Сафар Каттабоев

фото С.КаттабоевЯ родился в 1954 году в Яккабагском районе Кашкадарьинской области Республики Узбекистан. Узбек. Женат, имею шестерых детей. Образование высшее юридическое. В 1975 году окончил юридический факультет ТашГУ. 38 лет проработал в органах прокуратуры в различных должностях, в том числе следователем, прокурором. Имею звание «старший советник юстиции». Член Союза писателей Узбекистана. Недавно вышел на пенсию. Мои произведения основаны на материалах уголовных дел, по которым я вел расследование или которые изучал. Творчеством занимаюсь с конца 1990-х годов. Единственная моя книга Галати угри” («Необычный вор») вышла в 2005 году на узбекском языке. В книгу вошли одноименная повесть и 4 рассказа под рубрикой «Рассказы следователя». Еще одна книга под названием «Я – следователь» давно готова, однако отсутствие у меня средств мешает ее издать. Несколько лет как готов киносценарий, основой которому послужила повесть Галати угри” («Необычный вор»), однако, опять же отсутствие средств мешает продвижению и этого проекта. Являюсь соавтором видеофильма «Бир обида сири» («Тайна одной цитадели».) Победитель международного литературного конкурса «Новеллазия». Пользуясь тем, что нахожусь на пенсии, работаю над давно начатыми статьями, произведениями в других жанрах. Хобби – библиофил.


   Повесть «Необычный вор».

Отрывок.

…Когда же в последний раз давали зарплату? Сколько Тухтамурад ни пытался вспомнить – не мог. В этом году к празднику Навруз хозяйство выдало сельчанам по два килограмма хлопкового масла да еще по пять килограммов макарон. Теперь вроде собираются дать то ли по пять, то ли по десять килограммов риса...

…Кажется, уже больше двух лет он не покупал себе никакой обновы. Старое донашивает, хоть и заплата на заплате...

……………………………………………………………………………………………………..

…С этими мыслями Тухтамурад вылез из-под комбайна, который ремонтировал уже неизвестно в какой раз.

Взгляд его снова, тоже уже в который раз, остановился на складе. Его и складом-то нельзя назвать. Раньше это был цех. Когда его ликвидировали, участок разделили деревянным забором и на одной половине устроили склад запчастей. Однако не хватило досок, и вверху деревянная перегородка осталась открытой. Щель такая большая, что человек может спокойно пролезть. Если приставить вон ту бочку, то попасть внутрь можно без труда. А там уж взять, что нужно…

………………………………………………………………………………………………………

…Пригнувшись, он направился в сторону склада. Сердце готово было выскочить из груди. Трясущимися руками он кое-как подкатил к стене бочку для воды, поставил вертикально и быстро влез на нее… Тухтамурад забрался на деревянный забор и через минуту оказался внутри склада.

Неделю назад кладовщик, Касым-зануда, привез пять помп, – Тухтамурад тогда сам помогал их заносить…

…Взял. Все. Торопливо затолкал помпу в мешочек, в котором всегда приносил из дома кусок хлеба для обеда. Теперь пора уходить…

…………………………………………………………………………………………………….

…Думая обо всем этом, Тухтамурад и не заметил, как дошел до дома. Куда же ему спрятать помпу? В спальне оставить нельзя – дети обязательно доберутся, из любопытства потрогать захотят... Лучше всего спрятать на сеновале. Да, правильно, положу на самый верх, в углу.

……………………………………………………………………………………………………..

…Однако кладовщик через день заметил пропажу…Скандал, шум. Все бросили работу и стали смотреть этот спектакль. Сначала прислушивались, вникали в суть дела, потом стали обмениваться мнениями. Один только Тухтамурад, весь в поту, из-под комбайна не вылезает.

………………………………………………………………………………………………….

… Вконец обозленный кладовщик привел участкового, Норкизила.

Тот, недовольно хмурясь, обошел склад, заглянул в один угол, в другой… Как не быть недовольным: побеспокоили из-за пропажи какой-то помпы!

…………………………………………………………………………………………………

Участковый ушел, так и не решив вопроса и не взяв заявления.

Тут уж кладовщик совсем расстроился. Вот и к участковому обратился – никакой помощи… Что теперь делать?

……………………………………………………………………………………………………..

Сегодня в обед Касым опять собрал работников. Прошел по гаражу и, подняв указательный палец, сказал, что всего на одну минуту…

…Надоумил ли его кто-то или он сам сообразил, но Касым-зануда в этот раз выступил с предложением – нет, не предложением, а требованием:

– Все мы столько лет живем рядом, работаем, кормим семьи на свой заработок. Каждый год не забываем жертвовать скотину святому Хазрату Дауду, покровителю кузнецов и вообще всех, кто с металлом имеет дело. Так давайте завтра утром все соберемся здесь. Бросим в круг одну железку. И пусть каждый перешагнет через нее и поклянется именем Хазрата Дауда! Конечно, если тот, кто помпу украл, бесчестный человек, он тоже сможет перешагнуть... Ну что ж, если и тогда вор не найдется, я сам за помпу заплачу. Пробовал в милицию заявить – не вышло, сами видели. Теперь это моя последняя мера.

Люди переглядывались. Кто-то сразу согласился, кто-то чесал в затылке…

…………………………………………………………………………………………………….

…Первым перешагнул через железку сам Касым. Потом со словами: «Пусть меня покарает дух святого Дауда, если я украл эту помпу», – стали перешагивать другие. Вот и его очередь приближается...

Тухтамурада бросило в жар. Пару раз он дрожащими пальцами украдкой вытер пот со лба.

Кажется, что все смотрят на него... Тухтамурад попятился, будто что-то его тащило назад. Но назад пути нет, только вперед, к вон той железке... Пришел черед, хочешь – прыгай, хочешь – нет. Да и прыгать не надо, только перешагнуть через кусок железной цепи дизельного трактора, только приподнять ногу...

…Тухтамурад, ни жив ни мертв, приблизился к железке. Почему-то он не слышит голосов вокруг, уши заложило…

Ноги не слушаются Тухтамурада. В голове лишь одно: прыгай, прыгай! – а ноги будто ватные…

…Тухтамурад посмотрел по сторонам, оглянулся назад…

…Люди обступают его все ближе, круг сужается. И все выкрикивают ему в лицо:

– Почему не прыгаешь, почему?!

– Почему, спрашиваете?..

– Да, да, почему? – теперь уже все, потеряв терпение, кричали в один голос.

– Это я… взял.

……………………………………………………………………………………………………….

Эти слухи дошли и до ушей участкового инспектора Норкизила.

Сначала он даже не поверил. Столько лет проработал – и вот впервые на его веку вор сам признался и вернул украденное.

Не надо спешить. Сначала нужно все хорошенько разузнать.

Разузнал – все верно. И кладовщик подтвердил: вор признался в присутствии целой толпы людей. Так что свидетелей достаточно. Есть и вещественное доказательство, вон лежит на складе. Неплохо. Дело само собой разрешилось. На его участке за этот год совершено пять краж, и ни по одному делу не обнаружено ни воров, ни краденого. А этот случай шестой. И он раскрыт! Нет – только теперь будет раскрыт. Сначала нужно возбудить уголовное дело о том, что неизвестным совершена кража. Для этого следует получить у кладовщика заявление, все в установленном порядке. А потом, через несколько дней, вор будет обнаружен. До тех пор он, Норкизил, никому ничего не скажет… Вот и выйдет, что из шести краж, совершенных при невыясненных обстоятельствах, одна раскрыта. Значит, милиция, то есть Норкизил, работает…

Норкизил прямиком направился в гараж.

Хорошо, что кладовщик оказался на месте. Сначала поговорил с ним о том, о сем: все ли спокойно, не было ли другой кражи. Нет? Очень хорошо. Тогда давайте ваше заявление.

– Какое заявление? – удивился кладовщик.

– Как какое, о краже помпы.

– Я его порвал. Вы же его не взяли.

– … Напишите еще одно заявление, и делу конец.

– Зачем, ведь помпу нашли? – кладовщик никак не мог взять в толк, чего от него хотят.

– Знаю, что нашли, дело не в этом. Нам надо все оформить. Если завтра что-нибудь случится, чтобы не было разговора, что ничего не оформлено…

…Наконец, после долгих споров, участковому удалось заполучить такое заявление, какое он хотел. Полдня потратил на получение этой бумажки… Он глубоко вздохнул, бережно положил заявление в сумку и отправился к своему начальству.

………………………………………………………………………………………………………

– Нет, что творится на периферии! И это при том, что мы регулярно приезжаем из Ташкента с проверками. А иначе ведь просто безобразие (слово «безобразие» было произнесено по-русски). Вот посмотрите это уголовное дело, Мираброр Мирпулатович! Ужас просто.

– Так-так, Азимджан Бозорович! Давайте-ка докладывайте. Этот пример стоит внести в справку?

– А как же, солидный (по-русски) будет пример. Значит, так: вор, обыкновенный вор. Ведь что он сделал. Проник ночью на склад гаража, где сам же работает, и украл помпу. Короче (по-русски), вора нашли. Ладно, сначала сам он вернул украденное или оно нашлось после вмешательства милиции, неважно (по-русски). Следователь держал его три дня в качестве подозреваемого. Как положено (по-русски), сделал дело. Однако прокурор санкции не дает. Это раз. Во-вторых, если он все же вор, кто его знает, что он еще натворил. Нужно ведь проверить? Нужно. Однако если вор не арестован, ходит на свободе, – разве признается он в том, какие еще преступления совершил? Нет, конечно! …Дело рассматривал и суд. Но даст ли суд ему срок после того, как прокурор оставил вора на свободе? Конечно, нет. И какое, вы думаете, наказание ему определяют? Три года исправительных работ условно, с удержанием тридцати процентов заработной платы…

……………………………………………………………………………………………………..

– Все понятно. Короче (по-русски), готовьте протест в порядке надзора. Наказание легкое, дескать. Раз кражу совершил, пусть сидит (все предложение – по-русски). Разве можно так бороться с воровством? Кругом развелись воры...

………………………………………………………………………………………………………

«Приговор. Именем республики…

…Подсудимый Олимов Тухтамурад, не сделав соответствующих положительных выводов после осуждения за ранее совершенное тяжкое преступление, снова совершил преступление. То есть, отбывая наказание за предыдущее преступление в колонии общего режима, он занимался хранением наркотиков. Во время личного обыска 20 декабря этого года было выявлено, что в ремень, продетый в его брюки, зашито 8 граммов наркотического вещества, а именно марихуаны, что зафиксировано работниками колонии…

……………………………………………………………………………………………………

– Суд... выносит приговор... применяя статьи... Уголовно-процессуального кодекса...

– …к лишению свободы сроком на три года. К этому сроку прибавить часть неотбытого срока наказания, то есть три месяца, и окончательно определить наказание в виде лишения свободы сроком на три года и три месяца. Определить отбывание срока в колонии строгого режима…

……………………………………………………………………………………………………….

Вон снаружи какая-то женщина моет под краном свои резиновые сапоги. И сынишка ее рядом тоже старательно моет слишком большие ему кирзовые сапоги. Бедняги, видать, приехали из кишлака, их от здешних сразу отличишь… Помыли сапоги и теперь идут потихоньку к зданию суда. …Эй, да ведь это его жена с сыном! Точно, это они! А сынок подрос, выше стал...

Тухтамурад смотрел на них неотрывно, на глаза навернулись слезы…

…………………………………………………………………………………………………….

…Тухтамурад больше не мог сдерживаться. Он медленно поднялся с места и подозвал одного из часовых:

– Вон там видите женщину в халате поверх синего джемпера? Сынишку держит за руку? Видите?

– Да, – кивнул часовой.

– Это моя жена и ребенок. Подзовите их сюда. Хочу увидеть, обнять... Они еще не знают, что меня впереди ждет. Пусть не мучаются в расспросах, я сам им все расскажу. Прошу вас, скажите им, пусть подойдут сюда. За мной присмотрит ваш напарник, я никуда не сбегу…

Один из часовых все-таки сжалился над ним: ладно, я сейчас пойду им скажу, чтобы подошли поближе к окну.

… Тухтамурад торопливо достал из своего мешочка ручку:

– Пожалуйста, сыну это передайте...

………………………………………………………………………………………………………

Заключенные в колонии сами мастерят шахматы, нарды, всевозможные ручки. И, поскольку времени у них много, не ленясь, со старанием украшают их. Он тоже заказал две ручки, когда надеялся, что осталось три месяца до выхода из тюрьмы…

Вот сынишка, перестав писать, рассматривает ручку, поворачивая ее из стороны в сторону. Такой вещицы ни у кого нет! Покажет теперь своим товарищам, похвастается. Кому еще отец такую ручку подарил? Никому.

Ручка и в самом деле удивительно сделана. В верхней части, изготовленной из пластмассы, вода, а в ней фигурка в виде голубя. Когда ручку наклоняешь, голубь плавает – туда-сюда, туда-сюда. Но выйти не может, потому что все вокруг закрыто.


 Synopsis  to  “ An unusual  thief”     

 

The hero of the story, Tukhtamurod worked as a mechanic at the garage of a farm. However, the manager of the warehouse  could not pay him salary on time. Therefore, instead of money workers on the farm took products  such as pasta, rice and vegetable oil. And that was  not on time and in the right quantity.

His wife worked for Avaz, the farmer. He also couldn’t pay a salary, but after the cotton harvest, he promised to give guza-poya (bare bushes of cotton-plant used as firewood in the household). In addition, Tukhtamurod’s wife was sick. Doctors said that she had a stone in the gallbladder and it could not be done without surgery. That year his son was going to school. He needed money for his son, the future first-grader, to purchase textbooks and other supplies, as well as on his new clothes and shoes.

“ …Last week, he took a loan of half a sack of grain from his father. He hadn’t listened to what the miller said and added the same amount of corn to the wheat. As a result, all the corn was ruined. He should have added one-third corn to one wheat as the miller had warned. However, he’d decided to make it his way – and wasted the corn in vain. A whole week that could have fed them!

      With those thoughts Tukhtamurod crawled out from the combine, which also needed repaired, uncertain how much time it would take.

Looking it over, for the umpteenth time, he stopped for a moment at the warehouse and outhouse. Previously it had been a shop. When it was liquidated, the site had been divided in half by a wooden fence. One side had a warehouse of spare parts. However, there were not enough wooden planks for the fence and the top of the partition was open. The gap was so big that people could easily clamber through. If you opened the gap, you could easily get inside.”

        The working day had come to an end, Tukhtamurod waited till all workers went home and stole the pump.

 At first the storekeeper didn’t pay attention to the loss of the pump because of great many things that were kept in storage. However, a few days later he noticed the missing pump. He questioned the workers but they ignored him. He appealed to the conscience of the thief, saying that if he hesitated to confess his crime, he could leave the stolen thing “here in the box…” but it didn’t help. The next day  the box was filled with old shoes, torn overshoe and all possible other stuff, but not the pump.

Lost all hope Kosim was utterly dejected and had to call the police officer.

                “ Norkizil, the police officer,  walked into the warehouse and looked around with a dissatisfied air. What a problem, everyone was disturbed due to the disappearance of some kind of pump! So the men had lost their shame. Well, they knew the rules, if someone steals from you, find the item and put it back, and if it isn’t returned, steal it from somewhere else, and if you cannot steal then learn to protect your things! Guarding the storage was too expensive now. Well, it would be fine if the thief was found. Maybe he had already sold the pump. With so many unsolved issues, the priority is this pump. The officer became quite furious. How could he get rid of this storekeeper? He was staring at the officer as if he was responsible for the loss of his pump. They were all the same! They never remember the police, only when they need help.

                Norkizil shrugged, placed his hands in his pockets, and held his folder under his arm. So he left without taking a statement. The storekeeper got quite upset.  He called after the officer, but he ignored him.

               Kasim was bereft, he could not think of anything more than sticking it to the workers again. The workers when they saw the storekeeper, tried to avoid his stare. They had already nicknamed him, ‘Pump.’ When they saw him, they said: ‘The Pump is coming.’

No matter who was under a tractor or a combine, they felt the same, – Damn the parents of this thief!’ They all wanted the robber to be found.

            At lunch, Kasim again gathered the employees. He again made his proposal, or to be more precise his demand, – All these years we have lived cheek by jowl, worked and fed our families with our earnings. Each year, we never forgot to sacrifice a cow to Hazrat Dawood, the protector of our craft. So let’s all get together tomorrow morning. We will place a piece of iron in a circle. Let everybody step over it and swear by the name of Hazrat Dawood! The thief  will need to step over but, if we still can’t find the thief, I will pay for a new pump. I tried to enjoin the police in this situation, but as you see, it did not work. This is our last chance.

The men looked at each other. Some agreed at once, some scratched their heads…”

                The next day Kasim was the first to step over the iron. Then he stated: ‘Let the spirit of Hazrat Dawood punish me if I stole this pump.’ The rest began to follow him and walk over. Soon it would be Tukhtamurod’s turn.

He started to sweat, with his trembling fingers he wiped his forehead.

It felt like everyone was looking at him… Five people left, four, three…

              Tukhtamurod backed away, as if being dragged, but there is no way back, only forward toward the iron. So now it was his turn, if he wanted he could jump over. He didn’t even need to jump, just step over the iron chain of the tractor, he could just lift his feet…

            Neither dead nor alive he approached the iron. Somehow, he couldn’t hear any voices around, his ears were completely deaf. Such a thing had never happened to him before.  There was the piece of the iron: you just walked four steps, three steps, two steps, one step, then, jump! No, you just needed to step over with your usual step as if you are walking. It did not matter whether you stepped with your left or right foot, you just had to step over, come on. Why had he stopped?

           Tukhtamurod’s feet were not following him. There was only one thing in his head, – Jump, jump! –  but his feet felt like lead. What should he do if his feet did not obey him?

           Tukhtamurod stopped at the very edge of the iron and glanced pleadingly from side to side. For some reason, everyone was yelling at him. – Why are they yelling? –  he thought, – Oh yeah, he had to jump over,

          Tukhtamurod looked around, and then back. At his back and in front there were workmates and they would not let him pass or leave. Either he had to jump or admit what he had done, there was no other way out.

     – I… took it ” .

         Tukhtamurod returned the pump, however, utterly ashamed, he did not go to work the next day, or the day after. Rumors reached police officer  Norkizil and he decided to use this case to his advantage. On his territory, five cases of theft  had been  committed in the year  and in not a single case the thieves or stolen items had been detected. And here and the thief and the evidence were obvious. This was a good occasion to improve its results. In short, we are talking about commonplace in police work – humbug and postscript reports.

             Norkizil initially tried to return Kosim’s statement. Kosim replied that he had torn the statement  into small pieces on the same day as he had refused to take it. Then he asked to write a new statement with the same date  but the storekeeper disagreed with this: why do we need a statement if the stolen thing has been found ?!

              However, Norkizil was a man who achieved his goal by hook or by crook. The storekeeper had to write the statement  that he asked for help in finding  and bringing to justice the thief who had stolen a pump from his warehouse.

               According to the statement, the investigator of the local police department instituted criminal proceedings. In short, the machine began to spin justice. Relevant operational activities of the investigation team brought to the suspect- a garage mechanic Tuhtamurod Olimov. The next step was to search the house of the suspect. In the meantime, the pump, returned by Tuhtamurod, was taken back to the house of the suspect by the order of the police officer. During the search, the investigator entered to the records the fact  that   the pump was found in the house of the suspect. It was an important real evidence that spoke in favor of the version of the crime committed by the suspect.

             As it should be, and finding a pump in  Tuhtamurod’s hayloft   and his penetration in the warehouse and out of it with the stolen pump and the other, the presence of witnesses were recorded on photographic film at the presence of the garage workers.

              After all documents had been  prepared, the investigator detained Tuhtamurod, as already accused, on two days and then   turned to the local prosecutor  for the sanction to extend the selected preventive measure against Tuhtamurod. However, the prosecutor, to his credit, did not agree to extend the period of  Tuhtamurod’s  stay in the prison, because the defendant  sincerely repented of the crime, as well as due to lack of material damage, the presence of a particular place of  his residence and work. The court also, in its turn, decided to sentence Tuhtamurod  not involving deprivation of liberty.

              So, maybe, and nothing happened , but formidable commission, arrived from Tashkent, considered the punishment  too lenient and Tuhtamurod  was sentenced for a term of three years.

                     A group of criminals in the place of detention of Tuhtamurod  in prison ,in contrast to the simple rural guy, were adapted in criminal cases and they deceived him and gave the belt which changed his further life. In the new place of detention he received exactly the same belt in return. It turned out  that the belt was sewn with a cargo of drugs inside. It was found out when they examined Tuhtamurod  in its transition to another colony. He was appointed  an additional penalty- three years in prison.

                     The story  depicts simply and truthfully  spiritual torment of  the hero before and after the crime, the details of his communication with fellow inmates which bring  him mainly spiritual and physical torture.

                     The ending of the story is meeting of  Tuhtamurod  with his wife and son from  afar in the courthouse after he was imprisoned for a new term of three years. Reading this part of the story, it is difficult to hold back the tears. The author finds apt and accessible parts to illustrate feeling, overwhelmed by the members of a small family.

                    Before assigning him a new sentence, Tuhtamurod , which had very little time to stay behind the barbed wire, asked  one of the prisoner - master of wooden chess, backgammon  and other popular crafts ,to make him two pens.

A gift to his son.  He wanted to give his gift when he went back his village. However, fate played the cruel joke with him. As noted above, experienced criminals used the naive  rural boy  for their own dirty purposes, sewing eight grams of marijuana inside the belt.

                  At the end of the story the compassionate  guard helped him  to give his son a pen, handcraft of a prisoner.

                “The pen was astonishing. A beautiful pigeon floated in water at the base. When you bent the pen, the pigeon floated, but it could not come out as it was enclosed.”

.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (34 голосов, средний бал: 3,79 из 5)

Загрузка...