Рен Горак

Читать я научилась чуть ли не раньше, чем ходить. Пишу книги с десяти лет. Я человек разносторонний и многогранный, меня интересуют многие вещи. Люблю книги разного жанра, но предпочтение отдаю фантастике. Люблю мангу и комиксы. Поклонник “Звездных войн”. Нравятся Айзек Азимов, Лем Станислва, Шарлотта Бронте, Джейн Остин, Страуд, Макхейл “Торговец смертью”, Гато Сёдзи, Киноко Насу, Тсутому Нихей, Мотоми Кеске, Йон Колфер, Рэй Брэдбери, Брюс Стерлинг, Гибсон Уильям, Дик Филип, Терри Пратчетт, Чайна Мьевилль, Антуан де Сент-Экзюпери,, манги “Ghost in the Shell”, “Devil May Cry”, “Dengeki Daisy”, “Glass mask”, “Full Metal Panic!”, “Blame!”, “Biomega”, “Neon Genesis Evangelion”. Обожаю библиотеки, большие города и небоскребы, черно-белые фотографии, создавать новых персонажей, новые миры и вселенные, рисовать, изучать.


Повесть “С закрытыми глазами”, отрывок

Поездки на метро не приносили ему никаких неудобств, да и сам день, семнадцатое сентября 2004 года, не был особо выдающимся. Однако не каждая поездка заставляла его так сильно нервничать, что Рену стало жарко, несмотря на активную работу кондиционеров в вагоне. Он чувствовал, как по спине катится пот, и черная рубашка под легкой курткой прилипает к спине. Всякий раз, когда он поворачивал голову, воротничок царапал кожу. Такое чувство, что ввязался он не в свое дело. Спокойно сидеть на месте Рен был не в состоянии, потому наблюдал за каждым, кто входил и выходил из его вагона. Даже старушка-одуванчик попадала под подозрения.

Рен Вейс был привлекательным молодым человеком двадцати лет. Ростом за метр восемьдесят, худощавого телосложения, но с крепкими мышцами. Короткие волосы он красил в светлый цвет, поскольку природный черный придавал ему болезненный вид. Характер довольно сдержанный, его не так просто вывести из себя, как его друга Карела, и уж тем более не так просто напугать. Но только вот раньше он имел дело с обычными людьми, а не с одержимыми. И потому ощущение, что контроль уходит сквозь пальцы, усиливалось. Капельки пота катились по виску, и Рен незаметно утер их рукавом.

С огромным трудом приняв безмятежную позу, Рен, тем не менее, внимательно наблюдал через плечо, как старушка с необычайно прямой спиной и грациозной походкой выходит из вагона на станции «Nauresti Miru» в центре Праги, не окинув остальных пассажиров и взглядом. Только после того как поезд тронулся, разогнался, застучал колесами в обычном ритме, Рен успокоился, хмыкнул и вернулся к созерцанию вагона. Новенький, только недавно вышел в эксплуатацию, а в некоторых местах уже виднеются наспех нацарапанные ножом бессмысленные надписи.

Каждый раз, когда поезд проезжал через станцию, свет отражал его лицо и лицо бесстрастной девушки, сидевшей в противоположном углу. Кроме них, пассажиров не осталось. Она держала томик манги и так сосредоточенно читала, что казалось, ничто не может отвлечь ее от чтения. Рен прищурился, но не смог разглядеть обложку. «Хватит думать о посторонних вещах», – одернул он себя. – «Сосредоточься на деле». Но мысли бегали, а взгляд метался. Мышцы напряжены словно туго натянутые струны на скрипке. Проведи смычком всего лишь раз, и они лопнут.

Они проехали еще одну станцию, но до сих пор ничего. Рен не знал, где искать этого человека, и зачем он вообще сел на поезд. Ния Горак сказала, что так они выйдут на него быстрее. Возможно, нужно доехать до конца и на конечной остановке будет он? Приветливо будет ждать их, да еще и ручкой помашет? Дикость какая.

По монитору, прикреплённому под потолком вагона, шли вечерние новости. Звук слабый, голоса диктора почти не слышно, но Рен понял, что новости о резне, что произошла два дня назад в одной из круглосуточных кафешек. Он что-то слышал об этом раньше, но не знал подробностей. Зато теперь наблюдал чуть ли не воочию и именно в такой момент, когда у него самого нервы не в порядке. Погибло десять человек. И не просто погибли. Их разорвало на части и размазало по всему ночному кафе. Вид был такой, словно бомба взорвалось изнутри. Но Рен знал, что бомба была тут ни при чем. У него не такой уж и большой опыт, всего четыре года, но с другой стороны, срок немалый, особенно в их промысле. Этого вполне достаточно, чтобы Рен смог почти сразу понять, что в деле замешан одержимый.

Он сильно прикусил большой палец, чуть ли не до крови, заставляя себя сосредоточиться на боли. Так легче думать.

В вагоне было шумно. Свистящий ветер, ритмичный стука колес, болтовня в мониторе, и среди водоворота звуков Рен услышал те самые, которых одновременно и ждал, и опасался. Звуки, извещающие о приближении его. Тяжелые, неторопливые шаги из противоположного вагона. И от этих шагов волосы едва не встали дыбом. Правую руку Рен так сжал в кулак, что костяшки пальцев побелели, лицо стало непроницаемым, а взгляд острым.

– Добрый вечер, – Катержина Крегжде пригласила клиентку сесть в кресло. От кофе или чая та отказалась. – Или скорее, уже ночь. Это вы звонили нам вчера днем?

– Да. Я немного опоздала.… В городе пробки… Вы работаете одна?

– Нет. Остальные двое на… небольшом задании. Троих более чем достаточно. Не будем тратить время, перейдем к сути.

До этого момента парню казалось, что он напряжен как никогда. Но когда он услышал шаги, все его естество, все его чувства обострились до предела. Ему стоило больших трудов сохранять невозмутимую позу, хотя Рен подозревал, что уже давно сдал себя со всеми потрохами.

Дверь вагона со скрежетом отошла в сторону. В проеме показался мужчина в черном пальто слишком жарком для теплой сентябрьской осени, но его это, кажется, нисколько не смущало.

Мужчина был высок, выше Рена, за метр девяносто, не меньше, плотной комплекции, с копной длинных черных волос, закрывавших лицо. Но Рен все равно заметил уродливый красный шрам на щеке, который выделялся на бледной коже. Незнакомец сделал несколько шагов. На Рена он не обратил никакого внимания, он прекрасно знал, кого искать. Такие чувствуют себе подобных и без проблем выделяют их из толпы. Остановился перед девушкой и наклонился, заглядывая той в лицо. Манга, видимо, настолько увлекла девушку, что последняя не обратила никакого внимания на странного незнакомца, хотя Рен подозревал, что ее поведение напускное. Мужчина усмехнулся и тихо произнес, склонившись еще ниже: «Не меня ищешь?»

– Сверхъестественные человеческие возможности.

– К вам они не относятся.

– Нет, но я знакома с ними не понаслышке.

– Вы имеете представление, что это значит вообще?

– Таких много?

– Предостаточно. Но в процентном соотношении, разумеется, куда меньше.

– Ее… способности достаточно необычны. Но, на мой взгляд, она просто одержима нечистью и…

– Нечистью? Если дела обстоят так, то вам к экзорцистам через дорогу отсюда, религия не по нашей части. Но в этом случае нечисть, если она вообще имеет место быть, тут ни при чем. Что вы знаете об одержимости?

– Что? Что вы имеете в виду?

– Для человека, который знаком с такой ситуацией не понаслышке, вы плохо осведомлены о различии между одержимым и человеком, наделенном сверхвозможностями.

– Раньше это меня не интересовало. Теперь интересует. В чем разница и как это можно исправить?

– Есть теория, гласящая, что в сфере бессознательного кроются необычайные и даже сверхвозможности. В эту теорию верят многие ученые. Бессознательное не дремлет, оно работает постоянно, даже если человек не имеет представления как именно. Согласно такой теории задатки сверхспособностей есть в каждом человеке.

– Меня тоже можно назвать одержимой?

– Всех нас можно назвать чуть-чуть одержимыми. Возможно, у каждого есть свой спусковой крючок. Есть люди, чье существование отрицается обществом, но подтверждается практикой. Их способности считаются врожденными, поскольку проявляются они с самого детства. Способности, переходящие границы дозволенного и делающие их обладателей неприспособленными к этому миру. И, к сожалению, для них другого мира нет, зато есть другие реальности.  Их называют «cogito», обнаружение сознанием себя самого.

Все произошло настолько быстро, что Рен даже испугаться не успел.

Свет станции ярко осветил их лица, а затем вагон вновь устремился в темноту. Мужчина стремительно вытянул руку вперед, но схватил лишь пустоту. Девушка возникла у него за спиной, достав длинный, с ее локоть, нож из рюкзака. Она рубанула сверху вниз по плечу незнакомца, но он даже не закричал. Лишь резко обернулся, взмахнув ногой; девушка успела отскочить. Теперь они стояли друг напротив друга, пронзая ледяным взглядом, а Рен все сидел, словно пригвожденный, понятия не имея, как поступить или чем помочь. Ния Горак вообще не любила, когда кто-нибудь лез ей под руку, но Рен, хотя и был малоопытным, все равно жаждал внести и свою лепту. Вот только одна проблема. И он, и она куда быстрее его, сильнее его и… опаснее.

– Есть люди, у которых сверхспособности проявляются поздно либо не проявляются вовсе. Последних называют обычными. Они – это большая часть, норма. Других же… у других на проявление их сверхспособностей норма смотрит косо. Норма не считает, что их возможности врожденные. Про таких говорят «он заболел», «он свихнулся». Их называют одержимыми, потому что именно одержимость раскрывает в них феномены сверхъестественных возможностей человека.

– Одержимость – это полное подчинение демону, представляющему собой идею или мысль. Навязчивые идеи ломают не хуже кастетов или биты. Демоны в самих людях и всегда существовали, просто название модифицировало. Раньше были духи, затем демоны, которые сменились психическими расстройствами. Они обрели новую форму. У одержимых нет свободы воли, есть лишь ее иллюзия, позволяющая бессознательным комплексам брать полный контроль. У одержимых нет страха, лишь желание. Их личность стирается, идентифицируется с внутренними демонами. Одержимые ведут войну против самих себя же. Разрушительное действо разрывает сознание. Они больны хотя бы потому, что считают больными всех, а здоровыми признают только себя.

Кровь хлестала из его раны на плече. Третий удар ножом, наконец, вызвал хоть какую-то реакцию у мужчины – он громко закричал от боли. Рен с удивлением для самого себя вздохнул с облегчением. Облегчение вызвало не признание превосходства Нии над противником, Ния всегда превосходила своих врагов, по крайней мере, тех, кого они повстречали до этого момента. Нет, облегчение было вызвано осознанием, что мужчина хотя бы живое существо, существо, которое можно резать, сломать или убить. Но не воззвать к рассудку или перемирию. Теперь, когда его сознание разрушено, это невозможно.

Темная кровь падала с длинных, грубых пальцев на металлический пол. Поняв, что Нию ему не одолеть, незнакомец решил бежать. Он развернулся, но наткнулся на преграду в виде Рена, держащего в одной руке такой же нож, в другой крутя биту.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (2 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...