великих людей. Исследования его дали изумительные результаты. Юрий Анатольевич, на время оставив хирургическую деятельность, создал уникальный труд в двух томах, назвав его «Идиоты правят миром», где говорил о братстве идиотов, выдвигая идею создания Всемирного клуба идиотов и кретинов.

  Его предложения не остались незамеченными и подвергались, с одной стороны, резкой критике, с другой – всплеску восторга. Пресса писала разное, бывали и небылицы вроде:

  «Всемирный элитный клуб идиотов получает сотни писем от идиотов и их близких из всех стран мира. Президенты и премьер-министры многих стран признаются, что в детстве у них было заторможенное развитие, что у них текли слюни, что они писались в постель до зрелого возраста и даже сейчас бывает… Что родители их алкоголики и кровосмесители. Каждый человек, сколько-нибудь добившийся в жизни благополучия, считает своим святым долгом подать документы в Клуб идиотов. Но они крайне редко кого-нибудь принимают в свои ряды. Нам в руки попало письмо, посланное из ВИК-клуба, приводим отрывок из него. «Мы тщательно изучили присланные Вами материалы и признаем Ваши заслуги на государственном посту. Охотно верим, что родители Ваши алкоголики и Вы сами запойный, что Вы страдаете энурезом и провалами памяти, но этого недостаточно для вступления в наш Всемирный клуб. И даже отсутствие указательного пальца на левой руке, которое вы представляете как врожденное и неоспоримое доказательство Вашего кретинизма, не убедило комиссию. То, что Вы были президентом государства и развалили его, впечатляет, но не более. Скорее всего, Вы попали туда случайно. У Вас нет сверх одаренности, хотя человек Вы не без идиотических отклонений! Но, увы, вынуждены Вас огорчить, это простое тупоумие…» Признавая их легкие умственные отклонения в этом тайном, управляющем миром обществе отказывают монархам и королям, аристократам и миллиардерам. Нужно признать, что ВИК-клуб правит человечеством вот уже несколько веков и власть его безгранична».

  О Всемирном клубе идиотов ходила масса небылиц: будто идиоты вершат судьбы человечества, словно это они провели в России эксперимент постройки социализма, а потом и эксперимент перестройки. Хотя никто не спорит: и Ленин, и Сталин были выдающимися, отменнейшими идиотами своего времени, но было бы неправильно говорить о всемирном заговоре. Уж, каких только слухов не ходило и о государственной думе, и о правительстве России, что будто туда направляют отборных идиотов в целях продолжения эксперимента над страной… Но все это не имело под собой никакой почвы.

  Идиотизм можно получить и при родах, так называемая – родовая травма. Во всех странах мира работают секретные государственные программы по производству идиотов, прежде всего для формирования политической и экономической элиты страны. Поэтому наука по нанесению родовых травм финансировалась из бюджетов многих развитых государств мира как основная. Но в Советском Союзе ученые достигли огромных успехов во всеобщей идиотизации населения. В родильных домах персонал обращался с роженицами грубо и даже жестоко, но самых поразительных результатов достигли простым прибором – «фельдшерскими щипцами», этими щипцами тянули детей из утробы матери за голову на свет Божий. Такие дети в простонародье назывались «щипцовыми», их можно было узнать в детстве по несколько деформированной голове, во взрослом же возрасте голова выправлялась, но нанесенная при рождении травма оставалась; такой человек ничем не отличался от окружающих, но, как правило, был одарен выдающимися способностями и в дальнейшем мог, не считая работы научной и творческой, претендовать на высокий пост в Совете Федераций, в Государственной Думе, на пост министра, мэра крупного города и, самое главное, президента страны. Несчастным же без идиотических наклонностей эти посты во все времена занять было немыслимо. Хотя был в работе и брак. Выбраковка составляла где-то 90 % от получивших травму, но удачные 10 % стали действительно цветом нации.

  Пацифисты и партия зеленых с восторгом приняли теорию Юрия Анатольевича, во всеуслышание объявив, что теперь понятно, почему планету постоянно сотрясают войны и экологические катастрофы, предлагая свергнуть идиотов и установить власть народа… Историки возражали, что такое уже было не раз, что к власти приходят все те же одиночные, независимые идиоты и кретины и получается в конечном итоге еще хуже.

  Все было не так, и выдумки в этих статьях и слухах было намного больше, чем на самом деле. Нужно признаться, что возглавляемая Юрием Анатольевичем организация получала письма, но чаще не от президентов, премьер-министров и миллиардеров, а от тех отбракованных 90 % заурядных идиотов и их родственников. В этих письмах в основном содержалась просьба о материальной помощи, а за это корреспонденты все свои таланты готовы были направить на процветание идиотского дела.

  При работе над книгой и особенно после ее выхода Юрий Анатольевич остро чувствовал к себе интерес власти. Первая рукопись книги пропала из типографии, затем уже напечатанный тираж сгорел при таинственных обстоятельствах – пришлось допечатывать второй. Кто-то очень могущественный пытался помешать выходу книги. Кто-то наверху старался скрыть свой врожденный идиотизм. Но Юрий Анатольевич был осторожен.

  Кроме того, доставляла некоторые неудобства организация сопротивления или, как они сами себя называли, «Народный фронт». Они взялись бороться с мировым идиотизмом, пропагандируя свержение всех идиотов и установку народной власти посредственностей. Части народного фронта формировались из бойцов с идиотическими или попросту – психическими отклонениями, по той или иной причине не прошедшие отборочную комиссию. Они-то и были самыми ожесточенными борцами за свержение существующей власти. Именно на них и была теперь направлена вся мощь секретной государственной службы и ФСБ.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (11 голосов, средний бал: 3,27 из 5)

Загрузка...