Наталья Стасина

20130720_143551фРодилась и живу в заполярном городе Воркуте.

Писать начала в 2007 году. В основном, это сказки и рассказы для детей, а также описание природы. Природу описывать тяжело. Ещё тяжелее бывает читать такие описания. И всё же, я не могу не поделиться своими ощущениями от увиденной красоты.

Помимо этого, очень люблю путешествовать, фотографировать природу и старинные здания, которые у нас не очень-то и стараются сохранить. Обидно, когда  читаешь о городе «Основан в 186.  году» и видишь, что старая часть города потеряла свою историческую ценность и превратилась в большой магазин.

Всегда вижу в людях положительное, стараюсь никого не осуждать.


Сборник рассказов "Мой любимый Север Крайний"

 Кто сказал, что Крайний Север обделён природой, что он безжизненнен и некрасив? Тот, значит, и не видел его. Суров – да, но вместе с тем и трогательно беззащитен во всей своей ранимой красоте перед напором человека. Присмотритесь, северяне, здесь  неповторимые осенние краски,  незабываемый зимний пейзаж, ароматная летняя тундра и – как маленькое чудо – весёлое птичье пение. Давайте увидим всё это вместе!

                                 Осень. Или Зима?

Ранняя зима. Непонятная погода. Столбик термометра вот уже две недели прыгает  то вверх, то вниз – того  и гляди сломается. Или  вдруг замрёт  на нулевой  отметке и  будет  всем своим видом показывать, что он, дескать, не заяц, такие прыжки совершать.

Но погоде не до каких-то там термометров. Она меж двух красавиц мечется: то  с ягодными рубинами да осенним златом расставаться не желает, то вдруг серебро да алмазы матушки-Зимы ей подавай. Знает, хитрая, что в одном сундуке не держатся сокровища природные, а всё одно норовит по-своему сделать. И Осень не отпускает, и Зиму в гости заманивает…

Падают плавно снежинки. Выглядывает ненадолго из-за тяжёлых туч робкое заполярное солнышко. Я иду по расчищенному тротуару и чувствую, что спине стало тепло. «Неужто солнце пригревает?» - удивляюсь по северной привычке. Достаю из кармана руку и поворачиваю ладошкой к солнцу. Чувствую, что благосклонное светило протянуло свой лучик и поздоровалось со мной. «Приветик», – улыбаюсь в ответ.  Хочется хоть немного погреть замёрзшие щёки и нос. Но как только я разворачиваюсь и поднимаю лицо к небу, вижу, что хищная туча уже успела проглотить полсолнца.  Мгновение, и вокруг стало хмуро и неприветливо.

Вздыхаю и иду дальше. Неожиданно замечаю, что кусты до сих пор  стоят в накидках из пушистого инея. Вот именно – до  сих пор. Прошло больше недели как  веточки нарядились, а иней всё ещё держится. Хотя, обычно он пропадает быстро и всегда как-то незаметно. Интересно, в чём же дело?

Прохожу мимо городского оврага, уютно расположившегося вдоль длинных пятиэтажек. В самой низине живописно смотрятся  низкорослые берёзки. Нет, здесь что-то не так. Кусты почему-то не белоснежные, а с сероватым оттенком и кажутся издалека полупрозрачными.  Словно невидимый художник-волшебник стёр чёткие очертания веток и нанёс на снежный бархат еле видимыми серыми красками призрачную растительность. Получилась очень необычная, мерцающая  картинка. Такое не часто можно увидеть.

С непонятным ощущением чего-то неразгаданного оглядываюсь по сторонам и вижу, что так воздушно выглядят не только те кусты, что растут в овраге, но и те, что стройными рядами обрамляют с обеих сторон проезжую дорогу. Очень хочется подойти к такому волшебному кустику, дотронуться до него и убедиться, что он настоящий. Но мешают приличной высоты сугробы и прохожие (вдруг не правильно поймут). Поэтому, любуясь изящным художеством, я продолжаю медленно двигаться вперёд.

«Нет, это просто невозможно. Какое мне дело до прохожих?» – бунтует во мне любитель природы. Шаг в сторону – я в сугробе. Высоко поднимая ноги, словно цапля в болоте, пробираюсь к понравившемуся кусту. Ну, что тут у нас волшебного? Ага, всё понятно. Некогда пушистый иней почти превратился в лёд. Белоснежный цвет исчез, а под слоем ещё не до конца сформировавшегося льда  проглядываются тоненькие веточки.

Неужели всё так просто? Конечно – нет! Если бы погода не была столь капризна и своенравна, мне бы не удалось увидеть эту необычную картину. Вытаскиваю свой сотовый и включаю режим фотоаппарата. Рисовать не умею, так хоть сфотографирую на память капризы нашей погоды.

…Ну, что там  сегодня термометр показывает? Ноль градусов. Неужели сломался?!

                                     А мне нравится зима

Лёгкий морозец, голубое, почти прозрачное  небо. Какая  изумительная стоит погода. «Опять зима», –  ворчат некоторые, а у меня душа радуется при виде хрусткого белого снега, укрывшего наш город.

Ранним студёным  утром – тишина. А потому что выходной, вот и тишина  вокруг. Медленно выползают из дворов редкие машины, сонно мигая поворотниками. В снежных накидках, они тихо урчат моторами и иногда чихают, застудив, видимо,  свои карбюраторы-аккумуляторы морозной ночью.

Я шагаю по узенькой тропке, утопающей в волнистых сугробах и стараюсь сохранить равновесие, чтоб не сесть, невзначай, где-нибудь тут же. Но, как часто это бывает, моё внимание внезапно переключается. Перед глазами возникают удивительно пышные  кусты, возвышающиеся над снежной гладью. Я останавливаюсь и с восхищением созерцаю неземную красоту… Постойте. Как – неземную? Я ведь не на Марсе нахожусь. Очень даже земную!

Ветки кустов печально склонились под гнётом снежной одёжки. Каждую веточку окутывает иней такой толщины, что, кажется, ещё немного, и  взмахнёт   – ну, например, –  вот эта ива своими гибкими ветвями, скинет разом тяжёлый серебряный наряд да вздохнёт неслышно, радуясь необычайной лёгкости. Но нет, не встряхиваются веточки. Покорно стоят кусты в сверкающих алмазным блеском шубках.

Морозец-мальчишка ущипнул меня за нос, и я, очнувшись, двигаюсь дальше. Ой! Равновесие  куда-то исчезает, и я всё ж таки плюхаюсь в мягкий сугроб. Хм… Надо же, как красиво смотрится мятлик, охваченный бархатным инеем. Словно пёрышко страуса, живущего в снежной сказке. А это что за три одинаковые кочки стоят:  будто от меня кто-то под снегом спрятался? Похоже на гномиков, собирающих серебряные звёздочки.

«Кар-р-р!», – прокричала ворона над самым ухом, а за ней и сорока растрещалась. Смешно им, видите ли, что я на пеньки заснеженные смотрю. В самом деле – нечего рассиживать. Поднимаюсь, иду дальше. С окраины города выбираюсь на главную улицу, но и здесь не перестаю засматриваться на дивную красоту земного происхождения…

                                                  Морозная зарисовка

 Ух, какой мороз стоит на улице. Да нет, не тот, что с мешком подарков и в красных рукавицах, а другой – не видимый глазу. Который окошки без разрешения разрисовывает, а всем нравится – красиво. Который стоять на улице не велит, – и все бегут домой, пьют горячий чай и покрякивают: «Эх-х, хорошо!». А если кто из детей нос вдруг простудит, то и вовсе красота: « Мишенька, вот тебе малина», «Сонечка, завтра в школу не пойдёшь». Но уж, коль рассердится мороз этот невидимый, то и его увидеть возможность появится…

         Уже третий день под -50С.  Разошёлся старик Морозович не на шутку. Холодно – не холодно, а в магазин  идти надобно. Прячусь в пуховик, пимы, тёплые варежки и смело выхожу на улицу. Да только смелости той ненадолго хватает: лицо через минуту тоже тепла требует. Спешно накидываю капюшон с меховой оторочкой и затягиваю шнурочки так сильно, что узел приходится под самым носом. «Нет, – думаю уже через секунду, –  надо посильнее завязать».   Открытыми остаются только глаза. Хи-хи, вот бы на себя в зеркало посмотреть. Навстречу попадается мужчина, укутанный и завязанный так основательно, что и глаз не видно. Он-то уж точно про зеркало не думает.

         «Ой!», – ёжусь я от холода и ускоряю шаг. Морозная дымка заволокла улицы и расползлась по дорогам. Тёплый воздух тонкими столбиками поднимается вверх над крышей каждого дома. Кажется, что во всех пятиэтажках жильцы затопили печки, сидят себе и греются.

         Макушка телевышки потерялась в клубах студёного тумана: не видать красных сигнальных огоньков. Да что там огоньки, если автомобили пробираются сквозь вязкую ледяную завесь с включенными фарами.  Но Морозычу этого мало, ему ещё поразвлечься хочется. Тюкнет своим посохом по двигателю, тот враз и заглохнет. И радостно седобородому, что ещё одна машина на обочине осталась.

         Я ругаю про себя холод и перехожу на лёгкий бег. Внезапно мне показалось, будто справа  промелькнуло чьё-то злое лицо. Резко поворачиваю в эту сторону голову и хмыкаю над собой: рядом плывёт плотный сгусток пара. Взмахом руки распыляю его, чтоб больше не пугал меня и бегу дальше. Это всё его проделки, стариковские. Продолжает забавляться, злюка-морозюка.

         Ни голубей, ни собак, ни кошек. Все спрятались по тёплым уголкам. А кто же тогда поскуливает? Оглядываюсь по сторонам и вижу дворняжку, прижавшуюся к двери подъезда. Что ж ты так, не успела спрятаться? Собака дрожит всем телом,  грустная морда до ушей побелела от морозного пара, будто маляр по ней известью прошёлся. Она сразу понимает, зачем я открываю входную дверь и, благодарно вильнув хвостом, влетает в спасительное тепло. А где ещё ей можно погреться в такую погоду?..

         Ай-яй-яй, как тебе, дедушка Мороз, не стыдно в таком почтенном возрасте кусаться? Чай, не маленький уже, а за мизинчик даже через варежку успел тяпнуть. Ну, ничего, я домой как прибегу, как чайничек поставлю да вытащу варенье морошковое, а тебя в гости-то не позову, уж не обижайся.

         Ну-ка, что там в интернете про погоду пишут? О-о, видно, Морозычу у нас в городе нравится. А и ладно, нам не привыкать, воркутинцы – народ морозоустойчивый. Зато  мы умеем по-настоящему радоваться первому солнечному лучику!

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (6 голосов, средний бал: 3,33 из 5)

Загрузка...