Нуртай Иркегулов

100_2167В юности работал в комсомоле, в научном экономическом НИИ. После перестройки и обретения Казахстаном независимости занимался бизнесом. В конце 90-х пригласили работать в аппарат правительства, переехал в новую столицу, четыре года работал госслужащим. Последние годы работаю в банке. Такая разнообразная биография позволила изнутри понять и изучить как "делается" в стране бизнес, власть, деньги. Этому и посвящен мой роман - современному и реальному Казахстану. И, конечно, любви.

 

Роман "Упавший поднимется сам"

Отрывок

Кролик   Ничего более глупого она придумать не могла. Все те же папашины черты: упрямство и самоуверенность. Ведь прекрасно понимает, что мы с Маратом не афишируем свое знакомство, чтобы, как говорится, «не раздражать общественное мнение». Союз чиновников и бизнесменов у нас не приветствуется.  Формально. Фактически у любого государственного руководителя есть своя фирма или группа компаний, на которые он опирается и чьи интересы лоббирует. Или наоборот, какие-то компании «подкармливают» некоторых чиновников для продвижения нужных решений. Не суть. Важен результат. Мои строительные компании никогда не получат подряд на возведение больницы или реконструкцию здания театра. Потому, что такие заказы идут по другим ведомствам: здравоохранения и культуры. Но вы же знаете Риму, она позвонила и устроила скандал, «если ты не придешь, магазин погибнет» (а вместе с ним, полагаю, и она). Потребовала, чтобы я забыл о своем холдинге «всего на пару часов», «страна без тебя не развалится», «я, в конце концов, не посторонний человек», и еще один бзик, «захвати директора швейной фабрики, хочу предложить для пошива некоторые модели». А на вопрос: «А что Марат, придет?», ответила как заурядная домоправительница:
  • А куда он денется?!
«Папе Римскому» звонить не стал, чтобы опять не ставить его в неловкое положение. Но неожиданно позвонил он сам. -   Послушай, Батыр, у Марата ничего конкретного по отелю. У тебя есть какие-то новости? Что-то не нравится мне эта тишина. -  В правительстве и минфине этот вопрос держится в строжайшей тайне. Но доходит информация, что ждут решения Папы. - Он не может поддерживать сомнительную оффшорную компанию. Я советовался со стариками. Не тот уровень. Здесь что-то не так, - теперь его вкрадчивые, отеческие интонации сменились на стальные. – Поговори с Маратом, он должен владеть ситуацией. Скажи, что я продолжаю в него верить. Последнее предложение прозвучало как угроза. - Он избегает встреч со мной, ссылаясь на занятость, говорит, что сейчас не время.
  • А ты сходи на открытие Риминого магазина, там и поговоришь.
-   Дядя Жаке, - старик уже стареет, - это же презентация, там будет много людей. -  Задай простой вопрос, например о самочувствии, посмотри его реакцию. Не мне тебя учить. Посылая за цветами водителя, поручил купить хризантемы. Торжественно и скромно. Предстояла не интимная (и даже не дружеская) встреча, а официальное мероприятие. И, соответственно, на встречу шел не задыхающийся от волнения юноша, мечтающий о любимой девушке, а известный предприниматель, наносящий протокольный визит партнеру. Вот потому и хризантемы. Как и следовало ожидать, Рима находилась в окружении двух известных в стране стервозин (иного слова не подберу, и не подумаю брать его в кавычки!). Достали своими «предложениями о сотрудничестве», суть которых сводилась к заурядному вымогательству. Эта Гульжан, к примеру, просила денег на проведение съезда деловых женщин. Терпеть не могу «деловых» женщин. Либо деловые, либо женщины! Совмещают несовместимое! В ответ на вежливый отказ, она заявила буквально следующее: - Мероприятие патронирует супруга президента. Мне кажется, ей будет неприятно узнать о ваших женоненавистнических наклонностях. Вы не женаты по этой причине? Самое главное не поддаваться на провокации - главный козырь в колоде «деловых» женщин. - Будьте чуть полегче с определениями, прошу вас. В противном случае, ваш визит будет походить на откровенный шантаж. А это, как я понимаю, может отразиться и на вашей репутации. Что касается моего семейного положения, то это не должно вас беспокоить, не правда ли? Она, хоть и «деловая», но все еще женщина. Изобразила раскаяние, подобие улыбки (больше похоже на оскал, не доставало только торчащих наружу клыков). - Простите, Батыр Иманович. Но вы так недружелюбно приняли меня, поэтому у меня вырвалось. Сошлись на сумме вдвое меньше запрашиваемой. Она была довольна результатом, но уходить не собиралась. - Есть еще одно предложение, чисто деловое, - она приготовилась меня осчастливить, - мы с подругой, Оксаной, выпускаем женский журнал. На обложке публикуются портреты жен и дочерей выдающихся людей страны. - Как вы правильно догадались, я не женат, и по той же причине не имею дочерей, - пытаюсь выпроводить ее из кабинета. - Да-да, я знаю. Но, давайте будем откровенны, у вас наверняка есть подруга, любовница, наконец. Это будет стоить всего лишь, - она выдержала паузу, прикидывая в уме, сколько можно из меня вытянуть, - пять тысяч зеленых. -     А фотогеничность не обязательна? -   Мы всех делаем фотогеничными, даже…, - она чуть не произнесла имя, но вовремя прикусила язык. -   Но фотографии любовниц, наряду с женами выдающихся людей? Как-то не вяжется, - решил ее поддразнить. - Это же бизнес, как вы не понимаете, Батыр Иманович? - всплеснула руками она. - Если вы заплатите, мы опубликуем фото любой проститутки! Вот почему я не стал приближаться к Риме, мило улыбающейся этим… «деловым проституткам». Кажется хватил лишнего! Накопившееся раздражение выливается через край. Зато невольно внимательно разглядел Риму. Это впервые у меня так, то есть видеть ее со стороны. Изысканное вечернее платье, в меру открытое (только руки и шея). Нет, оказывается не только. Она повернулась, ударил по глазам смелый разрез на подоле платья. Короткая стрижка?! Женщины в погоне за модой, как правило, теряют чувство вкуса, уничтожая то, что является их главным преимуществом. Подумать только, ее волосы я когда-то называл вулканом, а сейчас они превратились в тлеющую спичку! И поделом. Практически идеальный профиль (вот его испортить ей пока не удалось) был неумело раскрашен макияжем «а-ля женщина-вамп». Побрел искать Марата, будучи уверенным, что и он не избежит искушения вылить на меня пару бочек желчи. Наверное, я начну верить в гороскопы. Буквально полчаса назад прочитал, что тельцов (а я – Телец) ждут серьезные и неприятные разговоры с партнерами по бизнесу и с близкими людьми. Судьба, однако. Путь к Марату превратился в небольшую Голгофу. Меня схватил за руку заместитель министра финансов. - Зашел бы, Батыр, мы рассматриваем программу развития пищевой промышленности, предусматриваются льготные бюджетные кредиты, - он говорил безразличным тоном, но раз говорил, то следовало понимать, что его интересует размер «шляпы», то есть доли, которую я ему «выкачу» за эти кредиты.
  • Обязательно, Булат, в ближайшие дни.
Подбежал коротышка из Минэнерго с бесконечно длинным именем, помню, что начинается оно с английского слова «Yes». -  Баке, как я рад тебя видеть, - он радостно тряс мне руку. – Мы вынуждены оштрафовать твой цементный завод за несвоевременную оплату за энергию.
  • Спасибо, я тоже рад, Йес-гм-гм-кх-кх.
Не обращайте внимания на его рост, зато пост у него очень высокий, вся энергетика под ним.
  • Баке, познакомься с моей женой.
  • Ты же нас знакомил, - ответил я, ища глазами его жену.
-   Ты разве не знаешь, я женат второй раз, - с гордостью заявил коротышка, притягивая за руку… фонарный столб. При ближайшем рассмотрении, задрав голову к потолку, фонарный столб оказался симпатичной юной девушкой, по всей вероятности членом сборной страны по баскетболу.
  • Очень приятно, - проговорил я в потолок.
Она на секунду наклонилась ко мне, мило улыбнулась, и опять стала рассматривать... люстру. Попадались и приятные лица. Я искренне улыбнулся старинным Риминым подружкам, с удовольствием пообщался с Нурланом (толковый мужик, чем он сейчас занимается?) и записал его телефон. И, наконец, добрался до Марата, оживленно беседовавшего с городским прокурором. Увидев меня, они мгновенно прервали беседу, сухо поздоровались. - Мы обсуждали законность предоставления государственной гарантии частной компании, - важно произнес прокурор. - Занятно, - ответил я, не ускользнуло, что Марат многозначительно посмотрел на прокурора. – И к какому выводу пришли?
  • Это не имеет к тебе никакого отношения, - заявил Марат.
  • Ты так считаешь?
Марат взял меня под локоть и отвел в сторону. -   Я делаю все, что могу. Но ситуация серьезна. Проблема будет решаться только Папой.
  • А кто будет ему докладывать, ты?
  • Не знаю, - Марат заметно нервничал.
  • Что мне передать дяде Жаке?
  • Так и передай, - сказал он, пытаясь уйти. Но я остановил его.
  • Еще один вопрос. Как твое самочувствие?
-   Что? – Марат заметно побледнел. – Повторяю, я делаю все, что в моих силах. Ты не смеешь мне угрожать.
  • Это не мой вопрос, это вопрос дяди Жаке.
Широкий лоб Марата покрылся испариной, он лихорадочно искал в карманах носовой платок. - Послушай Батыр, здесь не место, давай отойдем в сторонку, - мы вышли из зала на крыльцо. – Честно скажу, я не убивал твоего водителя, я не убивал Мусю. Где мой носовой платок? Что-то жарко сегодня.
  • Я тебя внимательно слушаю, Марат.
-   С отелем я бессилен, пойми. Вероятно, его заберут, - он расстегнул и опять застегнул пиджак. -  Ты хочешь сказать, что президент поддерживает сомнительную оффшорную компанию, - я заговорил словами дяди Жаке. Стало совсем жарко, расслабил галстук и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.
  • Не знаю! - Марат снял очки и нервно протер стекла.
-   Но речь идет о десятках миллионов долларов, ты не можешь не знать! – ни в коем случае нельзя расслабляться, Марат что-то не договаривает. Я снова застегнул пуговицу и поправил галстук. - Все документы по отелю находятся в администрации президента. Теперь тебе понятно? Меня туда не пускают. Доступ к телу перекрыт полностью. А это значит, что я под колпаком. Та-ак, Марат боится и решил спрыгнуть.
  • И последний вопрос, кто, по-твоему, убрал моего водителя?
-   Батыр, если под колпаком я, то значит и ты. В органах не могут не знать о наших взаимоотношениях. -  Значит, это они его убрали? – не верилось, что власть использует примитивные уголовные методы. Сниму-ка я пиджак, пот градом. -  Или кто-то другой, - он хотел что-то добавить, но передумал, ограничившись одним словом. - Подумай. Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 4,33 из 5)
Загрузка...