Ольга Белан

%d0%b1%d0%b5%d0%bb%d0%b0%d0%bd-%d0%be-%d0%b0Родилась и живу в городе Рубцовске, Россия. Творчество люблю в любом его проявлении. Окончила музыкальную школу по классу фортепиано, занималась вокалом. С детства очень люблю балет. Именно этому искусству посвящено мое произведение “Полина Морозова”. Балету, борьбе с несправедливостью судьбы, погоне за счастьем и мечтой.

 

 

 


Роман “Полина Морозова”

Отрывок

Словно во сне Полина вышла из машины на тротуар и остановилась перед своим новым домом. За чугунной оградой возвышалось серое трехэтажное здание, удручающее своим видом и, оттого, что на небе сгустились черные тучи, и шел холодный дождь, оно казалось еще более мрачным. Массивная входная дверь, высокие решетчатые окна, фасад, покрытый серой штукатуркой, намокшей под дождем и казавшейся почти черной. Вокруг – запущенный сад с заросшими травой лужайками, взъерошенными неподстриженными кустами. Вдоль боковой ограды в глубине сада тянулась веранда. Ее крыша, покрытая шифером, кое-где протекала, и скамейки внутри стояли в воде.

Войдя в тяжелые двустворчатые двери здания, Полина увидела, что внутри так же мрачно, как и снаружи. В длинном коридоре, куда они прошли из холла, стены были наполовину высоты покрашены бледной голубой краской, а вверху – побелены. Не было цветов на подоконниках и занавесок на окнах. Голый дощатый пол был покрыт темной коричневой краской.

Пройдя длинный коридор, Полина и ее спутники остановились перед дверью с блестящей табличкой «Директор». Федор Иванович, постучав, вошел первым. Полина и Вера Андреевна с вещами остались ждать снаружи. Старый завхоз ненадолго задержался в кабинете директора. Когда он вышел, то быстро подошел к девочке и сказал:

– Ну вот, Полиночка, пришло время нам попрощаться. Тебя уже ждет директриса. Не унывай, все будет хорошо. Ты быстро привыкнешь к новому месту, заведешь новых друзей. Мы будем писать тебе, и ты нас не забывай.

Супруги по очереди обняли девочку. Они старались сдержать подступившие слезы – нельзя было расплакаться на глазах девочки,  это бы еще больше усугубило боль разлуки. Старикам тяжело было расстаться с той, которую любили всем сердцем, знать, что никогда больше не прибежит она проведать их, никогда они больше не услышат ее веселый смех в своем доме.

Полина сейчас не ощутила всю тяжесть расставания – все было как во сне. Казалось, это не она прощается с любимыми стариками, не она переступает незнакомый порог, не за ней затворяется тяжелая дверь, оставляя за собой дорогих людей.

Полина стояла на пороге кабинета и смотрела незнакомой женщине в глаза. Тамара Георгиевна поднялась навстречу  девочке. Директриса была невысокого роста, немного полновата, волосы ее были темного рыжего цвета,  возможно крашеные, и коротко подстрижены. Серые небольшие глаза внимательно изучали Полину.

– Здравствуйте, – наконец смогла промолвить Полина.

– Здравствуй, подойди ближе, – сказала директриса, слегка улыбнувшись.

Когда Полина подошла, женщина продолжила.

– Тебя зовут Полина, верно? Полина Морозова?

Девочка молча кивнула.

– Хорошо. Что ж, мое имя Тамара Георгиевна. Про тебя я уже многое знаю из переписки с заведующей приютом, где ты пребывала. Знаю, как ты учишься, чем интересуешься. Так же я знаю, что ты сирота и как погибли твои родители.

При этих словах девочка вздрогнула – еще никто так бесцеремонно не касался этой самой больной для нее темы.

– То, что я жду от тебя здесь, в твоем новом доме, мы обсудим позже, когда ты отдохнешь. Сейчас, как я понимаю, ты устала с дороги и голодна, так?

– Я немного устала, но я не голодна, – ответила девочка. От переживаний ей совсем не хотелось есть.

– Что ж, хорошо, тогда подождешь до ужина. Одной заботой меньше. Сейчас я провожу тебя в спальню, и ты сможешь немного отдохнуть.

Директриса улыбнулась, но только губами, глаза ее остались холодными.

– Пойдем.

Тамара Георгиевна провела девочку по тому же длинному коридору, потом они свернули в другой, такой же длинный, и, пройдя по нему до середины, остановились перед одной из дверей.

– Это будет твоя спальня вместе с несколькими другими девочками. Видишь на двери номер «семь»? Запомни его. Теперь входи.

Директриса открыла дверь, и Полина оказалась в спальне. Это было унылое с виду помещение с двумя рядами железных кроватей, застеленных клетчатыми одеялами. Как и в коридоре, здесь на окнах тоже не было занавесок.

– Вот твоя кровать, – Тамара Георгиевна показала на кровать у самой двери. Там уже стояли чемоданы Полины с ее вещами. – Сейчас можешь немного отдохнуть. Потом придет нянечка, и вы займетесь твоими вещами. Завтра мы снова с тобой поговорим. Ты придешь в мой кабинет сразу после завтрака. – Директриса снова немного улыбнулась. – Ну, теперь, до завтра.

– До завтра, Тамара Георгиевна, – сказала девочка в ответ.

Когда дверь за директрисой закрылась, Полина прошла через комнату и выглянула в окно. Разглядеть что-то в саду она не смогла – вид из окна заслонило большое дерево. Девочка лишь поняла, что по-прежнему идет дождь.

«Где-то сейчас Федор Иванович и Вера Андреевна? Скоро они вернутся в свой уютный домик. Неужели мне никогда уже там не бывать? Почему все закончилось?»

Боль в душе была такой сильной, что не давала девочке разрыдаться. Полина стояла у окна, смотрела на стекающие по стеклу капли дождя и вспоминала, вспоминала… Вот она радостно бежит по саду – сейчас из-за деревьев покажется гостеприимный домик завхоза, а там уже Вера Андреевна ждет ее и достает из печки горячие пирожки… Вот она торопится на урок к Маргарите Михайловне… Вот Маринка Ускова – они идут по тропинке искать в лесу спелую ежевику… Вот она танцует с любимым ансамблем на сцене в поселковом клубе и им аплодируют зрители… Сколько прошло времени пока Полина стояла в задумчивости у окна, она не знала, но очнулась от грез, когда в спальню зашла нянечка.

– Это ты, девочка, Полина Морозова? – спросила немолодая женщина.

– Я, – повернувшись от окна, подтвердила девочка.

Нянечка подхватила чемоданы Полины и сказала:

– Идем со мной.

Они вышли из спальни, и пошли по коридору.

– Запоминай куда мы идем, – скомандовала женщина. – Тебе не раз придется ходить этим путем.

Полина торопливо шла, стараясь поспеть за нянечкой, идущей быстрым шагом и пыталась запомнить путь, но очень скоро запуталась. Пройдя по каким-то коридорам и лестницам, они зашли в большое помещение, где в несколько рядов стояли шкафы с запирающимися на ключ дверцами.

– Вот это будет твой шкаф, – сказала нянечка. – Номер 206. Запомнила?

– Да, – ответила Полина. – Запомнила.

– Так вот, здесь будут храниться твои вещи. Когда тебе что-нибудь понадобится, спросишь у меня или у другой нянечки, и мы откроем для тебя твой шкаф. Детям мы ключи не даем, у нас с этим строго. Все поняла, девочка?

– Да, – ответила Полина и подумала о том, как здесь все отличается от того, к чему она привыкла. В приюте шкафчики не запирались на ключ, и ничего ни разу не пропало.

Некоторое время они раскладывали и развешивали вещи Полины в ее шкафу. Когда все было готово, нянечка убрала чемоданы, положив их один на другой наверх шкафа, потом спросила:

– Сейчас тебе что-нибудь нужно?

– Можно взять куклу? – робко спросила девочка.

– Конечно, бери, Полина! – сказала нянечка, потом улыбнулась и добавила: – Меня не надо бояться, я только на вид такая грозная.

Полина взглянула повнимательней в лицо нянечки и ей показалось, что глаза у той добрые, хотя выражение лица и сейчас оставалось сосредоточенным.

– Но, учти, – опять строго сказала нянечка, – я постоянно слежу за порядком, и дети знают, что лучше не хулиганить, когда я на дежурстве.

Потом уже мягче она продолжала:

– Ничего, девочка, ты привыкнешь. Заведешь друзей, и станет полегче. Потерпи. Кстати, звать меня будешь Анастасия Федоровна. С другими нянечками познакомишься позже. Теперь пойдем, пора ужинать.

Полина, прижимая куколку к груди, шла за Анастасией Федоровной по коридорам и уже окончательно запуталась, где находится. Когда пришли в столовую, девочка увидела, что это длинная узкая комната с рядами столов и стульев, такая же неуютная, как и все здесь. Она привыкла к приветливой столовой в приюте с ее столами, накрытыми клетчатыми скатертями и с занавесками на окнах и девочку неприятно поразил вид голых, покрытых голубым пластиком, столов. Нянечка усадила девочку с края длинного стола, где перед ней уже стоял ее ужин: гречневая каша, политая подливкой, которая почти полностью состояла из лука, тогда как мяса было ровно два крошечных кусочка. Рядом с тарелкой стоял стакан с чаем, по виду напоминавшим чуть закрашенную воду, а на вкус был чуть подслащен. Порцию дополнял тоненький ломтик серого хлеба. Ребята вокруг поглощали ужин, ничему не удивляясь – они, как видно, привыкли к такой пище. Полина попробовала кашу – на вкус она была съедобна, но все же не то, к чему девочка привыкла в приюте. Но Полина уже начала чувствовать голод, ведь она  с самого утра ничего не ела и потому проглотила все, что было перед ней.

Дети поглядывали на Полину, но никто с ней не заговаривал.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...