Рашида Бик

BikmetovaЯ родилась в Ташкенте. После землетрясения в 1966 году, в подростковом возрасте, вместе с родителями уехала на Родину мамы, Башкортостан. Юность прошла в городе Салавате. В 1974 году вышла замуж и переехала в Уфу. В данное время у меня двое детей и 4 внучат. Всю жизнь проработала в производственной сфере. Стихи начала писать для души. Специализировалась только на детских стихах. Стали издаваться первые книжки. Пришла известность. В 2002 году вступила в Союз писателей РФ и РБ. В 2010 году решила попробовать себя в жанре поэм. Написала поэмы: "А. Невский", "Отечественная война 1812 года", поэму-сказку "Ильмена" о событиях в Древней Руси. И к 70-летию Победы в ВОВ написала поэму "До Берлина", которая была издана у нас в Башкортостане в издательстве "Китап" 6 апреля 2015 года. С этой поэмой я хочу участвовать в вашем конкурсе.


Поэма "До Берлина"

Россия – святая Русь!   Россия – храм божий! Русь наша святая! Ты славная, милая, Сердцу родная! С далёких времён Тебя жгли, угнетали, Но дух россиян Сильнее был стали! Ты братскою дружбой Сплотила народы. Пусть дружба продлится На долгие годы. Ни с чем не сравнимое Чувство к Отчизне, Что в сердце храним мы В течение жизни. Твои луговины, Дубравы, озёра, Синь рек полноводных, Высокие горы… Дороже земли нет На свете и краше, Чем всеми любимая Родина наша!                  Пролог   В незапамятные времена Шли славянские племена, От Днепра продвигаясь на север, А иные навеки осели На привольных Ильмень-берегах И на пойменных тучных лугах, Лесом, дичью богатые, зверем, И у самого Волхова, в дебрях Непролазных лесов и болот, У истока реки полноводной, На холмистом брегу плодородном Свой поставили главный оплот – Вольный Новгород. Из года в год Разрастался детинец. Иным Племя стало по свойствам своим. Племя крепкое, русское. Племя великорусское!    Герой на все времена   В Переяславле родился герой В грозные годы монгольских нашествий. Битва на Калке была лишь предвестьем Новой нависшей над Русью бедой. Внук Чингисхана Батый разгромил Волжских булгар государство. Чрез год Степь половецкую опустошил, Двинул тумены лавиной вперёд К русским границам. Под саблей татарской, Столь устрашающей силой ужасной, Пали Рязань, Муром, Пронск. В город стольный Варвары двинулись, вышли к Коломне, Где князь владимирский дал первый бой. В схватке неравной с всесильной Ордой, В сече жестокой полки полегли. Крепость Москву азиаты сожгли И устремились на город Владимир. Город, гнушаясь постыдного мира, Храбро сражался, конец неизбежен. Вскоре врагами сожжён был, повержен. В битве на Сити погиб князь великий, Не устоял он под натиском диким. Долго ждал Дмитрий подмоги от брата, Князь Ярослав не откликнулся. Свято Князь молодой помнил эту утрату.       Юной душой понимал он, что зря Между собой воевали князья. Был он свидетелем русских событий, Междоусобные счёты князей Были губительны. Сколько людей В этой борьбе понапрасну убито! Путь для монгол был на Новгород чист. Войско Батыево взяло Ростов, Тверь, Городец и на самом пороге К граду в пути Селигерской дороги, Там, где весенние хляби и топь, Вспять повернуло. Семья Ярослава, Сам Александр, все живы остались. Киев чуть позже, поганые, взяли. Киев исчез! Где блестящие главы Храмов, сокровища? Нет ничего! Только развалины града сего… Цел, невредим был лишь Новгород вольный, Верно, был враг отвращён Божьей волей. Тщетно взывал к русским князьям О единенье булгарский каган. Половцы слёзно поддержки просили. Кровью кочевники Русь оросили. «Недруг врагов – это друг поневоле, Свадьбой скрепим мы союз с Диким Полем, - В думе боярский один разговор. – Нужен сегодня такой договор!» Скачут сваты и невесту везут. Девушки плачут и песни поют. Слажено дело, любовь да совет. Нужен Руси мир на несколько лет. Замысел важный, монастыри Молятся Богу с зари до зари. Тайно они собирают отряды. За монастырской, высокой оградой Все кузнецы им оружье куют. Ветры свободы им песни поют. Не в одночасье, конечно, собрать Боеспособную грозную рать. Ангел незримо им машет крылами: «Я не забыл вас, о люди, я с вами! Время придёт. Пусть не скоро, но всё же Ворогам кланяться вечно негоже. Иго падёт. В том я Богом клянусь. Снова поднимется славная Русь!»        Александр Ярославич   Об Александре поведаю вкратце: Сызмальства чтил князь наставника старца. Им был обучен мудрёным наукам, Не предавался безделью и скуке. Великолепно знал ратное дело, В бой мчался первым и в битве был смелым. Князь любознателен, Господу верен, Великодушен душой, благоверен. Добрую славу обрёл он в походах, Был благороден любимец народа. Бог наделил его силой Самсона, Мудростью, трезвым умом Соломона. В возрасте юном воскняжился князь, В храме Софийском усердно молясь. Благоразумный князь с ликом преславным, Был он обвенчан с княжной Брачиславной. Празднично в граде звенел благовест, Звон далеко разносился окрест. Толпами люди спешили к собору В празднично ярких, нарядных уборах. В день торжества созывались на свадьбу Тысяцкий, свахи, князья, поезжане… Ну а бояре людей уряжали В гриднице терема княжьей усадьбы. Князь убирался в палатах. В светлице Сборы велись, наряжали девицу. Гости дары получали шелками, Золотом, перстнями и жемчугами. В княжьем дворе приготовлены сани, Путь устилался к собору коврами. Тысяцкий сыпал серебряный дождь – Люди ловили монеты. Сей вождь Свадебной свиты одаривал нищих, Скудный народ, смердов издали пришлых. Хмелем младых осыпали у входа, Кланялись низко они пред народом И на иконы крестились святые. Благословили их прежде родные: Мать Феодосия, князь Ярослав, Вместе с супругою сват Брачислав, Князь половецкий. Святою водой Путь окроплялся, пел хор молодой. Храм переполнен. При ярком свеченье Местный епископ в златом облаченье Князя венчальным венцом осенил, После княжну, и обряд совершил. Вкруг аналоя провёл новобрачных. Радость на лицах была столь прекрасных! После свершенья обряда венчанья Шествие двинулось для столованья. Слуги и все домочадцы сбежались, Свадебный поезд они ожидали. Гости ступили на княжий порог… Челядь носилась, все сбилися с ног.             Свадебный пир   Свадебный пир! У столовой палаты Стол был уставлен посудой из злата, Из серебра кубки, чарки, братины. В ёмкостях мёд, пиво, терпкие вина. Яствами стол был чрезмерно богат. Чинно свершался последний обряд… Сколько напутственных сказано слов! За новобрачных, родных, за дружков Здравицу пили поочерёдно, И целовались потом всенародно. На площадях городских ликованье! То-то всеобщее было гулянье. Были накрыты столы с угощеньем, Бедный народ пил и ел с наслажденьем, Юного князя хваля, почитая И новобрачным здоровья желая. Между собой балагурил народ. Да скоморохам был явный почёт. Ловко показывал трюки кудесник. За душу трогали грустные песни. Гусли играли и гусляры пели: «Вороны на белу лебедь слетелись. Не пожалели красу, растерзали. Дитятки в скорби поныне, в печали».             Ловитва князя   Князь свой досуг проводил на охоте, Из головы вытесняя заботы. Средь изумрудных лесов и полей Видел красу он Отчизны своей! На скакунах мчались вслед за борзыми Толпы охотников и стремянные. Много водилось в лесах кабанов, Туров, медведей, лосей и волков. Выучка здесь развивалась и ловкость, Дух молодецкий, смекалка и стойкость. Солнце садилось, средь леса в палатках Спали охотники крепко и сладко. Утром охота была соколиной – Старый обычай князьями любимый. Зайцев несчётно убито, лисиц, Диких гусей, горностаев, куниц… Жил Александр с семьёй в Городище, С гребнем златым и коньками на крыше. В тереме видном, на взлобке, за градом Раем его называли,  нарядным Ярким убранством светлиц и покоев. В жемчуге, злате висели иконы.                   Гонец   Всадник гнал ночью коня по дороге, Взмыленный конь, оседая на ноги, Пену разбрызгивал с губ и хрипел. Небо светлело, и лес поредел. Мгла предрассветная пахла цветами, Росными травами. Защебетали Ранние птицы, радуясь дню. Всадник беззлобно промолвил коню: «Передохни! – придержал он поводья, - Вольные тут для охоты угодья!» Конь пошёл шагом: «Ну что ж ты, дружок? Ста вёрст не сдюжил, а путь недалёк. Через лесок он намного короче. Надобно нам поспешать, ибо ночью К брегу Невы враг нежданный пристал. Чай, неспроста свой раскинул он стан? Нехристи споро разбили шатры Передохнуть до вечерней поры. Глянь, впереди, на холме недалече Новгород виден. Стеной он увенчан Каменной, мощной с вратами въездными, С башнями гордыми сторожевыми. Век золотой ныне, град процветает! Зорко границы свои охраняет Он «сторожами» окрестных племён. Монастырями кругом окружён. Для укрепленья границ князь построил Крепости две – Городцы по Шелони. Север освоил, путь к морю открыл. Церкви построил и храм обновил. Люб мне и дорог детинец сей гордый. У горожан нрав крутой, непокорный. Вольный в деяниях, сильный в князьях. Вече вершит все дела горожан. Озимь густая стоит на полях. Стелется дымкой парною туман… Храм завиднелся, шеломами светит. Шагу прибавь, друг, усилился ветер…» Всадник проехал по гулкому мосту, Крепкий детина аршина два росту. Голос  его раскатился в тиши, Встал пред въездными вратами: « Эй, стража!» Светоч блеснул на стене. Сверху сразу Стражник ответил: «Не мельтеши. Ночью полошишь людей. Кто таков?» - Слышится скрежет, тянули засов. «К князю спешу я – дозорный гонец. Да открывайте скорей, наконец!               Тревожная весть   Был этот всадник Пелгусий ижорский. Пробыл дозорным денёк он в сторожке На побережье широкой реки. Первым увидел флотилию вражью, Как укреплялись на бреге полки, И поспешил с важной весточкой к князю. Лето нежаркое  впору стояло. Утро зарницей окрашено алой, На мостовых деревянных роса. Выслушал князь спозаранку гонца, Сердцем вскипел он: «Тому не бывать! Надобно первыми атаковать! Ты же, Пелгусий, в дозоре сиди И в оба глаза за шведом следи!»  Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (7 голосов, средний бал: 3,29 из 5)
Загрузка...