Салтыкова Евгения

tgQ3oEaZdIgВ детстве я не любила читать, но первым произведением, которое заразило меня любовью к чтению оказалось “Война и Мир” Л.Н.Толстого. Этот роман нам задали на лето между девятым и десятым классами, вначале я с трудом его читала и понимала, но потом увлеклась и с этого началось мое увлечение чтением. К слову, этот судьбоносный роман я прочла позже, еще два раза и каждый раз, как в первый, только более вдумчиво и с осознанием написанного! Я увлекаюсь фотографией и работаю бухгалтером, мое первое высшее образование экономическое, позже я поступила в Санкт-Петербургскую академию театрально искусства на продюсерский факультет, и уехала в Петербург, люблю новые города! Теперь я вновь вернулась и поступила в Литературный институт имени М.Горького в Москве. Учиться я тоже полюбила после 9го класса, до этого момента я очень посредственно относилась к учебе.


Рассказ “Гнездо”

отрывок

– Эй, обезьянка, тащи-ка нам выпивку!

     Киваю головой, это мой начальник, мой босс, а по совместительству богатый парень, который наведывается ко мне в квартиру несколько раз в неделю, чтобы потешить себя. Сейчас он болтает «о делах» с какими-то лбами, явно обсуждают свои темные дела, которые мне нельзя слышать. Я знаю, что он занимается криминалом, я знаю, что он плохой, и я знаю, что погрязла в этой трясине уже давно. Работаю в баре таскаю выпивку на право и на лево, стою за барной стойкой иногда пританцовываю в такт музыки. Я не продаю наркотики, как это делают другие ребята-бармены и девчонки-официантки, я сказала Нику, что не буду заниматься этим плохим делом, он разрешил. Да, моего босса зовут Ник, он привел и устроил на работу в этот бар, когда я совсем отчаялась, он вырвал меня из грязи и толкнул в болото. Стоять под крышей, иметь хороший заработок и находится под покровительством босса это лучше, чем стоять под дождем мокнуть, дрожать от холода, сгорать от жары и ловить взглядом проезжающие машины. Они тут все погрязли в криминале, и я не знаю, как он купил меня у прежнего хозяина, может быть Ник толкнул тому несколько доз, а может быть заплатил, а возможно они просто посидели, вот так же за столиком, выпили и договорились. Теперь я даже имею небольшую страховку и снимаю квартиру в более приличном районе, Ник щедро мне платит за визиты, по этому я не работаю по несколько смен в баре, тем более я должна быть красивой и выспавшейся, когда он приходит ко мне в квартиру.

     Несу им выпивку, улыбаюсь, виляю бедрами, сегодня я выгляжу красиво, я всегда стараюсь выглядеть красиво, но сегодня на мне обновки. На ногах красивые бежевые туфли на длинном каблуке, которые еще больше удлиняют мои стройные ноги, шортики, такие короткие с высокой талией, я в них тонкая, как балерина и красивая полупрозрачная гипюровая кофточка. Я порхаю, как бабочка, так легко скидываю перед мужчинами на стол стаканы с виски и хочу лететь обратно за барную стойку.

     Вдруг, на запястье чувствую теплую руку Ника, оборачиваюсь, а он тянет меня к себе на колени, я присаживаюсь, поднос опускаю в одной руке, другой обхватываю его за шею, улыбаюсь джентльменам, напротив. Ник всегда очень теплый, я чувствую это тепло каждой клеточкой.

– Это Ясу, джентльмены.

– Ясу это мои деловые партнеры, сегодня нас пригласили на прием к моему отцу.

     Ах, да ник, он же сын нашего мэра города, самый младший из троих. На сколько я поняла, все тут разделено между ними на зоны. Старшему брату, что-то связанное с финансами, среднему достались городские и коммунальные службы, а Нику увеселительные заведения. Кооператив –это строго отлаженная сеть продажи наркотиков, оружия, людей. В начале мне было страшно, а потом я привыкла, мне не вырваться с этого болота, я бабочка на трясине. Тут свой микроклимат и своя прелесть, я думаю люди изучающие болота, скажут, что в этой среде есть свои законы, своя иерархия и свои бабочки.

– Я тоже должна буду пойти на прием? – удивляюсь я приподнимая бровь и притягиваясь к Нику еще ближе.

– Конечно, ты пойдешь со мной, можешь сейчас закончить работу, скажи Полю, что я отпустил тебя и сходи-ка в магазин, в семь вечера я заеду за тобой, ты должна быть уже собрана. Дуй давай.

     С этими словами он засовывает мне за пояс шорт несколько крупных купюр, подталкивает меня снизу коленкой, намекая, что я должна идти исполнять приказ.

     Без пяти семь я сижу собранная, смотрю в окно на улицу, на улице дождь, сегодня весь день дождь. Машины разрезают лужи, свет рекламы и окон дрожит в разводах и каплях луж, создавая иллюзию ночного неба и северного сеяния. Я никогда не видела северное сияние, но по картинкам, мое воображение понимает, как это должно быть, в детстве я любила все себе воображать и придумывать. В детстве хорошо было, пока мы жили в Китае, мама была жива, и я помню совместные прогулки в сады и храмы, помню запах палочек и тихий звон колокольчиков. По выходным на ужин мы ходили в студенческую столовую, там было дешево и много вкусной, пряной еды, мне нравилась дорога в столовую, такая широкая и не ярко освещенная, вечером можно было не опуская головы идти вперед и смотреть на звезды. По бокам дороги деревья, их кроны подпирают небо и не дают упасть и раздавить меня и мою семью. Это такое хорошее время, что я никому про него не рассказывала, сразу говорила, что родилась в США, чтобы не рассказывать мою теплую тайну детства.

Телефон вибрирует в руке, не хочется идти куда то, хочется закутаться в свои воспоминания и сидеть одиноко в квартире, слушая дождь.

– Алло. – слышу с противоположного конца указания спускаться вниз. – Иду.

     Я приучилась собираться к положенному времени, потому что Ника лучше не злить, он вспыльчив. Несколько раз он бил меня, за мое опоздание и я больше такого не хочу.

     Сажусь в теплую машину, там уже пахнет алкоголем и сигаретами, глаза Ника поддёрнуты пеленой, значит он уже выпил и покурил. Не люблю, когда он в таком состоянии, он и в то же время не он. Глаза становятся глупые и ему все время хочется шутить, сегодня мне придется много улыбаться и смеяться над всеми шутками. Я устала.

– Ты прекрасна сегодня, шикарна.

     Смотрит на меня своими стеклянными глазами, улыбаюсь, сегодня я буду красивой игрушкой, молчаливой, красивой игрушкой, не хочу говорить. Улыбнулась и отвернулась в окно, там все еще блики северного сияния на черных лужах и мои воспоминания о детстве. Я вспоминаю маму, которая была красивая и тиха женщина, я ни разу не видела, что бы она злилась, или перечила отцу, всегда ухаживала за ним. Мама умерла от рака, наверное, в ее глазах читалась эта болезнь, я будучи маленькой не замечала этого, мне казалась она просто тихой и красивой, а ей просто не хватало порой сил делать, какие-то домашние дела. Она умирала дома, ей не помогали лекарства и процедуры. В тот день во всей квартире у нас стояли зажжённые палочки, я следила за ними и меняла, когда одна из них истлевала и садилась рядом с мамой опять. Отец куда то уходил, приходил, что-то делал, где-то в глубине квартиры, а я сидела рядом с мамой, которая уже полтора суток лежала под морфием. Ей было больно даже с обезболивающими, она хмурила брови и хрипела горлом, а потом начала задыхаться…

– Красавица, о чем думаешь? – спрашивает меня Ник, даже язык не поворачивается ответить, вздыхаю.

– Ни о чем, просто дождь нравится.

– А может быть не поедем к мэру? – отца он не называл отцом, только мэр.

– Тебя пригласили, это не прилично отказываться.

– Оил, разварачивайся, обратно поедем. В жопу мэра.

     Ничего не буду говорить, просто подожду, что он дальше придумает.

– Давай купил еды? – странности какие, он конечно бывает добрым, но только не в тех моментах, когда дело идет о работе. – У тебя ведь нет дома еды?

– Лапша.

– Ок. Тогда купим, объедимся с тобой и будем телевизор смотреть, фильм какой ни будь? – смотрит и улыбается, глаза добрые, но я его боюсь, потому что знаю, сегодня может быть все будет хорошо, но завтра он проснется и может быть побьет меня или будет опять холодным.

– Давай.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (Без рейтинга)

Загрузка...