Наталья Бекович

20140729_150105-1-1Родилась и живу в Ташкенте. Идея попробовать себя на литературном поприще посетила меня недавно, однако склонность к сочинительству и книгам появилась много лет назад, еще в детские годы. Меня привлекают древняя и средневековая история, а также философия.

I was born and live in Tashkent. An idea to try my hand at writing stories has recently come to my mind, however, inclination for literature appeared a long time ago. I am fascinated by ancient and medieval history, as well as philosophy.


Рассказ "Путь к себе"

отрывок

«Увидеть бы все своими глазами,» – подумала Замира, еще только впервые услышав на уроке истории в 4ом классе, об удивительных памятниках Древнего Египта - величественных Пирамидах. И хотя прошло уже почти 30 лет, не убавилось ее любопытство к этим грандиозным сооружением, которые с давних времен, по праву, возглавляли список Чудес Света

«Сколько тайн и загадок, и как все это увлекательно! До сих пор не установлен точно возраст Великого Сфинкса, который, как считается историками, охраняет вход в одну из пирамид, или не охраняет, а, согласно другой версии, являлся объектом проведения ритуалов атлантов и построен значительно раньше?..» – Замира очнулась от своих размышлений. Да, она давно уже выросла, вышла замуж, и в будущем году будет аж 20 лет их совместной жизни с Нурматом. Человеком он был надежным, но к путешествиям в дальние страны относился без всякого интереса, потому как был очень увлечен строительством и благоустройством загородной дачи, посвящая этому все свое свободное время. И Замира, как восточная женщина, приняла это как должное...

А когда ее мечта только зародилась, этому не суждено было сбыться, поскольку детство и юность Замиры прошли в бытность Советского Союза, и летний отдых тогда было принято проводить, в основном, на черноморских курортах, Иссык-Куле или в санаториях в горной местности. Семья Замиры не была исключением, и с родителями не раз она ездила в Сочи, наслаждаясь купанием в водах Черного моря.

В 90е годы, с развалом Советской «империи» пал и железный занавес, препятствовавший до сих пор заграничным путешествиям граждан, хотя граждане одной большой страны превратились в одночасье в граждан отдельных республик. На фоне останавливающих работу заводах и фабриках, сокращающихся проектных организациях, обесценивания денег, брошенные в неизвестность люди потянулись по разным странам. Кто-то почувствовал себя чужим там, где родился и вдруг осознал себя иностранцем, стремясь уехать на ПМЖ, кто на заработки, кто челночниками, за товарами.

Да, времена тогда были смутные и нестабильные, но с годами все постепенно упорядочивалось, стал процветать малый бизнес, семья Замиры тоже открыла небольшое кафе и магазин, которые стали приносить прибыль. И вот уже который год в средствах массовой информации появлялись все новые и новые предложения о заманчивых заграничных турах, предлагаемых   многочисленными турагентствами, конечно же, в том числе, и заманчивых для Замиры, в Египет… Ведь, где-то в душе, она так и осталась подростком, жаждущим увидеть именно Египет.

Но в «суете мирской» забот о доме, детях, стареющих родителях, детская мечта ее то забывалась, то возникала вновь, то казалась какой-то далекой недосягаемой звездой, которая поблескивает и мерцает на ночном небе… Как-то раз набралась она смелости поговорить об этом с мужем. Но он только улыбнулся, не принимая чаяния жены всерьез.

– Дети у нас еще маленькие, родители наши старенькие. Как мы можем уехать так далеко, даже ненадолго. Да и дел у меня невпроворот. Но если хочешь, я могу построить пирамиду у нас на даче! Ты что, обиделась?..

Обиделась. Хотя, он конечно же прав. Всегда в делах, в заботах о семье, нет, на него Замира пожаловаться не могла. Муж у нее хороший. А о том, чтобы путешествовать самой, не было и речи.

«Сейчас дети уже закончили школу, учатся дальше. Младший в лицее, старший поступил в университет. Папины помощники. Но за ними еще тоже глаз да глаз. Мамы болеют. Обоим уже под восемьдесят.

Да и в мире что-то неспокойно. Участились тревожные новости о терактах... Просто не укладываются в сознании эти преступления против жизни. Человек приходит в жизнь, чтобы радоваться ей и благодарить за то, что она есть, чтобы делами своими принести пользу последующему поколению, продолжая свой род. У людей не было ничего, только большое желание выжить, преодолевая суровые условия бытия, чтобы никогда не прекращалась преемственность поколений. И каждое предыдущее поколение старалось оставить потомкам как можно больше полезных наставлений, чтоб уберечь их от опасности, чтоб жизнь их была более удобная, меньше коснулись их трудности. Подумать только, ведь люди – это волшебники! У них не было ничего, и посмотрите вокруг себя – сколько всего нас окружает, и сделали это все люди! Какое созидание и человеколюбие! Кто смеет прервать эту бесконечную цепочку, унести жизни чьих-то близких? Не понимаю...»

Узбекский базар – просто невозможное изобилие: сочные спелые фрукты, прекрасные виноградные гроздья разных сортов, овощи, зелень, вкуснейшие узбекские лепешки.

Как настоящий восточный мужчина, муж Замиры делал покупки на базаре сам. Любил поторговаться, как и принято на восточных базарах, чтоб сбавить цену.

Но и Замира не могла отказать себе в удовольствии иногда самой походить по базару, самой выбрать свои любимые абрикосы, ароматные персики, сладчайший инжир.

В этом году неожиданные апрельские заморозки погубили немало, начавших было расцветать, фруктовых деревьев в Ташкенте. Но, несмотря на это, летом ташкентские базары, как и всегда, пестрили своим фруктовым разнообразием, привезенным из других городов Узбекистана. Глаза разбегались. Спелые душистые абрикосы привлекли внимание Замиры. Да, цена несколько завышена, но абрикосы отменные.

– Мы с Самарканда фрукты везли, дочка. У нас места благодатные. Была в Самарканде? – сказал   ей бодрый старичок с мудрым лицом.

– Да, была, правда много лет назад и всего один день. – ответила Замира. В памяти оживились образы древней самаркандской земли: площадь Регистан, где со времен Амира Тимура располагались многочисленные торговые лавки и караван сараи, усыпальница Великого Тимура и его семьи Гур Эмир, мечеть Биби Ханым, ансамбль мавзолеев самаркандской знати Шахи Зинда...

– За один день всего не увидишь. А когда поедешь в следующий раз, посети мавзолей Пророка Данияра. У нас знаешь как говорят " обойдешь три раза вокруг усыпальницы – загадаешь желание, и если хороший человек, то желание непременно сбудется. А у подножья мавзолея бьет родник, от всех хворей исцеляет. Волшебное это место. Со всех стран мира приезжают люди почтить Ходжу Данияра. Неужели не слышала?

Она купила абрикосы у торговца из Самарканда и поблагодарив его, направилась к машине, где ждал ее муж.

Пока она шла, ее не покидала мысль об этом таинственном для нее месте Самарканда. Почему она ничего о нем не знала?

Самарканд... Прекрасный древнейший город… Второй по величине город Узбекистана после Ташкента. Основанный в VIIIом веке до нашей эры, он ровесник Древнего Рима... В один миг вспомнились детские впечатления. Вспомнилось, что когда-то ее отец рассказывал, как Александр Македонский, Великий Искандер, совершая свой поход увидел на своем пути благодатный город и пораженный его красотой воскликнул «Мараканда», что означает «жемчужина». Может быть, отсюда и происходит название Самарканда? Хотя версий существует много.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (5 голосов, средний бал: 4,20 из 5)

Загрузка...