Ольга Мэйн

image1Я с детских лет увлечена литературой. Меня всегда завораживал мир,открывающийся в книгах. А ещё, запах новой книги,где некоторые страницы ещё поскрипывают,ведь до тебя её ещё никто не брал в руки... Помните это чувство? Ммм... Я настоящий книгофил. Честно. Я могу часами ходить по книжному магазину,рассматривать книги,брать их в руки,делать пометки,какие бы из них я хотела купить. И когда появляется такая возможность - обязательно покупаю. Я тяжело расстаюсь с книгами. Впрочем, как и с людьми. Книги - моё лекарство во все времена. С 14 лет я начала писать сама. На истории меня вдохновляют люди, с которыми мне посчастливилось когда - то встретиться.


Рассказ "За всё тебя благодарю"

Отрывок

Был самый разгар рабочего дня. Город по своему обыкновению шумел словно пчелиный улей.

Застряв между двумя районами в жуткой пробке похожей на драконий хвост  я,неожиданно для себя самого,принял решение  не идти  в тот день на работу вообще.

Признаться честно, в те времена наш процветающий бизнес довел меня до ручки. Состояние моё характеризовалось отчетливой нездоровой привязанностью к работе, которая стала занимать большую часть моей же жизни. По правде говоря,все время и любое свободное пространство вокруг,что так или иначе находилось у меня,  без остатка приносились в жертву чудовищу под названием бизнес, которому многие тогда исправно служили, принося на алтарь свое здоровье, личную жизнь и время. Служил ему и я. Наверное,моя душа по каким –то причинам вообще оказалась  в рабстве у самого дьявола, настолько остро  я чувствовал себя марионеткой в мире живых людей, хоть и считал,что все контролирую сам. Ничего ни у кого не просил. И не хотел. Ни светлых мыслей, ни чувств, ни участия. Полное безразличие ко всему,что вокруг. Эдакая ожившая каменная статуэтка с таким же каменным сердцем.Да,именно таким  когда –то был  я.

Уже тогда, в свои неполные тридцать четыре года, мне приписывали статус непреклонного прагматика и циника, выступающего в мире исключительно из двух ипостасей: человека берущего  и человека получающего.

Схема -  ты - мне,я -тебе, - меня полностью устраивала. В какой-то момент своей жизни я вдруг понял: этот мир как драконья пасть - сожрет меня или испепелит. Если цель выжить в этом мире, удержаться в строю -  необходимо отрастить клыки, обнажая их каждый раз, когда надо скалить пасть словно ты дворовый пёс, и обрасти густой косматой шерстью. Не пропускать ничего через своё сердце; оставить сожаление и сочувствие позади. Проще говоря, закрыться, забыть себя. Да чего уж там, предать себя, что я тогда и поспешил сделать и -  чересчур увлёкся.

Мир общался на современном языке,который стал историей нашего века - языке потребления.Этот язык был мне чужд,но я был вынужден выучиться и ему. В моде иные принципы и постулаты. Хочешь выжить - принимай правила игры. Я честный игрок - я принял. Девушкам мой упрощенный подход к жизни - без ответственности и обязательств - нравился. Скорее всего,они даже лучше меня знали правила этой игры и, именно поэтому, я все еще оставался холостым.

Решение не появляться в офисе пришло ко мне тогда спонтанно,  без каких-лито  угрызений совести.

"В конце концов,ты же сам себе начальник", - подумал я  и расслабившись,  подставил лицо теплым солнечным лучам, жмурясь как Чеширский кот от  яркого света пока в уголках глаз не выступили слезы.

Погода стояла теплая. На небе ни облака, сплошная голубая плёнка. Большое апельсиновое солнце казалось источало свой аромат по всему небу. Этот огромный яркий и горящий сгусток света был похож на воздушный шар, парящий высоко в небе,а его длинная солнечная нить оставляла в глазах яркие вспышки следов. Однако, к полудню солнечная печь затопила по полной.  Становилось нестерпимо жарко, а в парке людно от первых посетителей,но мне было до неприличия хорошо.

Я вообще любил посидеть вот так: без дела, на лавочке,в каком-нибудь парке и наблюдать за маленькими, вечно улыбающимися и никогда не устающими детьми, представляя себе, чтобы я делал, если бы тот или иной малыш, скажем, был бы моим сыном или дочкой. Любить – то любил,  да  делал  такие вылазки крайне редко. Отдых, в том понимание в каком его знают большинство людей,  в моей жизни отсутствовал.

Купив себе  мороженное (много лет его не ел, даже вкус забыл), чтобы немного остыть, довольный своим прогулом будто школьник, я присел на свободную лавочку и развалился в небрежной позе. Неизвестно откуда подошла девочка. Очевидно долгожданное мороженное так увлекло меня, что факт откуда она появилась был мною упущен. В глаза сразу бросилась её неестественная худоба. На вид ей было лет десять-одиннадцать. В смешной кепке, с какой-то непонятной надписью на английском языке, стертой наполовину от времени и выцветшими джинсами,она больше походила на парня. Если бы не миниатюрные сережки в её тонко очерченных ушках, то я бы принял  эту девчушку за обычного сорванца, лазающего по крышам гаражей.

Девочка присела на скамейку рядом со мной. Болтая ногами, она что-то напевала себе под нос и, словно невзначай, поглядывала на меня исподлобья, а у самой в глазах огоньки  озорные так и бегают.

-Хочешь покататься на нем?-неожиданно спросила  она меня.

-На нем?-переспросил я,не сразу догадавшись о чем идёт речь.

-Ну да,на нём,-спокойно ответила девочка и кивком показала в сторону самого большого колеса обозрения.

-Ого!- я удивленно уставился  на неё.

Именно сегодня как раз об этом думал. Была у меня такая идея - прокатиться на Колесе,поглазеть на город:

-А сама не боишься?

-Вот еще,-фыркнула девчушка и скорчила смешную рожицу.-Что я - маленькая,боятся?!

-А родители твои где?

-Думаю пытаются подстроить свою жизнь под нынешнюю суету,-она усмехнулась.-Ну,а если серьезно,то они много работают,чтобы я могла находится там,где сейчас. Я редко их вижу.

- Скучаешь по ним? - мой диалог строился исключительно на вопросах, потому как мне было невдомек о чем ещё можно говорить с ребёнком.

- Да ну,-девочка махнула рукой,-это не важно и совсем не интересно,чтобы тратить на это весь наш разговор.Пропустим эту часть,ладно?

Я кивнул,соглашаясь с ней:

-Так значит, ты здесь совсем одна? – предпринял я последнюю попытку избежать разговора.

-Нет,с нянечкой.Нас тут много ребят.Мы приходим в этот парк,потому что здесь нам разрешают бесплатно кататься на аттракционах.

-А почему же ты не с ними? – не унимался я.

-Потому что увидела тебя,-она улыбнулась.-Сидишь тут, один, ешь мороженное и задаёшь слишком много вопросов, а сам грустный.Никто не должен грустить,когда есть мороженное - это  правило.

-А я и не грущу,-будто оправдываясь,ответил я.-Это я так, отдыхаю.

Девочка покачала головой всем своим видом показывая,что не верит мне:

- Ага,как же. Держи два! Меня не обманешь. Всегда видно,когда человеку грустно - его выдают глаза.А твои глаза очень грустные, тут уж скрывай - не скрывай: все равно заметно.Ну, так что,ты идешь? - она встала и протянула мне руку.

Мне вдруг стало так не по себе,что я даже забыл про мороженное,которое таяло в моих руках со стремительной скоростью и вот-вот собиралось оказаться на моих дорогущих штанах со стрелками, что я так старательно наглаживал утром.Если бы передо мной стоял кто – то,  кто хотя бы был в той же возрастной категории что и я,то я бы послал этого кого –то подальше. Сделать такое в адрес этой девочки у меня не поворачивался язык. Сам факт того, что я могу с ней так поступить вызывал у меня неудобство и растерянность. Как – то даже странно  было  думать об этом.

Неловко становилось  ещё и от того, что в стремлении иметь все и сразу утратились все мои навыки искреннего простого общения с окружающими: без запланированных и заштампованных фраз с пожеланиями доброго дня и здоровья; без гримас и масок, которые одеваю, направляясь на переговоры. Я привык общаться только по делу. В остальном,мое взаимодействие с миром сводилось к телевизору, пустому сексу и бокалу чего-нибудь, превышающего крепость воды. В тот самый момент было пугающе страшно от того, насколько быстро и легко эта незнакомая девочка  прошла мои кордоны защиты, на постройку которых понадобились годы и вторглась без сопротивления в личное пространство моего испуганного Я.

-Тебя не будут искать?

-Неа,-она покачала головой.-Побежали!Сейчас как раз начнется.

-Постой, а билеты?

-Не надо.Ты же со мной.

Последние слова звучали как пароль и окончательно успокоили меня.

"Будь что будет",- подумал я тогда и взял её за руку в знак согласия.  И она вдруг побежала, да так быстро, что через несколько секунд я начал отставать и ругать себя за излишнее увлечение крепкими напитками в последнее время. Бежал за ней и думал,что для своих лет девчонка очень умна. Возможно,я просто разучился разбираться в возрасте и величина эта стала для меня неким эфемером; чем-то, что не может зависеть только от цифры.

Мы спешно пробежали мимо контролера. Моя юная спутница успела только махнуть ему рукой в приветственном жесте и, через каких-то несколько секунд, что – то похожее на механизм, поднимало нас  наверх в небольшой кабинке, с крышей, напоминающей форму для выпечки, которые часто попадались мне под руку, когда я жил с мамой. Сверху открывался такой вид на город, что у меня перехватило дыхание. Можно часами сидеть здесь и  вот так  наблюдать за жизнью, не заботясь о том,что осталось внизу. Я  пожалел, что не делал таких прогулок чаще. Вообще,очень много хорошего и интересного тогда в жизни проходило мимо меня.

В тот день я чувствовал себя очень странно, если не сказать - необычно. Каких-то несколько минут назад  сидел один и эгоистично наслаждался личным пространством и вдруг -на тебе!- нахожусь  с незнакомым ребенком на высоте птичьего полёта  и ни капельки ни о чём не думаю. Безрассудство какое-то. Но самое главное,что меня пугало в тот момент в себе, так это то, что думать и не хотелось вовсе. Всё было как-то гармонично,что ли.

-О чем ты мечтаешь?- неожиданно спросила меня девочка. По-видимому, я и правда замечался.

-Хм...,ну как тебе ответить на этот вопрос? Какой-то он уж очень личный. Мы с тобой мало знакомы,чтобы обсуждать это,- пошутил я и посмотрел вниз.С высоты парк показался мне похожим на большой муравейник.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (16 голосов, средний бал: 3,63 из 5)

Загрузка...