Роман Сванидзе

Роман СванидзеРоман Сванидзе, 43 года. Окончил Нижегородское театральное училище (отделение актер театра кукол) и Литературный институт им.Горького (специализация: драматургия). С1993 по 2007 год работал в Саровском драматическом театре. В настоящее время - Председатель Правления общественной организации "Православное творческое объединение "МiР" (г.Саров). Область творческих интересов: театр, литература, музыка, запись аудиокниг.


Рассказ "Последний шаг"

Синопсис

В рассказе почти нет фантастического антуража. Дело происходит на земле, в наши дни. Главный герой, доведенный чередой своих мелких повседневных нравственных ошибок до отчаянного состояния, собирается покончить жизнь самоубийством. Однако, чудесным образом он, сам того не подозревая, получает возможность начать все сначала и всегда знать (вернее чувствовать), какой шаг будет верным, какой выбор сделать в той или иной ситуации. Когда все обстоятельства «чуда» раскрываются, перед героем встает проблема свободы воли…

Отрывок

5.

На краю тротуара на аккуратно постеленной картонке сидел нищий. От ветра его защищал проеденный молью плед и надвинутая на середину лица вязаная шапка. Она закрывала глаза, и было трудно определить, бодрствует ли то, что находится под ней, или просто сомнамбулически дремлет, слегка покачиваясь, точно перекати-поле, зацепившееся за камень. Рядом с фигурой нищего лежала еще одна картонка, на которую и рухнул Кейн, чтобы перевести дух. Минуту спустя, уже удобно расположившись на краю тротуара, он о чем-то вспомнил, повернулся к соседу и спросил:

– Свободно?

Вопрос прозвучал так, будто соблюдалась просто некая формальность, а на самом деле всем было очевидно, что картонка приготовлена именно для Кейна. Нищий ничего не ответил и продолжал мерно покачиваться взад и вперед.

Непонятно, что он делал в этой части города. Людей здесь было немного, да и те, что были, торопливо пробегали за спиной сидящего на краю тротуара человека. Вся его добыча составляла две мелкие монеты. И не мудрено. Железная миска нищего стояла перед ним практически на проезжей части. И чтобы опустить туда милостыню, надо было серьезно постараться.

Кейн осмотрелся вокруг. Он еще никогда не видел город с такого ракурса. Взгляд снизу… Ну да, это же и есть взгляд ребенка! С удвоенным любопытством он стал озираться по сторонам, делая это нарочито резко, как бы сознательно подчеркивая свое озорное состояние.

Вокруг все казалось незнакомым, но смутное подозрение заставило Кейна ненадолго прервать свое дурачество и неподвижно застыть, вглядываясь в рябь надвигающихся сумерек. На другой стороне дороги тянулась невысокая ограда, из-за которой доносился приглушенный гул, будто кто-то оставил в ванной комнате открытый кран. Но в отличие от ванной, гул звучал не из какого-то определенного места, а тянулся вдоль дороги вслед за оградой, вспыхивал эхом под аркой моста и затихал с другой стороны. Там внизу была река… Какой-то человек, навалившись всем телом на парапет, внимательно следил с моста за проносящимся мимо потоком…

Озорная пружина внутри Кейна сжалась. То самое место. Тот самый мост. А на мосту-то… Ба! Да не я ли это сам?.. Пружина выпрямилась и подбросила Кейна вверх. Он вдруг оглушительно свистнул и стал подпрыгивать и махать руками, посылая привет тому, кто стоял на мосту. Человек резко отпрянул от парапета, точно его застали врасплох на месте преступления, и поспешно зашагал прочь, едва сдерживаясь, чтобы не перейти на бег…

Ну что ж, пожалуй, все призраки прошлого изгнаны – можно двигаться дальше.

– Простите за доставленное беспокойство! – сняв невидимую шляпу, Кейн картинно поклонился своему соседу, – С удовольствием поболтал бы еще, но пора отправляться к новой жизни! – тут он еще раз окинул взглядом окружающий его унылый пейзаж, – Я бы даже сказал, в определенном смысле в иной мир…

Тут изнутри сидящей на краю тротуара фигуры прозвучали слова. Звук исходил не из-под шапки, как того следовало ожидать, а откуда-то действительно изнутри, словно у чревовещателя. Честно сказать, до этого Кейн не воспринимал нищего как нечто одушевленное, и потому сначала был ошарашен самим фактом наличия у того дара речи. Слова же дошли до Кейна лишь спустя несколько секунд, как бывает, когда собеседник далеко, и звуку приходится преодолевать расстояние.

– Заплатить надо.

– Что? – смысл сказанного достиг сознания Кейна с еще большим опозданием.

– А! Конечно! Никаких проблем! – Кейн заботливо поправил картонку, на которой только что сидел, сдунул с нее воображаемые пылинки и запустил руку в карман.

– Держи, брат! – Кейн ссыпал в миску все имевшиеся монеты и аккуратно накрыл их самой крупной из своих купюр, – Было приятно иметь с тобой дело! – и положил на купюру камешек, чтобы ее не унесло ветром.

Нищий не выглянул из-под шапки, не произнес ни слова – он продолжал как и раньше мерно покачиваться.

Кейну вдруг захотелось обнять его, да и всякого, кто проходил мимо. – Дорогие мои! Как здорово, что я больше вас не увижу! – Но он благоразумно сдержался и широкими шагами направился к дому.

Его ноги захватывали пространство большими кусками, а руки напротив, широко раскидываясь по сторонам, словно разбрасывали наполнявшую Кейна уверенность, жажду жизни, восторг неукротимого движения вперед. И он победил! Сумрачная, туманная атмосфера мегаполиса с позором бежала и уступила дома, улицы и всех обитателей города мягким лучам оранжевого предзакатного солнца.

8.

Домик был повален набок, но дверца не открылась, и крыса все еще находилась внутри. Почуяв Кейна, пленница слегка поутихла, но по-прежнему продолжала свою возню.

Кейн знал, что ему надо было делать... В том-то и дело... Знал!.. Но сначала он должен был понять... Преодолевая себя, Кейн подошел к раковине и открыл кран. Вода заглушила шум, который издавала крыса.

...Прежде всего, это – несусветная чушь... И Кейн тут же ясно представил себе разумное существо, лишенное выбора между правым и левым, между движением и покоем, между добром и злом... Оно всегда поступает так, как это лучше для него и для всех. Решения за него принимает кто-то другой. Вся его жизнь, все его поступки обусловлены чьей-то чужой волей... Его разум - лишь пассивный наблюдатель, исполнитель... А самое главное, что выбирать-то оно и не умеет... Это непреодолимый кошмар?.. Или счастье?

Кейну вспомнились минута за минутой последние два дня его жизни. Нет, это не было пленом, рабством, подчинением чужой воле. Наоборот, это было освобождение, радость, окрыляющая уверенность в собственных поступках, какой он, пожалуй, не испытывал еще никогда. А теперь выходит, что все это произошло благодаря крысе?.. Чушь какая-то!.. Каждый его шаг был ему предельно ясен... Откуда бы? Всю свою жизнь он сомневался. Оттого-то, вероятно, и судьба его не складывалась... Неправда! Да, он чувствовал, что должен поступить так, а не иначе, но разве окончательное решение он принимал не сам? Разве не мог он поступить по-другому, не так, как подсказывал ему неведомый голос?..

Однако, он рассуждает так, будто поверил уже всему этому бреду... И Кейн вынужден был сознаться, что поверил. И не просто поверил –  он знал, что все это правда. У него на полу в прихожей сидит несчастное существо, которое вот-вот погибнет, если он немедленно... Кейн схватил клетку. В нем не было никаких сомнений... Но он заставил себя остановиться. Так... Значит, он, Кейн, должен добровольно отказаться от счастья, которое буквально держит сейчас в руках, и снова погрузиться в пучину того беспросветного ужаса, что преследовал его весь этот год?

Кейн заглянул в окошко домика-корзины. Он наткнулся на встречный взгляд. Крыса тяжело дышала, изможденная своими метаниями. Ее взгляд был по-человечески внимателен и наполнен, хотя Кейн так и не смог понять, что он выражает. На мгновенье ему показалось, что это не она, а он сидит в домике-клетке, и что это не он, а она изучающе заглядывает к нему в окно...

– Ну нет!.. Мы еще посмотрим, кто из нас человек! – прохрипел Кейн и решительно поставил домик обратно на пол. Крыса тут же заметалась с такой силой, что грохот перекрыл шум воды из крана в раковине.

– Ничего, – сказал Кейн и на полную повернул ручку душа.

"Теперь ты должен перехватить шланг и направить его в другую сторону" – ясно раздалось у него в мозгу.

– Покомандуй еще! Удерживающий! Меня не удержишь! – огрызнулся Кейн, и тут же его окатила струя холодной воды из заметавшегося по ванне душа...

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (28 голосов, средний бал: 3,93 из 5)

Загрузка...