Олег В. Игнатьев

Игнатьев_ОлегОлег Игнатьев. Родился в 1969 году в Кузбассе. Работал фотокорреспондентом в одной из сельских газет, художником в салоне народных ремёсел, дизайнером, менеджером, разнорабочим и т.д. Пишу стихи и прозу со школьных лет. Выступал со своими песнями по студенческому телевидению Новосибирского электротехнического института (ныне НГТУ), городам и сёлам Новосибирской области. В 2008 г. вышла книга стихов и прозы «Поэзия проходных дворов. Холодные осенние сумерки». Некоторые произведения опубликованы в электронном виде на различных интернет-ресурсах. В настоящий момент продолжаю писать прозаические произведения и стихи, занимаюсь графикой и искусством татуировки.


Психологическая драма “Подражатель”

синопсис

Конец восьмидесятых годов двадцатого века. Воинская часть близ самого главного города СССР – всё ещё мощного, но уже подошедшего к краху государства, в котором перестройка пододвигает всё ближе и ближе смутные, непонятные для большинства людей времена. Из этой воинской части дезертирует рядовой Алик Азарьев.

Столица, в отличие от провинциального городка, где он жил, полна соблазнов, но оставаться здесь опасно. Могут в короткий срок поймать и отправить в дисциплинарный батальон. Тогда он решается бежать к западным границам страны – в Прибалтику, где давно мечтал побывать. Но сколько могут продлиться такие приключения? Рано или поздно нужно сдаться на милость закона. А потом на выбор: «психушка» или суд, после которого – территория, опутанная колючей проволокой. Что выберет дезертир?

«Подражатель» – это история о поиске смысла существования человека в непростые времена разросшегося информационного пространства, когда люди запутались и не знают во что верить и кому верить.

Алик Азарьев – любимец девушек, бывший рок-гитарист и звезда провинциальных танцплощадок, Виктор – в прошлом вор, украинский националист Рома Кушнир, добродушный татарин Руль, геи «Ира» и «Света» – все они пациенты психиатрической больницы, куда попали за воинские преступления – кто-то из них сумел выстоять, кто-то смалодушничал и сломался. Судьбы этих персонажей не переплетаются в долгосрочных отношениях, а сходятся и расходятся, как стрелки железнодорожных путей. И лишь судьбы двух героинь связаны с судьбой главного героя: его подруги Марины Сергеевой и бывшей проститутки из Меджделя Марии.

***

Проскитавшись по стране в своём дезертирстве полгода, Азарьев возвращается в воинскую часть, чтобы сдаться на милость закона. В часть его сопровождает мать с тем, чтобы договориться с армейским начальством по поводу минимального наказания для её чада, с которым и само это начальство, и даже «деды» едва справлялись. Алика отправляют в известную психиатрическую больницу для экспертизы его психического состояния.  

Оказавшись в клинике, Азарьев знакомится с её обитателями и порядками. Сначала был ледяной душ, потом палата №6, чему он восхищённо удивляется, затем – знакомство с первым, заговорившим с ним пациентом. «Что солдатик, тоже крыша поехала?» – спросил его небритый мужчина лет сорока, представившийся космическим грузчиком Евгеновым, отчего настроение у бывшего теперь дезертира не улучшилось.

В карантинно-лечебной палате все ходили только в трусах, майках и брезентовых тапках с одинаковыми номерами на них. «Сумасшедшие спортсмены. Проигравших нет», – констатировал Алик и волей-неволей стал знакомиться с другими обитателями «весёлой» палаты. Он быстро входит в курс дела и осваивается в данном заведении.

Мыть или не мыть? – вот в чём вопрос. Пациенты-беспредельщики – такие же бывшие военнослужащие, как и Алик, которых боятся даже зэки, проходящие здесь психиатрическую экспертизу – сказали ему: «Если возьмёшь швабру – покалечим. Ты в нашей палате, а мы «шнырей» не принимаем». Санитар из бывших алкоголиков пригрозил примерно тем же: «Если не возьмёшь швабру – покалечу». Данный выбор решал многое: статус и, как следствие, определённый комфорт пребывания здесь. Алик швабру не берёт и вступает с санитаром в драку, хотя это может грозить ему самым страшным – возвращением в часть и судом. Однако это его не останавливает. Танец драчунов прекращает один из «местных авторитетов» Егор, после чего конфликт исчерпывает себя, и Алика в его палате принимают «как родного». Он быстро становится одним из лидеров среди ребят, что помогает ему выживать в жёстких условиях психушки.

Данное экспертное отделение было создано для «отсеивания» солдат-преступников, спасая их от возмездия, от «закосивших под дурачков», отправляя первых домой, благодаря чему те избегали наказания, других, – которых было не так много и кому не грозили дисбат или ИТК – защищать Родину и дальше. Коррупция, возведённая в ранг благодетели и новый вид психиатрических услуг  – освобождение от уголовной ответственности. Что это на самом деле: денежный интерес военных и психиатров или помощь молодым парням, которых хотят наказать непомерно сурово?

Человек, не привыкший никому подчиняться, не признававший устава ни в школе, ни в армии, не признающий авторитетов вообще, кроме своего собственного, отчасти поэтому и пустившийся в самоволку, Алик живёт обособленно и здесь – в психушке, – не примыкая ни к одному из кланов. Не лезет в чужие дела, не сплетничает, при этом не боится высказывать собственное мнение и ведёт себя так, как будто вообще никого не боится. Этим он и поддерживает свой высокий рейтинг. В своей воинской части он работал кладовщиком и был ротным художником, оформлявшим боевые листки и рисовавшим татуировки «дедам». В психушке ничего не изменилось: ему выдали краски, которыми он разрисовал почти всю больничную одежду – яркие названия рок-групп на чёрном фоне больничных спецовок. Парням – радость, врачам – головная боль.

Азарьев не терпит несправедливости, и когда в очередной раз псевдопациенты дома скорби мучают невменяемого, едва передвигающего ноги Телефоныча, он заступается за него, встав против двух сильных и крепких парней. Да, несколько раз он закрывал на подобное глаза, пытаясь верно оценить свои силы и положение в отделении, но всё-таки не выдержал и показал своё настоящее лицо. Данное событие, как прибавило очков его авторитету, так и принесло новых врагов, из-за чего теперь ему надо было «иметь глаза на затылке».

К Алику приезжает мать, с которой он давно не может найти общий язык: взаимные обиды, непонимание, недосказанность. Любовь же её к сыну проявляется исключительно в материальной заботе о нём. Вот и сейчас она привезла ему деньги и, зная, что подобные «передачи» здесь запрещены, оставила их, что косвенно послужило толчком к больничному бунту, так как парни на все привезённые ею деньги купили несколько ящиков вина.

Бойня страшная и жестокая, в которой участвует и Алик, накрывает отделение. Кровь льётся рекой. Не помогает даже вмешательство одной из медсестёр, занимающейся в это время сексом с бывшим уже теперь десантником, и дежурного санитара, которого пьяные бунтовщики самого избивают. И снова: слабые молчат, спрятавшись под кроватями и завидуя человеку-невидимке. Мир людей с законами мира животных.

После «боёв без правил» кого-то наказывают аминозимом, кого-то куда  строже – сульфазином в четыре точки: под лопатки и в ягодицы. Неимоверная боль и высокая температура – не уснуть и не забыться. Алику, полюбившемуся не только медсестре Тамарочке, но и главврачу, участие в данном бунте сходит с рук. Ольга Дмитриевна, так зовут главврача, отпускает его восвояси да ещё в придачу дарит книгу – читай. Часть бунтовщиков после наказания расформировывают по другим отделениям.

Алик начинает задумываться над смыслом своей жизни, равной его девятнадцати годам. «Может быть, – задаёт он себе вопрос, – я здесь не случайно оказался? Может быть, действительно, следует остановиться и заглянуть в себя? Кем я являюсь на самом деле, куда мне идти и что делать в ближайшем будущем? Как научиться отличать плохое от хорошего? Что является ценным для человека, и что такое гражданин и его долг перед обществом и родиной?»

Его встреча с отцом Антонием, настоятелем одного из прибалтийских православных храмов, вылечившим его в своём доме от воспаления лёгких во время дезертирства, успела посеять в нём странное для него, новое чувство – искание. Искание себя в мире, искание мира в себе.

События нарастают. Алик и Кушнир принимают большую дозу «колёс», отчего едва остаются в живых. Первое наказание Алика за всё время пребывания в этом заведении – сульфазин. Объяснительная, и тяжкое ожидание решения экспертной комиссии. Далее бывший вор Виктор на спор ломает позвоночник собачонке, которую вывела погулять девочка-подросток, местная жительница. Проигравший Кушнир взламывает замок продуктового шкафа и крадёт оттуда сигареты и продукты.

Всё это время Евгенов рассказывает разные истории из своей космической одиссеи, веселя и Алика, и остальных. То он Гагарина готовил к полётам, то с Терешковой любовь крутил, то, как на Луне обосновались инопланетяне и что в их больницу они не проникли только потому, что боятся местной терапии. А на прощание он наставляет Алика: «Главное – родственников остерегайся. Уж если кто и захочет упечь сюда человека, так это они – родственники».

Близок финал «излечения» – статья «маниакально-депрессивный синдром». Фикция, но: запрет на учёбу и квалифицированную работу, кроме пары увлекательных профессий – грузчика и дворника. Однако неразбериха девяностых даёт Алику шанс.

Он возвращается домой, где отец устраивает его работать стропальщиком на одном из погрузо-разгрузочных участков ПМК. Работая посменно, Алик напрашивается в ученики к чудо-кузнецу, наипервейшему матершиннику и балагуру, который открывает парню некий важный секрет и помогает сделать необычный клинок – керис, который в будущем станет особым культовым предметом в жизни ученика.

С Мариной Сергеевой, дождавшейся его из психушки, отношения заходят в тупик. Она весьма любвеобильна и редко отказывает другим парням. Они расстаются, чтобы каждому выбрать свой путь.

Алик мечтает уехать из провинциального городка в мегаполис, и его мечта сбывается. Он женится, у него появляется сын, он становится состоятельным человеком, но вдруг в одночасье делается нищим, когда даже для поездки на похороны отца он вынужден занимать деньги. Но время идёт, и вот он снова богач. В чём секрет взлёта после падения? Он открывает его только своей ученице Марии.

Алик оставляет семью. Теперь он – сын бывшего плотника, ученик кузнеца, священника, индийского гуру – сам становится учителем, и все зовут его Али. Юго-Восточная Азия, Европа, разные страны и города. Он проповедует торжество осознанности и разума над усреднённостью и серостью. Рядом с ним его двенадцать учеников, одиннадцать из которых, из страха преследования властями, вскоре покидают его. Остаётся лишь Мария из Меджделя – бывшая проститутка, а ныне его секретарь и любовница.

Жизнь. Где она началась: в момент, когда он расстался с Мариной и порвал с прежними друзьями, или когда он встретил Марию? Сорокалетний мужчина и двадцатилетняя женщина, скрывающиеся в приморском европейском городке от преследования властителей мира. Что ждёт их впереди? Прежнее стёрто. Перед ними чистая восковая доска – Tabula Rasa, – на которой им предстоит написать новую жизнь.                                 

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (84 голосов, средний бал: 4,39 из 5)

Загрузка...