Семён Краснов

Родился в городе Ставрополе Куйбышевской области (ныне город Тольятти Самарской области) . Член Союза писателей России. Окончил Тольяттинский политехнический институт. Учился в Литературном институте им. Горького. Входит в список авторов «Современная русская поэзия. Избранное» Союза писателей России. Автор поэтических сборников «Шёпот слышнее крика»», «Последний из сторожевых» и др. Печатался в литературных журналах «Журнал ПОэтов» (Москва), «Невский альманах» (С-Петербург), «Карамзинский сад» (Ульяновск), и др.; Лауреат Межрегионального поэтического конкурса, посвященного 200-летию со дня рождения М.Ю.Лермонтова «Светись, светись, далекая звезда…» (Москва, 2014). Лауреат Международного поэтического конкурса имени Евгения Курдакова «Купина неопалимая» (Москва, 2015). Работает заведующим лабораторией кафедры «Русский язык и литература» Тольяттинского государственного университета. Живёт в г. Тольятти.


Сборник стихов “Городок из детства”

***

По песку бродячий рыжий пёс

Носится в гирлянде брызг из света,

Тычется в ладонь прохладный нос.

Копылово. Осень. Бабье лето…

На воде – фигурки рыбаков –

Шахматными пешками по лодкам.

Рыжесть Жигулей до холодов

Будет душу греть метеосводкам.

Волгою синеет небосвод.

Слушая ветров шуршащих звуки,

Я иду, в карманах грея руки,

Не спеша по рыжей кромке вод.

 

***

Шумят открытые шандоры,

Весна опять пришла в Тольятти.

Все в синем, с поволокой, горы,

Могутка, словно в сером платье.

Весеннее солнцесожженье,

Стихийное противоборство –

Воды безумное движенье,

Бетона ложное притворство.

 

***

Темны сосновые Ахýны,

Ночного сновиденья шхуна

плывёт. По берегам Суры

кочевья половецких ханов.

Село торговое Тарханы

не ведает своей судьбы.

В струях Арагвы и Куры

ещё не отразился инок.

За вязью парковых тропинок,

на глади Барского пруда,

ещё не показался парус.

И ментик юного гусара

ещё не сшит. Бородино

ещё не стало ратным полем.

с надеждой глядя на дорогу,

Россия чутко внемлет Богу.

 

***

В этом городе вечная осень,

Спящий сумрак в листве тополей.

В тишине в темноте кто-то босый

Ходит молча в разломах теней.

Закружилась метель после Пасхи,

Как предвестница Судного дня,

Карнавала бродячие сказки,

Белых-белых снегов мельтешня.

У окна перечитывать Блока,

И смотреть, как у дальних ворот

Сам Спаситель, продрогший и мокрый,

Босиком по сугробам идёт.

 

***

Вздох – дыхание печали,

В полумраке – полугрусть;

Блок и Брюсов наизусть

На пустом ночном причале.

Свет. Мерцанье новых строчек,

Примиряющее «пусть»,

Прерывающийся пульс,

Запятые вместо точек…

…В матовой речной тиши

Сон, оборванный в начале…

На заброшенном причале

Больше ни души…

 

***

За рекой, за Волгой – Лукоречье,

Сказочная дивная страна.

Закрывает ласковую вечность

Древних гор зелёная стена.

Жигули в тумане, в паре, в дыме –

Пеленой окутаны леса.

По ущельям пятками босыми

Бродит эхо, будит голоса

Молчаливых каменных утёсов,

Тишина висит по-над водой.

В зеркалах небесно-синих плёсов

Чёлн плывут с изящною ладьёй.

Запах трав больную душу лечит,

Красота ласкает слух и взор.

Сторона родная – Лукоречье,

Вотчина Хозяйки Девьих гор.

 

***

Воскресенский мужской монастырь –

Островок утонувшего града,

Засевающий веры пустырь,

Бездуховности, злобе преграда,

Заплутавшей души поводырь.

…В глубине Гефсиманского сада

Крепким сном засыпает засада

И молитвы играет псалтырь.

 

***

Меня крестила бабушка тайком,

В Ульяновске, на Куликовке в храме

Ни слова ни сказав отцу и маме,

Ушла под утро úз дому пешком.

Рассветный большевистский Вифлеем

Смотрел вослед стремительной старушке,

И звук шагов – судьбинный счёт кукушки

Дробил в осколки суть безбожных схем.

А бабушки, всем миром, всей землёй,

Спасли любовь и сохранили веру.

…В Успенской деревянной новой церкви

Крестил детей я солнечной весной…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (Без рейтинга)

Загрузка...