Павел Великжанин

фото Великжанин ПАЯ, Великжанин Павел Александрович, родился в 1985 году в кузбасском городе Ленинске-Кузнецком. Долгое время жил в Зауралье, в Курганской области. Там же и начал писать стихи. Новый виток моего творчества начался с переездом в Волгоград. Нижневолжский край, богатый солнцем, природой и героической историей, обязывает соответствовать себе и в жизни, и в творчестве. Что я и стараюсь делать по мере своих сил.


Сборник стихов "Избранные стихи"

Отрывок

    1. Алхимик
  Временами плохими Так писалось, что хоть не пиши, И усталый алхимик Отступал от реторты-души.   Он включал телевизор, Опускался в насиженный быт, Забывая про вызов Философского камня судьбы.   Но копыта Пегаса Прямо в сердце поэта стучат… Электричество гасло, Загоралась в потемках свеча.   Снова гений бесстрашный Рвался в небо из тесных оков, И графит карандашный Становился алмазами слов.   Океанскою дюной Обернулся вдруг вид из окна, И принцессою юной Варит кашу седая жена.   ***
    1. Пушкин
  Болдино. Холерные кордоны Обложили эту деревушку. Окружили погребальным звоном. Будто смерть берет его на мушку.   Он работал. На бумаге серой Из чернил, посыпанных песочком, Как молитва вдохновенной веры, Проступали пушкинские строчки.   Он у Бога не просил спасенья. Удесятеряя свои силы, Он в бессмертье воздвигал ступени. Он творил. И смерть повременила.   Едет он от болдинских околиц В Петербург. Дописаны все драмы, И поет поддужный колоколец. Только смерть – злопамятная дама.   …Над Невой опять метель задула. «Секундант, дистанцию отмерьте!» Вечность на него глядит из дула. Смерть – ступень последняя в бессмертье.   ***
    1. Молодые поэты
  Не отшумела бунтарская братия. Песни не смолкли – они не допеты. В строгих собраниях и хрестоматиях Смотрят на нас молодые поэты.   Кто на портретах, а кто – фотографиях, Есть – бородаты, но больше безусых. Сами слагали себе эпитафии: Каждый – по своему, каждый – по вкусу.   Кто-то – частушку, а кто-то – элегию. Но и посмертно не выглядят кротко. Вечная молодость – их привилегия, Данная пулей, болезнью и водкой.   ***
    1. Самосев
  Я рос самосевом, я рос самосадом, Без всяких теплиц, удобрений, прополки. Спектакли, концерты и книжные полки – Мне все это было ни капли не надо.   Ведь я сочинял хулиганские песни. Бренчал во дворах. Задирал пионеров. И строчки мои не желали – хоть тресни! – Влезать в аккуратные рамки размеров.   Но что-то такое во мне, видно, было: Очкастый профессор, услышав однажды Мой стих про любовь, что случайно простыла, Сказал, что такое напишет не каждый,   Что в литинститут без экзаменов примет… Лет сорок прошло уж, как было все это. Я стиль отточил, приобрел себе имя, Писателем стал. Перестал быть поэтом.   ***  
    1. Магнитный полюс
  Я вбиваю ноги-гвозди В деревянную планету, С неба звезды рву, как грозди, И вино давлю из света.   Я хотел воды напиться В неисчерпанном колодце, Но прозрачная водица Утекла уже в болотце.   Здесь торгуют, тут рыдают, Там сидят в дешевом цирке, И тихонько умирают, Лица сделав по копирке.   В центре этой круговерти, Где сердца зашлись в чечетке, Я плыву по морю смерти На дощатой серой лодке.   В ней полно мышиных дырок, У весла отбита лопасть. Я – магнитный полюс мира, Улетающего в пропасть.   ***
    1. Манекены
  Они, как Барби или Кены, Правдоподобны и похожи; Идут по жизни манекены, Улыбкой лица искорежив.   Их идеальные фигуры Стыда не ведают и краски. На них гламурненькие дуры Завистливо таращат глазки.   Они в толпе неотличимы, И, к сожалению, все чаще Мы, к ним спеша, проходим мимо Людей живых и настоящих.   ***
    1. И грянул гром
  Судьбу народов и людей Вершит не Бог и не злодей.   Она висит на волоске. Она – рисунок на песке.   Легла песчинка чуть не так – Врагом стал друг, и другом враг.   Упала капелька дождя – И нет всесильного вождя.   Взмахнула бабочка крылом – И все не так… И грянул гром…   ***
    1. Гора и долина
  Высоко возносилась гора, Рядом с ней простиралась долина, И сказала гора ей: «Сестра! Что же ты прозябаешь доныне?   Будь как я: гордо к небу тянись, Чтоб на тучи глядеть сверху вниз! О горах пишут песни поэты, А долины никем не воспеты».   Отвечала долина ей в лад: «После ливней из туч по весне Все ручьи запоют, зазвенят, От тебя убегая ко мне».   ***
    1. Грибы
 
  1. Этот дождик так мал,
Он почти что и не был. Он не шел, а хромал, Еле капая с неба.   Мы не прятали лбы От бесшумной капели, И одни лишь грибы Дружно шляпы надели.  
  1. Под березой – подберезовик,
Под осиной – подосиновик, Между ними в шляпке розовой Мухомориха красивая.   Влез на пень опенок маленький. Грузди (в каждом пуд – хоть взвешивай!) Грузно сели на завалинку У избушки старой лешего…   ***
    1. Летний ливень
  Небо выдохнуло тяжко, Посмотрело вниз с досадой И мою пятиэтажку Обнесло живой оградой   Водяных бессчетных нитей Впечатляющего вида. За порог теперь не выйти. Посмотрю – и все же выйду   Прочь! Из тесноты квартиры, Из насиженного кресла. Обнимусь с водой небесной, Успокою слезы мира…   Я промок, но не простужен. Дождь в асфальтовую прорубь Убежал, и в теплых лужах Солнце плещется, как голубь.   ***
    1. Давно отгремели раскатами грозы
  Давно отгремели раскатами грозы. Холодные слезы роняя устало, Уходят дожди бесконечным обозом, Смывая осевшую пыль с пьедесталов. Серебряной ваксой ботинки начистив, Паук расставляет осенние сети, И красные книги сгорающих листьев Лениво читает задумчивый ветер.   Земля забинтована марлей тумана. От жарких боев безрассудного лета Остались еще не зажившие раны И зрелая мудрость живого поэта.   Он здесь, рядом с нами, но выше немного. Осеннее солнце пробилось сквозь тучи. Меж мокрых полей потерялась дорога, Как с неба упавший, растаявший лучик…   ***
    1. Опавшие листья
  Опавшие листья мечтали взлететь, Из сил выбивались, скользя по асфальту. Хлестала их ветра стохвостая плеть, Топя в грязных лужах бесценную смальту.   Разбита мозаика парков и рощ, И крону с деревьев, как шкуру, спустили. Один лишь скелет, весь обглодан и тощ, Чернеет крестом на своей же могиле.   Куются морозом оковы земли. Весь мир наш смирительным цветом окрашен. Как жаль, не берут облака-корабли С собою всех тех, кто не сыт снежной кашей.   Но крыльями бабочек, спящих в земле, Рвались листья ввысь из-под первого снега, Как будто торя в наступающей мгле Пути для весенних зеленых побегов.   ***
    1. Снег спускается с неба
  Снег идет: спускается к нам с неба, Белый – словно ангелов одежды. Нам порою не хватает хлеба – Чаще не хватает нам надежды.   Вроде бы живем… А что-то надо, Что словами выразить непросто… Чувствуешь, как этим снегопадом С душ снимает грязную коросту?   Снег бинтует раны и нарывы, И повсюду вырастают сами Памятники мудрому наиву С красными морковными носами.   Светом звезд костры-сугробы тлеют, Чтобы понял запоздалый путник: В мире стало тише и светлее, В мире стало чуточку уютней.   Так легко дышать, как будто снова Детство навсегда к нам возвратится. Тропками протаптываем Слово На пустой божественной странице…   ***
    1. Дальнобойщик
  Рев мотора заглушил все остальное, И к водительскому креслу на три дня – На три дня в пыли, под ливнем и под зноем – Я пристегнут пуповиною ремня.   Мир за стеклами кабины все быстрее Мчится в прошлое со скоростью моей, А за темным горизонтом солнце зреет, Восходя на встречке вспышками огней.   Лишь самой себе всегда равна дорога, Не бывает одинаковых дорог; Но от них нам нужно, в сущности, немного – Чтоб в конце был лентой финишной порог.   У шофера столько жизней, сколько рейсов, На одометре – годов километраж. Но ведь как бы у мотора ты ни грелся, К дому – к дому! – путь всегда направлен наш.   А пока – гудят крутящие моменты, Изгибается дорога как вопрос, И асфальт магнитофонной стертой лентой Тянет песню меж бобинами колес.   ***
    1. Был черствый хлеб, что слаще сдоб
  Был черствый хлеб, что слаще сдоб, Был ратный труд, простой и страшный: На фронте пашней пах окоп, В тылу окопом пахла пашня. Впрягались бабы в тяжкий плуг, И почва впитывала стоны. Мукою, смолотой из мук, На фронт грузились эшелоны.   А там своя была страда, И возвращались похоронки В артели вдовьего труда, В деревни на глухой сторонке.   Кружили, словно воронье, Над опустевшими домами. Кололо жесткое жнивье Босое сердце старой маме…   ***
    1. Фронтовик
  Никто не спрашивал о том, Чья здесь вина: Пустой рукав запавшим ртом Сказал: "Война".   Был труден, голоден и лих Сорок шестой, И он ворочал за двоих Одной рукой.   Твердела мышцами рука, Росла в кости, И мало кто фронтовика Мог обойти.   Он так же крепко обнимал Свою жену, И сын с руки его взлетал В голубизну.   ***  
    1. Под стук колес
  Я сплю, я сплю под стук колес, Без слов, без языка, Но все равно, как верный пес, К тебе бежит строка.   К тебе за окнами бегут Столбы и провода. Но никогда не повернут В дороге поезда,   И мой билет – в один конец. Тяжел вагонный сон. Но стук колес – как стук сердец, Что бились в унисон.   И тонут в памяти стихи. И стекла все мокры. В тебе – начала всех стихий. Но путь назад – закрыт.   Как семафор, красны глаза, А слезы – словно лед. И вся земля бежит назад, Лишь я один – вперед.   ***
    1. Нота «после»
  Идем, молчим, и вспоминаем Душой усталой жар сердечный. Мы жили сумасшедшим маем, А сумасшествие – не вечно.   Слова любви писали мелом – Дожди стряхнули цвет с акаций. Мы повстречались неумело, Теперь не знаем, как расстаться.   Ответ услышу ли, вопрос ли, Но время все уже решило. Ни ноту «до», ни ноту «после» В любви нельзя играть фальшиво.   ***
    1. Открытой двери свет
  Домой шагаю. Поздно. Лишь тень скользит у ног. Встряхнется сонный воздух, Уляжется на бок.   Ветвями ивы дрогнут Ресницы тишины, Но неба плащ застегнут На пуговку луны.   И вновь ни звука в мире, И в доме все темно, И лишь в одной квартире Неспящее окно.   И на пороге ляжет Открытой двери свет, И голос близкий скажет: «Ну, вот и ты. Привет!».   *** Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (7 голосов, средний бал: 3,86 из 5)
Загрузка...