Оксана Якубович

IMG_1671-12Сочинять истории мне нравилось с самого детства, этим я и до сих пор занимаюсь. 15 лет я проработала в журналистике, но 4 года назад решила сменить жизнь и закончила художественное училище по специальности “живопись”. Я люблю рисовать. Но это увлечение не мешает главному – я писала и продолжаю писать, любимый жанр – сказки (или фантастические истории). Теперь у меня появилась возможность иллюстрировать собственные истории..


Рассказ “Под дождем”

отрывок

«Ночью в дождь пишу на север»:

Спросила ты меня о том

Когда вернусь в любимый дом.

Не знаю сам. Пруды в горах

Ночным наполнились дождем…

Когда же вместе мы зажжем

Светильник на окне твоем,

О черной ночи говоря

И горном крае под дождем?

(Ли Шан-Инь. Пер. А. Ахматовой)

 

 

Дождь зашуршал сперва нехотя, потом усилился и загудел. Пришлось срочно юркнуть под крышу беседки. Она круглая, колпачком на античных колоннах, эту беседку считают символом города и постоянно печатают на всяких плакатах, рекламных буклетах и поздравительных открытках. А горожане назначают возле нее свидания – место известное, и вид на реку красивый. Но сегодня здесь что-то чересчур холодно.

Я топталась, сунув руки в карманы по косточку, и сердилась на Вадика. Вечно этот тип опаздывает. А может, права Машка (Машка – моя лучшая подруга), что он таким образом меня воспитывает. Читай – дрессирует.

Когда эта мысль возникла впервые, я страшно обиделась. Возмутилась, опрокинула чашку с чаем и вообще повела себя неадекватно. Через день мы с Машкой помирились. А мысль осталась и с тех пор прорастала где-то внутри меня. И вот – проросла. Клацаю зубами и вдруг ловлю себя на мысли – а стоит ли вообще ждать? Я всегда верила, что человек в ответе за тех, кого приручил. И есть вечная любовь, а если что-то не ладится, то вина моя, я не сумела, не соответствую и прочее. Наверное, и впрямь не соответствую. Ну и что?

Дождь сыпался часто, невидимые струи вспыхивали в свете ближнего фонаря, как полоски фольги. Мне вдруг и впрямь захотелось сойти со ступенек и затеряться в этой влажности и темноте. Как будто какая-то нитка удерживала меня, и я прямо физически чувствовала – вот я шагну, она натянулась, натянулась, еще немного….

Вадик опаздывал уже на 35 минут… может, автобус сломался из-за дождя, а телефон не заряжен. Он всегда забывает зарядить телефон. Вот опять – вне зоны доступа.

Еще десять минут минус. На музыкальный вечер мы уже опоздали. Это не важно, мне даже и не хочется. Я бы лучше прошлась сейчас под шелестящими струями, жалко, зонтика нет. Может, Вадик захватил… еще пять минут. Опоздает на час, как пить дать. А что, если он придет – а я к этому времени не дождусь?

Я делаю маленький шаг со ступеньки. Ниточка натягивается. Еще шаг, нитка натягивается больше…

Ой, а вдруг сейчас… вон, показалась фигура … Нет, мужчина проходит, не глядя, из-под зонтика видны только длинные ноги в незнакомых тяжелых ботинках.

Засмотревшись, я теряю равновесие и чуть не падаю с последней ступеньки в лужу. Дзынь! Ниточка порвалась.

За воротник сыплется дождь, я поскорей заматываю голову шейным шарфиком и бегу вдоль набережной.

Теперь я спешу – скорей, скорей, мне уже не хочется, чтобы Вадик успел.

Разлапистые липы сеют на асфальт свет и тени, как золоченую сетку, под ними тише и не так мокро, я понемногу успокаиваюсь и начинаю идти медленней.

Волга далеко внизу блестит мокрым глянцем. От речного вокзала отворачивает большой прогулочный теплоход, как плавучий дворец в огнях, вон пыхтит, мигая красно-зеленым, трудяга буксир.

Я люблю смотреть на реку. Сегодня она какая-то особенная, словно я очутилась в совсем незнакомом месте. Цепочки огней на мосту теряются за струями, дальнего берега нет, осталось только огромное черное влажное пространство, провал реки. И деревянные домики пристаней, отсюда они, как маленькие золотые пагоды, опрокинутые в глубину.

Свет фонарей сыплется с крыш в воду и тает золотыми блямбами.

Я засмотрелась и врезалась в человека. Он стоял, отведя зонтик в сторону, и тоже глядел на реку.

-Ой.

От толчка я чуть не шлепнулась, он успел поймать меня за локоть.

-Извините.

-Вы не ушиблись?

Я соврала, что нет – а чего спрашивает? Я здорово об него тюкнулась, небось, у самого синяк на плече будет.

Надеюсь, мой лоб крепче. И я обойдусь без шишки.

Дождь слегка стих, ах нет, это он прикрывает меня зонтиком.

– …не подумал, что здесь поворот, кто-то может наткнуться. В такую погоду мало кто гуляет.

Не понять, то ли он оправдывается, то ли наоборот, меня виноватит. На всякий случай я буркнула.

-Мне нравится дождь вечером. Пристани эти.

-Что? – он почему-то удивился,- О да! Как в Шэньси…

 

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (Без рейтинга)

Загрузка...