Приймак Ирина

DSC08311Родилась в г. Петропавловске, где и написала своё первое литературное произведение. Тогда мне было лет восемь. Сейчас мною написано более тысячи стихотворений и сотня рассказов. Дарят вдохновение родные места, дороги и длинные теплые вечера... Надеюсь, что мои стихи отзовутся в сердцах читателей.

Born in Petropavlovsk, where he wrote his first literary work. Then I was eight. Now I have written over a thousand poems and a hundred short stories. Give inspiration homes, roads, and long warm evenings... I Hope that my poetry will echo in the hearts of readers.


Под молодым месяцем (I) Когда истоки жизни обернутся В последний пепл последнего костра, Над миром точно звёзды встрепенутся И станет вся вселенная пуста. Исчезнут сроки давности событий И в миг один коснуться небеса Чьей-то души незыблемых открытий, Оставившей свой пост на полчаса. И возрыдают над пропащей верой, Над убиенной мира красотой, Измерят жизнь той непривычной мерой: Заветной жаждой верности святой. Истоков жизни, где бы взять правдивость… И не бросать слова в последний дым… Узрев великую, всерадостную милость, Остаться просто вечно молодым… *** Месяц за домом скрылся, Все тайны  с собой унёс. Кто-то опять напился До покаянных слёз. И, не скрывая это, Песню идёт, поёт О монастырском лете Да освященье вод, Поёт о подруге милой, Месяц клянёт в ночи, Куда же он скрылся игриво Пламенем тлевшей свечи?! Поёт под забором хаты О тех, кого потерял, Поёт про лесные палаты Да про берёзовый вал… Слезами молит прощенья Напившийся в ночь человек И жаждет себе он спасенья, А трезвым не вспомнил бы ввек. О сколько печали в голосе, В надрывах и хрипоте, И шапка в кудрявом волосе, И слипшийся мёд в бороде… И всё у забора молится, Боясь к тайнику подойти, А месяц углом своим колется Вместо того, чтоб светить. И вечер, как будто не кончится, Не встанет больше народ, Не пробежит полем конница, Не освятят больше вод, Но сколько забором тем слыхано Слов покаянья души… То громко, то колко, то тихо, но, Не внемля ночной тиши. И в этом народе скрывается Чаянье в День Седьмой, Только порой забывается В мире любви земной. Сколько в их сердце проклятий И слёз в покаянную ночь, Только хотят ли познати, Что мыслям сегодня невмочь? Месяц, сбежавший за´ дом, За´ полем русским притих, А над розовым садом Вечер примерно так тих… Тысячи тёплых вёсен, Тысячи дней и ночей, Сколько ещё подбросит Пьянка забору людей?! Людей, говорящих правду, Но, бредом разбавивших вмиг, И прозревающих  к завтру На месяца жёлтый тайник. Отрада, вино и горе – Три полноты бытия… По мертвым свершится вскоре Священная лития. Чары остывшее утро Быстро снимают зарёю. Надо дождаться минуты С конницей ездовою. Веря в застольный праздник, Но и в звезду избавленья Русь моя горько плачет Жаждая Воскресенья… *** Как вы, месяца чары, искусны Окрыляете миг тишины, Желтой статуей падают грустно В озёра сонной глуши. Как вы маните светом небесным, Словно что-то свершилось такое, Что не станется словом чудесно, Не сравнится со словом святое… Окаймлённые сонной лощиной, Выгибаете мир наизнанку. Со своею доблестью милой Уходите прочь спозаранку, А свет ваш колюч и неясен, Чары желтеющей гривы. Может быть, труд мой напрасен На злаке алеющей нивы?! Осликом серым, туманным Выплыву я  в поднебесье. Ваши ли очи вдруг станут За все грехи мои местью, Вами ль я буду ласкаться Иль острым концом уколюся? А хочется искупаться В рыжих, родных колосьях.. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (16 голосов, средний бал: 2,69 из 5)
Загрузка...