Назгуль Мингишева

Я выросла в семье школьных учителей. Папа был математиком, мама преподавала историю в школе и собрала дома большую библиотеку. Расширяющееся книжное пространство привило мне любовь к чтению, особенно к чтению исторических книг. Я до сих пор люблю смотреть исторические фильмы и сериалы. Мои первые попытки писать еще в школе, скорее всего, были продиктованы этим очарованием истории. Теперь я выросла, и меня стала больше занимать современность. Теперь я читаю другие книги, это преимущественно академическая литература, нежели художественная. На мой взгляд, нарративный подход в социальных науках приблизил науку к литературе, социальные сети позволяют выкладывать свои мысли посредством блогов. Этим я и воспользовалась, решившись писать о людях, вещах и событиях, которые меня окружают изо дня в день, из года в год. Довольно сложно определить, то ли научный взляд позволяет мне лучше понять нашу жизнь, то ли жизнь стала неотъемлемой частью моих академических изысканий. Думаю, что это сейчас совершенно неважно. Главное – писать и размышлять о проблемах насущных, искать возможные ответы и задавать новые вопросы о нашей жизни.

I was growing up in the school teachers’ family. My father was a mathematician, my mother taught History at school and collected a lot of books at our home. The extended book space in our apartment formed my love to reading, particularly, reading historical books. I still like watching historical movies and shows. My first school endeavors to write were mostly implied with that fascination of history. Now I am grown-up and I am engaged with search of modernity. Presently I read other books, more academic ones than fiction. In my mind, the narrative approach in social sciences makes science closer to literature. Social networks let share own thought on blogs. I use these opportunities to narrate about people, events, and things which surround me every day and every year. It is hard to define, if science helps me to understand life better or life itself embeds into my academic searches. I believe it is not important at all now. The most important thing is to write and think on vital issues, to look for possible answers and ask new questions about our life.


Гендерные заметки

эссе

Заметки начались с небольшого дневника, в который я вносила свои размышления, спорадически наблюдая за мужчинами и женщинами через окно астанинской хрущевки в течение нескольких месяцев. Затем наблюдения продолжились в автобусе и электричке. После, мои заметки стали обрастать различными историями о женщинах, которых я знала, о которых мне рассказывали, о которых писали в газетах, о моих родственницах, одноклассницах и однокурсницах. Завершаются заметки небольшим автобиографическим рассказом. Получился калейдоскоп историй о людях, преимущественно о женщинах, которые живут обычной жизнью рядом с нами, и которых мы видим каждый день. Верю, что эти заметки будут жить и дополняться дальше. Поэтому, это не конец, это, скорее, продолжение. Продолжение без завершения, продолжение с постоянным наполнением.

Мои заметки состоят из четырех частей: первая представляет собой урбанистический дневник, который повествует о гендере в городском пространстве. Вторая часть – это размышления о женщинах и насилии. Мы часто сталкиваемся с такими историями, когда женщины часто испытывают насилие над собой и чаще дома: от своих мужей, сыновей, братьев и отцов. Но бывает и так, что женщины сами совершают насилие, и чаще всего это происходит с другими женщинами. Силы между женщинами и мужчинами неравны. Третий небольшой эпизод посвящен случайно услышанным разговорам женщин в общественном транспорте. Трудно представить, чтобы два совершенно незнакомых мужчины могли так душевно говорить друг с другом. На такое способны, в основном, женщины. И, наконец, под занавес немного о себе, как трудно жить одной в окружении стереотипов, которые создаются обществом, и которые сковывают тебя со всех сторон своими стальными требованиями.

Совершенно разные части и совершенно разные истории, но конец у них, чаще всего, один. Конец грустный и какой-то беспросветный, дающий обширную пищу для размышлений о непростой женской доле в обществе. Скорее всего, наше общество не является исключением, но уверена, что мы должны говорить об этом и подумать, как сделать нашу жизнь лучше. Женскую жизнь, имеется в виду.

Часть третья. Гендер в общественном транспорте

Поведение женщин в общественном транспорте совершенно отлично от поведения мужчин. Будь это небольшая поездка в городском автобусе, или длительная поездка в поезде. Как-то в раннем ноябре мне посчастливилось услышать разговор двух пожилых женщин, которые были знакомы, но давно не виделись. Это был настоящий женский разговор, темы которого вращались вокруг семьи, замужества и одиночества, болезней и лечения, маленькой пенсии и выживании в бедности, как оплачивать дорогие коммунальные услуги и лекарства. Таким женщинам необходима поддержка родственников, в противном случае, они просто не выживут.

Одна из них, полная женщина, в очках с толстыми линзами, еще ухаживала за пожилой матерью. Она была одинокой. Прожить одной на небольшую пенсию инвалида невозможно. Ее спасала семейная взаимопомощь. Она как раз ехала навестить и помочь престарелой матери. Брат помогал ей деньгами и продуктами. У нее были определенные льготы на покупку лекарств, и время от времени она ложилась на лечение.

Другая, маленькая и щупленькая, имела мужа и детей. Маленьких пенсий, ее и мужа, на многое не хватало, и им помогали взрослые дети. Это был разговор двух женщин, разговор о повседневных проблемах, и каким образом им удавалось их преодолевать. Жалоб и обвинений в чей-то адрес не было. Скорее, это было сетование на судьбу и смирение. Дослушать этот разговор мне не удалось, пришлось выйти на своей остановке, а автобус увез от меня этих двух удивительно спокойных и смиренных женщин дальше.

Второй случай произошел в поезде месяцем позже. Я часто ездила в электричках последние два года, и различия в мужском и женском поведении сразу бросаются в глаза. Мужчина спит, играет и часто хочет выпить. Женщина же, если она нашла случайного собеседника, дает богатую пищу для размышлений. Я считаю для себя большой удачей, когда становишься невольным соучастником таких душевных разговоров между двумя женщинами. Для себя тот случай я назвала «сочувствием на час».

Одна женщина потеряла сестру и ехала решать вопросы с оставшимся наследством. Другая женщина сразу ее спросила, была ли сестра замужем. Нет, сестра была одинока и никогда не была замужем, на что вторая отозвалась положительно и поведала случайной попутчице свою историю. Она рассказала о своем муже, с которым развелась, о сыновьях и алкоголизме мужчин. Женщина не скрывала свою горечь о том, как ей не повезло с мужем. Когда у знакомых и подруг мужья все несли в дом, ее муж ничего не делал для их совместного проживания. Женщина долго пыталась вразумить и одомашнить своего благоверного, но ничего хорошего из этого не вышло. Женщина все силы прилагала для дома, а муж, напротив, постоянно из него сбегал на очередные загулы и попойки. Сыновья пошли в отца. Женщина осталась в одиночестве.

Другая женщина ничего не рассказала о себе. Она говорила о своей сестре. Что сестра не вышла замуж и объявила своей семье, что не выйдет и будет жить одна. О причинах такого решения можно только догадываться. Ясно было одно, что это было сознательно принятое решение, и семье пришлось с ним согласилась. Теперь она умерла, и ее сестра ехала решать вопросы с наследством.

Оба разговора натолкнули меня на мысль о том, что женщины удивительным образом воспринимают жизнь, они имеют поразительную способность приспосабливаться к трудностям и сохранять при этом некое равновесие. Они не жалуются, не требуют. Они молчат и терпят.

Послесловие

Четыре разные части повествования сходятся в одном – они рассказывают, в основном, о женщинах. О женщинах, которых мы видим каждый день и с которыми живем бок о бок. Какие это женщины? Чаще это очень терпеливые представительницы слабого пола, которые не привыкли что-то требовать для себя, всегда готовы жертвовать собой, вынуждены терпеть диктат со стороны общества, который предписывает им обязательно иметь ребенка, угождать пьющему мужу, не курить, больше работать, не иметь собственного мнения и многое другое. В таких ситуациях мне часто вспоминается героиня Сары Джессики Паркер из знаменитого сериала, которая отчаянно отстаивала право быть одинокой женщины в большом городе. Хотя сериал закончился вполне традиционно, и героиня вышла замуж за своего идеального мужчину, тем не менее, на протяжении многих сезонов мы могли наблюдать за ее борьбой быть услышанной в обществе и развеивать стереотипы относительно женского одиночества. Иногда ей это удавалось.

Часто я задаюсь вопросом, что было бы, если Кэрри Брэдшоу не вышла замуж? Что тогда? Сериал до сих пор не закончился бы? Хэппиэнд был необходим для завершения проекта? Почему не снимают фильм про одиноких женщин, и даже если снимают, то у них, как правило, голова занята одним – найти свою вторую половинку? А если она не находится, как это бывает в реальной жизни? Сериалы для того и созданы, чтобы поддерживать социальные стеретипы? Незамужней женщине вновь внушают, что ее смысл жизни в семье и детях? И она должна это принять и смириться? Выше я писала, что женщина терпит и молчит, но, повторюсь, это не женщина молчит. Это безмолствует общество.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (15 голосов, средний бал: 2,87 из 5)

Загрузка...