Ольга Иженякова

ОляРодилась и выросла в Ханты-Мансийском округе. Окончила Тюменской государственный университет. Тема научного исследования, а затем и творчества – малочисленные народы Севера, которых притесняли все власти в 20 веке, а в 21-м, похоже, решили уничтожить. И, при этом, варварский процесс выглядит как естественный, как эволюция. Ни в СМИ, ни в литературе, ни в политике, уничтожение самобытных этносов не находит отклика. Моя задача – дать право хантам, манси (к которым я частично отношусь) на отпечаток в истории.

I was born and grew up in Khanty-Mansi Autonomous Area. I graduated Tyumen from the state university. A subject of scientific research, and then and creativity – small peoples of the North which all authorities in the 20th century oppressed, and in the 21st, seemingly, decided to destroy. And, thus, barbarous process looks as natural, as evolution. Neither in mass media, nor in literature, in policy, destruction of original ethnoses doesn’t find a response. My task – to grant the right to Khanty, Mansi (which I partially treat) on a print in the history.


роман “Страна Оленей”

синопсис

В романе «Страна оленей» речь идет о планомерном уничтожении поселка, где живут ханты. Причина проста – место, на котором расположены дома северян, богато нефтью. В основе повествования лежат документальные события, происходящие в наше время на родине автора.

«22 июня из разведочной скважины ударил фонтан небывалой мощности — более тысячи тонн нефти в сутки. Внутрипластовое давление было столь высоким, а нефть рвалась из глубин с такой силой, что нагревались стальные трубы. Пик добычи нефти (около 150 миллионов  тонн в год) пришелся на начало 80-х годов XX века. Всего за годы эксплуатации месторождения Самотлорском месторождении пробурено 16 700 скважин, добыто более 2,3 миллиарда тонн нефти.  И если петролиум на строгом учете, то число людских жизней, которых сгубила нефть, неизвестно. Да и кому они нужны…».

В романе проводится параллель с московскою жизнью, где интересы людей, как и само их существование, мало кого заботит. Люди в условиях современного государства, живут по законам пещерного века, каждый сам за себя.

отрывок

В Москву лето пришло внезапно. Оно так торопилось согреть жителей каменного города, что даже на черемуху холодом не удостоило. Дворники в считанные дни посадили садовые цветы, и на улицах сделалось празднично. Вместе с тем обнаружилось, что дышать, особенно в центре, трудно. В каждом микрорайоне, как новом, так и старом, появилось за зиму по десятку новостроек.

Игорь медленно плелся из школы и тихо ненавидел всех. Его душа жаждала перемен, но они не приходили. Даже раздав друзьям фальшивые деньги, он втайне надеялся на неприятности, но приятели рисованную наличность потратили, как ни чем не бывало и намекнули, что не против еще получить.  Но он твердо решил больше не рисковать, рассудив, что если все-таки его вычислят, то плохо будет ни в чем неповинному отцу. Маму почему-то ему не жаль. Проверил социальные сети по привычке, нет ли от Димона сообщения, однако, друг молчал, последнее фото он выложил около недели назад, по нему ничего нельзя было понять: угольно-черная земля и низкие густые облака, а внизу подпись: «Нефть разлилась».  Странный он, Димон, как это так – нефть разлилась, она что река? Хотя, если её возят в цистернах, то вполне могли одну опрокинуть, но так ли это важно? Игорь пришел домой, раздвинул на кухне шторы и стал наблюдать за строителями, теперь они  работали теперь вровень с его окном. Мускулистые, натренированные ребята весело, играючи, то бросали мешки с цементом, то закрепляли оконные рамы, не забывая при этом курить и шутить, со стороны казалось, что они не за тяжелой работой, а на пикнике. И укладывают не кирпичи, а устанавливают мангал на природе.

Юноша зашел в свою комнату и с отвращением посмотрел на компьютер. Он мог играть, сколько угодно, родители возвращались поздно. У папы большой заказ дешевых медалей вроде «Материнская слава». Мама проводит тренинг с женщинами, которым изменяют мужья, утром слышал, как она у зеркала репетировала:

– Первым делом, приводим в порядок мысли. А чтобы то, что находится у нас в голове, устанавливалось по полочкам, что делаем? Делаем, что? Правильно, идем заниматься физическим трудом. Мыть посуду, делать влажную уборку, стирать руками. Мы должны избавиться от негативной энергии. Еще помогает крутить фарш на ручной мясорубке, хотя, где её взять? В общем, поищите в интернете, многие, избавляясь от старого барахла отдают даром. Да-да, дорогие мои, есть даже специальные сайты, где  бесплатно можно взять и отдать. Не забывайте об этом. Второе, что должны мы сделать, чтобы к нам приходили правильные эмоции – это помогать тем, кому трудно, намного тяжелее, чем нам. Например, помочь материально малоимущей семье, купить продуктов одинокой пенсионерке или детское питание в дом малютки, где живут отказники…

– Мама – перебил её Игорь – мама…

– Что, мой мальчик? Ну, почему, скажи, ты пригорюнился?

– Мне плохо…

– Посмотри мне в глаза. Внимательно посмотри. Нет, не так. Голову приподними… всё ясно. Скажу сразу, я тебя не выдам, только ответь максимально объективно, что ты натворил?

Игорь отвел взгляд. Он  сник, мама взяла за подбородок и сказала:

– Вижу, ты к разговору не готов, когда созреешь – дай знать.

От нечего делать, он решил принять ванну. Время от времени, он лежал в ней часами и мечтал.

Вот придет новая весна, и он, Игорь, окончит школу, поступит в престижный институт – а кто бы сомневался – родители купят ему машину, пока подержанную, недорогую, чтобы научился водить и станет  неспешно подруливать к зданию института, а вечером после занятий будет запрыгивать с пол-оборота и гнать по городу, научится подрезать, обгонять…

Остаток дня, он слонялся по дому и маялся от безделья.

   – Игорь, ты бы почитал что-нибудь – сказала вошедшая мама – не понимаю, как можно тратить просто так драгоценные часы жизни!

– Да ну их, эти книги! – отмахнулся он – я и так, что нужно знаю…

– Неправда! Сто раз неправда! Ну, да ладно, сходи в магазин, вот список. Запомни: сметану покупаешь самой низкой жирности, минералку только кавказскую… что-то еще. Ах, забыла…здравствуй, склероз! Иди уже, вспомню, эсэмэсну.

Сын неохотно собрался, взял список, деньги и вышел. В лифте он привычно уткнулся в смартфон, поправил наушники, но он бы и так услышал как дзинькнуло сообщение, это писал Димон.

«Привет, Ига! Не поверишь, тут рядом есть вполне себе нормальный поселок даже wi-fi, как видишь, ловит. Люди тут, как и в Масквабаде всякие, в основном, ханты и русские, но есть и казахи, и татары, и даже кавказца видел. Живут они по библейским законам, когда уходят из дома ключ оставляют под ковриком, кругом тайга непролазная, гибельные болота и мы скоты-нефтяники, но по счастью на приличном расстоянии от них. Если б ты, Ига, знал, сколько несчастья мирным людям эти «добытчики» приносят, при этом к местным относятся как ко второму сорту. Вот поселиться бы здесь и жить, каждое утро вынимать из сетей свежую рыбу, смотреть на оранжевый рассвет. Говорят, в этих местах  красивое северное сияние, но это, понятно, зимой. Летом комары, но вот уже какой день дует прохладный ветерок, так что насекомые не страшны. Кстати, касательно зп, она здесь совсем небольшая, нефтяные скважины приватизированы на корню, а те которые надо разработать, государство делает вид, что не видит. Короче, копай, где хочешь, ломай столетние кедры, заливай нефтью озера, и тебе ничего за это не будет.  Кажется, нефть здесь везде, только пальцем ткни. Народное добро в частных руках. Не поверишь, захотелось Конституцию почитать, как-нибудь в обеденный перерыв обязательно это сделаю. Неужели там прямым текстом написано вранье, что леса, поля, реки, океаны – народное богатство? В общем, мне, как и таможеннику Верещагину, за державу обидно. P.S. Кстати, тут есть один чел из местных, мой ровесник, он получает правительственную стипендию по математике. Прикольно так, чумазый хант, а трехзначные числа в уме делит, умножает. Мне кажется, он далеко пойдет,  зовут его Альвали».

За ужином семья приняла решение поехать в выходные на дачу, правда, в отличие от предыдущих лет, копать-садить там никто не собирался, вернее, сделали это вместо хозяев гастарбайтеры, которых порекомендовала соседка. Лариса нарисовала грядки, купила семена и рассаду и передала через Степановну, осталось только проверить и заплатить  за  работу. Муж предложил начать сборы загодя, дабы ничего не забыть. И они тут же начали составлять список: телевизор, пароварка, блендер, погружной насос, сумка-холодильник, кипятильник, надувной матрас…

Игорь встал и направился в свою комнату. Он ненавидел дачу, не понимал радостей жизни за городом в обществе родителей и искренне желал, чтобы их машина попала в аварию, и им пришлось бы вернуться обратно.

Лариса включила в список крем для загара, причем, несколько тюбиков, пусть все семья получит так необходимый организму витамин «Д», рассудила она и улыбнулась.

– Как у тебя прошел день – спросил Виктор у жены.

– Ты знаешь, как всегда, точнее, как почти всегда, напряженно и интересно, а у тебя?

– Грустно. Сегодня, когда я полировал бляшки, мне, не поверишь, стало, отчаяяно жаль, многодетных мам, судя по материалу из которого им делают награды, они стоят на социальной ступеньке низко-низко.

– Не думай об этом. Иначе у тебя просто заболит сердце, ты придешь к простому и очевидному выводу: в стране, добывающей драгоценные и редкоземельные металлы, награды для матерей-героинь, которых при нашей демографической ситуации раз, два и обчелся, делают едва ли не из руды или…щебенки… в общем, ты понял.

– Понял тебя.

Супруги направились в спальню, однако, ни им, ни их сыну, ни соседям глаз сомкнуть не довелось. Рядом с их домом спешно всю  ночь возводили многоэтажку, и стены, как живые, дрожали, а из улицы доносилось монотонное бум-бум, бум-бум-бум.

Ближе к утру, Лариса вспомнила про наушники, но и они не спасли, звук, казалось, идет изнутри, и даже ритмы сердца работают в такт с ним.

Перед завтраком Игорь открыл соцсеть и увидел сообщение от Димона.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (6 голосов, средний бал: 3,50 из 5)

Загрузка...