Орхан Мурсалов

Орхан МурсаловМеня зовут Орхан, я из города Баку. Я увлекаюсь Литературой, Сценарным мастерством, Психологией, Философией, Астрономией, Музыкой и Шахматами. Еще со школьных времен мне нравилось писать сочинение. Мне всегда нравилось излагать свои мысли в письменном виде. Время от времени пишу литературные миниатюры и рассказы на одном российском литературном сайте. Четырежды был номинирован на литературные премии и участвовал на конкурсе по написанию сценариев короткометражного фильма.


Эссе "Депрессия"

отрывок

Меня больше ничего не интересовало. Всё теряло смысла. Само слово “смысл” потерял для меня смысла. Я смотрел на людей и думал: “Как же они могут смеяться и радоваться, и что их заставляет смеяться, если ни в чем нет смысла?” “Почему люди живут, зная о том, что все они умрут?” Эти вопросы мучали меня, но я никак не мог найти ответа.

За свою шестнадцатилетнюю жизнь я так и не понимал, что же людей заставляет жить. Жизнь – это жестокость. Я не находил в ней ни капельки добра и любви. Если нет добра и любви, тогда что заставляет нас жить? Люди не могут существовать без драк, войн и прочей жестокости. Я делал вывод о том, что жестокость в нас заложена. Сильные люди уничтожают слабых людей. Слабые живут в страхе того, что рано или поздно их уничтожат сильные и будут торжествовать свою победу, чувствуя свое превосходство над ними.

В школе постоянно сильные парни бьют слабых парней. Слабые парни каждый день живут с боязнью того, что их заново будут бить. Есть ли смысл жизни для слабых парней?

Я думаю, что нет. Потому что их жизнь состоит из страха. То, что касается школьных девушек, они тоже не дружат, а постоянно соревнуются за звание самой красивой и желанной девушки класса. Красивые девушки издеваются над не красивыми девушками, делая каждый их день мучительными и бессмысленными. Красивые девушки убеждают так называемых не красивых девушек в том, что они никчемные и даже не имеют право что-либо сказать. Есть ли смысл жизни для не красивых девушек? Нет смысла, потому что никому бы не понравилось, если бы каждый день его унижали и считали никчемным.

Я хотел верить в то, что люди – хорошие и могут быть добрыми. Не могу объяснить, почему я верил в то, что люди могут быть хорошими. Я даже верил в то, что они способны любить. Я ко всем относился с добротой и любовью, ожидая такого же отношения к себе. Никто не понимал моего хорошего и доброго отношения, а только игнорировали меня. Я потерял веру в людей.

Единственное, чего я хотел – это исчезнуть и больше не появляться. Я много думал об исчезновении, но не знал, как мне это сделать. Я не хотел чувствовать какой-либо боли, я просто хотел исчезнуть. Я не мог уснуть, моя голова была занята моими мыслями. Я смотрел в потолок и думал обо всем. Бывало, что я находил какую-то точку на потолке и думал об этой точке. Я думал: “Интересно, каково быть точкой и что она думает и чувствует. Знает ли точка, что она точка”. Моя голова рождала мысли. Она рождала много мыслей, мне казалось, что я начинаю понимать абсолютно всё, и тогда всё теряло смысла.

Нормальные люди спят и просыпаются. Но я не был нормальным. Если даже я хотел уснуть, это у меня не получалось. Будто весь мир был против меня. Я не мог уснуть. Это продолжалось больше недели. Я жил без сна, и вообще не нуждался уже во сне. Идя по улице у меня было такое ощущение, что все кричат мне в ухо. Весь шум был в моих ушах. Я не понимал, что это такое. Мне казалось, что все смотрят на меня и говорят только обо мне. Я думал, что все знают о моей депрессии, обсуждают и осуждают меня.

Это меня раздражало, я хотел быть невидимым, чтобы люди не могли меня видеть и говорить обо мне. У меня в школе было такое состояние, что я слышал только свои мысли, а других просто не мог слышать. Ребята кричали, смеялись, но я просто смотрел куда-то и был со своими мыслями. Меня раздражало, когда кто-то обращался ко мне с каким-то вопросом. Я хотел, чтобы меня оставили в покое. Я не был в состоянии с кем-то завести разговор и поэтому молчал. Молчал я долго. Со мной разговаривали только мои собственные мысли. Мысли мои были разные.

Родители беспокоились за меня, хотели отвезти меня к психиатру, но я отказывался от посещения психиатра. Я не хотел, чтобы меня считали сумасшедшим. Я же не был сумасшедшим, я всего лишь хотел исчезнуть, ни с кем не разговаривал и был со своими мыслями. Моя депрессия мешала мне самому. Она никому не причиняла вреда. Поэтому, я говорю, что я не был сумасшедшим и агрессивным. Я просто был в таком состоянии, при котором я предпочитал молчать, часами смотреть в потолок, думать обо всем и не спать. Во время депрессии, когда я кушал, я не чувствовал вкус еды, и мне казалось, что я кушаю какую-то бумагу вместо еды. Вкус этой бумаги мне не нравился, поэтому еда для меня была мучением.

Я не знаю, как объяснить, но во время депрессии, я стал другим человеком. Мне казалось, что я несу ответственность за все происходящее в мире. Я стал слишком заботливым и чувствительным. Я помню, как я много думал о других, а не о себе. Я мог просто так спрашивать у близких мне людей: “Как ты себя чувствуешь?”, “Тебе не холодно?”, “Ты чем-то беспокоен?” и т.п. Мне казалось, что я несу ответственность за все плохое, что случается с моими близкими людьми, и целым миром.

Я идентифицировал себя со всем человечеством. Мне казалось, что я – это весь мир, весь мир – это я. Я так думал, не потому что я обожал себя, наоборот, я хотел исчезнуть. Я не могу объяснить, почему я так думал. Просто мне казалось, что я несу ответственность за все происходящее в мире. Я смотрел телепередачи и думал, что ведущие говорят те или иные фразы из-за меня. Мои мысли искажали мою реальность. Я смотрел футбол, а ведь в футболе игроки бегают, а мне казалось, что они почти не бегают, а ходят и делают нелепые передачи друг другу. Я их видел медленными и даже смешными. Опять я думал, что они так играют из-за меня.

Родители все-таки отвезли меня к психиатру. Помню, что я в тот день не сопротивлялся. Я пошел к психиатру не потому что, надеялся, что он мне поможет, я туда пошел, потому что мне было все равно на то, куда я иду. Я тогда понимал, что человек, находившийся в депрессии, теряет желание сопротивляться и проявить в чем-то какую-либо активность. Он полностью подчиняется кому-то и просто существует, а не живет. Он делает то, что ему велят. Конечно, человек может мыслить во время депрессии, но он не в состоянии сопротивляться.

Когда я заходил в комнату психиатра, тогда я понял, что я серьезно болен. Иначе меня бы здесь не было. Но я просто не понимал, как же этот седой психиатр может мне помочь. Потому что я знал, что для того чтобы меня спасти надо было залезть в мою душу и что-то сделать. Но я не представлял, что именно. И как же этот седой мужчина зайдет в мою душу, я не понимал. Он задавал мне пару вопросов. Лишь один его вопрос мне запомнился. Он меня спросил: “Не слышишь ли ты голоса?”. А я сидел и молчал. Я не отвечал на его вопросы, а только слышал его вопросы и смотрел прямо ему в глаза. Я вообще не понимал, о каких голосах идет речь, и, причем тут голоса. Психиатр задавал мне пару вопросов, и я ни на что не отвечал. Наверно он подумал, что я не в состоянии отвечать. На самом деле я бы мог отвечать, но просто не отвечал. Я просто не хотел, что-либо ему говорить. Самое большое, что я делал – это ленивые кивки согласия либо отказа.

Я молчал и молчал.

Психиатр прописал мне некоторые лекарства и назначил мне лечение. Я был в ужасе от того, что я буду принимать эти лекарства. Родители купили все нужные лекарства. Лекарств было много. Я тогда понял, что все слишком серьезно. Я понял, что душа моя нуждается в лечении. Оказывается, для этого нужны лекарства. Меня ужасало то, что мне придется принимать лекарства, прописанные психиатром. Меня пугала серьезность этих лекарств. Я знал, что психиатры занимаются лечением людей с самыми страшными психическими расстройствами, поэтому эти лекарства пугали меня. Я думал: “неужели у меня тоже серьезное психическое расстройство?” Я не считал себя психически расстроенным, Я просто думал, что во мне происходят какие-то внутренние изменения, которые не подлежат объяснению.

Несмотря на все это, мне пришлось начать лечение моей души. Помню, с каким ужасом я начал принимать первое лекарство. После их принятия, лекарства заставили меня встать и просто ходить по комнате. Помню, как я просто вставал с кровати и стал бодрым. Я чувствовал прилив сил. Если раньше в моей голове были самые худшие мысли, то они заменялись хорошими мыслями. Я начал чувствовать себя живым. Но даже тогда я понимал, что это не правильно. Я понимал, что эти лекарства искусственным образом создают ощущение радости, и ощущение того, что будто я хочу быть активным, выйти на улицу и гулять. Я всем сердцем ненавидел эти лекарства за то, что они создают ощущение радости, а не настоящую радость. После лекарств я вообще запутался, и не знал, что со мной происходит.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (2 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...