Олешер

IMG_0260С самого раннего детства читаю художественную литературу. Первый роман от которого у меня были сильные впечатления и который я до сих пор с огромным удовольствием перечитываю и открываю для себя что-то новое - "Джейн Эйр" Шарлотты Бронте. Надеюсь, что получится оставить "след" в истории мировой литературы. Это - моя главная заветная мечта!

From early childhood read fiction. The first novel from which I had a strong impression and I still with great pleasure to re-read and discover something new - "Jane Eyre" Charlotte Bronte. Hope we get to leave "mark" in the history of world literature. This is my ultimate dream!


Рассказ "Счастья мираж"

Отрывок

Аделина шла по темной, мало освещенной улице. Тени от домов и фонарей переливались перед ее глазами в одно темное пятно. Она повернула к своему дому. На стене, к которой она шла, появилась ее тень, надвигающаяся и уменьшающаяся по мере ее приближения к дому. Аделина не обратила ни малейшего внимания на эту деталь, ее мысли были далеко. Казалось, что если даже сама смерть выйдет к ней навстречу с косой, она также просто пройдет мимо удивленной костлявой. Она зашла в подъезд и вызвала лифт. Кто-то еще поднимался по лестнице. Аделина прислушалась. Она достала связку ключей, Аделина всегда так делала, когда садилась в лифт не одна. Обычно это работало – даже если у человека были нечистые помыслы, увидев своего рода «оружие» из связки ключей, их помыслы оставались лишь помыслами.

Молодая женщина благополучно добралась до своей квартиры. Зазвонил мобильник.

- Привет, дорогая. Как дела?

- Привет, если скажу хорошо, то - солгу.

- Что опять?

- Мой «великий» начальник считает меня не компетентной.

- Как это? Ты же за двоих сейчас работаешь!

- Вот именно! Он видит в моем лице угрозу и достает меня каждодневными придирками. Я так устала от всего этого.

- Я бы посоветовала тебе все бросить, но если нет альтернативы, то лучше терпеть.

- Я только этим и занимаюсь, - с горькой усмешкой ответила Аделина.

- Что ему сегодня не понравилось?

- Я сказала, что не хотела бы больше расшивать все эти узоры на платьях, так он взбесился и прокричал: «Ты будешь заниматься той работой, на какую я тебе укажу!». Я долго не думая парировала: «Конечно, Игорь Петрович, тогда освободите меня от моих прямых обязанностей, и я буду заниматься только этим». Он побагровел и процедил сквозь зубы: «Показывай свой характер в другом месте!».

- Боже мой!

- Да, видишь ли, мне даже «спасибо» никто не скажет, что за одну зарплату уже год пашу за двоих, а накричать – пожалуйста.

- А как прошел финальный прогон?

- Там Линда одну юбку не расширила, так как нужно было, и он начал на меня снова наступать: «Что ты скажешь в свое оправдание?». Он не понимает, что я конечно «Юлий Цезарь», но не в квадрате. Какие-то мелочи от меня – организатора ускользают, из-за двойной нагрузки.

- Может, отпуск возьмешь?

- Если бы можно было, стоит мне об этом заикнуться, так его занудство сразу переходит в фазу «гром и молнии»: «А работать, кто будет?!»

- Без тебя он не может, но в этом он никогда не признается.

- Честно говоря, чаша моего «ангельского» терпения скоро выльется во что-то непонятное.

- Ой, дорогая мне пора, ребенок проснулся.

- Конечно, пока. Спасибо за бесплатные услуги психолога.

- Ага, рассчитаемся в раю.

Аделина снова осталась одна. Она немного завидовала подруге, у нее есть семья, ребенок. А ее жизнь – ни семьи, ни достойной карьеры к ее 30 годам, лишь мираж благополучной и счастливой жизни. Почему она до сих пор не обзавелась семьей и детьми? Аделине всю жизнь казалось, что на ней какой-то сглаз, потому что на нее всегда обращали внимание только пьяницы, дебоширы и сумасшедшие. Поэтому нормальные отношения и вообще «отношения» ей были неведомы, но будучи воспитана в строгих рамках она всегда вела порядочную жизнь. Она пожалела себя ровно две минуты и с обычным для себя позитивным задором начала убираться в квартире, пританцовывая от легкой танцевальной музыки.

***

- Дашенька, ты отнесла утром ткани Марселю?

Аделина с пяти часов утра бегала и отмечала все то, что уже сделано и что предстоит исправить за несколько часов до показа. Уже настало время обеда, а она только вспомнила об одном из поручений шефа насчет тканей. Если их не доставили в мастерскую еще рано утром, то времени на переделку уже не останется.

- Да, Аделина Васильевна, Марсель сказал, что переделает все до полудня.

Аделина облегченно вздохнула. Она всегда удивлялась, когда выяснялось, что она может на кого-то положиться. В индустрии моды большинство лишь делает вид, что работает, а на самом деле только и думает где бы кого подставить. По этой причине Аделина придерживалась девиза: «лучше меня самой никто работу не сделает». А эта солнечная маленькая девочка с рыжими волосами была просто на весь золото для Аделины, поэтому очень скоро она сделала из нее главного помощника.

- Дашенька, спасибо, а то я совсем забыла.

Даша улыбнулась начальнице, и они посмотрели друг на друга с искренней симпатией. Даша привязалась к своей учительнице и наставнице за последние полгода больше, чем к матери, она буквально ловила каждое ее слово и записывала все ее поручения, будучи от природы понятливой и отзывчивой, она легко выполняла все ее многочисленные поручения.

Аделина отмечала про себя кучу мелочей, которые нужно так или иначе исправить: банкетный зал плохо освещен, шампанского может не хватить, артисты попали в пробку и так далее, и на ходу раздавала всем поручения, проверяя сразу качество их исполнения.

Еще предстояло прослушать музыку в сотый раз, осмотреть все платья в коллекции, удостовериться в том, что все модели на месте, осмотреть зрительный зал…

- Аиша, что у тебя со зрачками? Ты, что наркотиками балуешься?

- Аделина, я так чуть-чуть…- усмехается.

- Черт возьми, ты даже на ногах не можешь стоять.

Аделина осмотрела всех остальных, все были трезвые, но брать на себя еще два выхода и смену одежды Аишы никто не захочет. Для таких случаев у нее всегда было несколько номеров моделей, которые не были столь прихотливыми и ради любого гонорара были готовы включиться и качественно сделать свою работу. Она, конечно же, получит нагоняй, так как моделей отбирает сам модельер, но времени уже не оставалось, и она позвонила одной из своих знакомых моделей. Она приехала сразу, и ей начали наносить макияж. К счастью Аиша не закатила скандала, так как в ее состоянии – работа была последней, о чем она своим небольшим умишком могла сейчас думать.

В зрительном зале тоже не обошлось без скандала. Оказалось, что муж и жена вчера – важные люди в мире моды, подали на развод сегодня и сидеть рядом отказываются. Аделина позвонила их помощнице и выговорила ей все что думает. Оба именитых бывших супруга требовали места в первом ряду, но как можно дальше друг от друга.

Аделина попросила давнего друга супругов пересесть, а так как он в разводе поддерживал мужа, он пересел к нему, а женушка на место их друга.

После показа и последующей долгоиграющей вечеринки, Аделина в пять утра зашла к шефу «для разбора полетов», готовясь к очередной выходке, но его не было. Она стала ждать его. Он, наконец-то зашел. По остекленелому взгляду шефа Аделина поняла, что он пьян. Шеф посмотрел на нее и запер дверь на щеколду. Душа Аделины ушла в пятки, а сердце начало стучать в ушах с огромной силой. Она приказала себе сохранять спокойствие.

Шеф выжидательно посмотрел на нее.

- Почему вы закрыли дверь? – как можно спокойнее спросила Аделина.

Начальник собирался с мыслями полминуты, и наконец-то решился.

- Я устал делать вид, что ты мне безразлична. Я вечно злюсь на тебя потому, что по уши влюблен в тебя, а ты делаешь вид, что не замечаешь…

Аделина растерянно посмотрела на него: «разве он не гей?». Она не стала свои мысли произносить вслух, но и еще призналась себе, что никогда не думала о нем как о спутнике жизни. Ее передернуло от этой мысли. Ему было лет 36, невысокого роста, ничем не примечательный, и главное – женатый. В мире моды мужчины женятся обычно для фикции, для общества или родных, так как они не способны признать своего истинного лица. Но здесь, Аделина была вынуждена признать, что ошибалась. Она скорее поверила бы, что увела его парня, чем в «любовь» этого человека.

Он смотрел на нее с нескрываемым обожанием, она же предпочла бы сейчас его обычные вопли.

- Я восхищаюсь твоими способностями. Все к чему прикасаешься ты – становится …правильным, все спорится в твоих руках…и при этом, умудряешься быть красивее всех…

Аделина отошла от своего ступора и решила прекратить его пьяные «сердечные изливания».

- Шеф, вы явно перебрали на вечеринке, я пойду.

- Если ты выйдешь за эту дверь, то все твои пробежки и усилия напрасны! Ты хочешь пять лет службы бросить к чертям и уйти?!

Голос шефа поднялся на четыре октавы. Аделине тоже все это надоело настолько, что она взорвалась.

- И что же вы мне предлагаете?! Стать вашей любовницей? Вы заставили меня ишачить, достали своими чертовыми придирками, на целый год завалили делами так, что я не могла высунуть своего носа из агентства! А теперь рассказываете о своей любви ко мне?! – Аделина была в истерике, и громко засмеялась.

Начальник не ожидал такого взрыва, пьяная голова не соображала, как дальше продолжить этот разговор.

- Да… да, любовницей, - повторил он тихо, как будто не расслышал остального.

Аделина одарила его ненавидящим взглядом и быстро достала из сумочки перцовый баллончик.

- Отойди от двери! – с церемониями было покончено, впрочем как и с этой работой. Именно это решение увидел начальник в ее взгляде.

Шеф неуклюже попятился. Аделина презрительно прошла как можно дальше мимо него, отодвинула засов, молясь о том, чтобы ее никто не увидел вот так вот выходящей, и убежала.

На этот раз все тени и подозрительные шумы улицы ее сильно пугали. От малейшего шороха ей становилось не по себе. Добравшись до дома, она облегченно выдохнула и погрузилась в беспокойный сон.

***

Аделина уже три месяца искала новую работу. Газетные объявления и те немногие, кого она знала, не смогли помочь решить ей вопрос сразу, как она надеялась.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 2,33 из 5)

Загрузка...