Мясникова Екатерина

IMG_5309Меня зовут Екатерина, мне 24 и я являюсь большим фанатом языков. Свято верю в то, что в языке заключена душа народа. А познав все языки мира, познаешь истину...к чему и иду, правда совсем крохотными шагами.

My name is Ekaterina, I'm 24 and a great fan of languages. I believe firmly that a language contains a soul of a nation and that if you learn all languages of the world, you will  know the truth...it's the way I'm going...but with tiny steps.

__________________________________________________

The third dream. Fylaktis Gnosis

translation

Near the path, leading to the mountains, and the forest which was visible in the distance the diesel pickup stopped, its basket was filled up with string-bags with vegetables. The worn backpack lay by cab's side.

'Go there,' the driver pointed the path, 'you'll find a village. People are good there, but poor. All they have are bad soil and some cattle. I don't know what holds them there. Well, hurry up, it seems to be raining soon, the skies are darkening.'

'Yes, it seems,' said the passenger and got out of the car. While he was taking away his backpack, the driver got out too. The driver took a small string-bag with potatoes and threw it to the passenger, 'Take this, it'll be useful.'

'Thank you. Good luck with trade next time!'

The car drove on, meanwhile, the passenger put potatoes away, heaped the backpack on his shoulders and started on the journey.

* * *

The spacious reading-room of the city library wasn't crowded. The group of students, probably linguists, debated about something hotly, but behaved quietly, nevertheless; only their rapid gesticulation alluded to the present dispute. Closer to the centre of the room the brisk old man with grey, but thick and neatly combed hair, sat. Opposite the man there was a youth, whose face reflected his awkward age. The chap was restless: every now and then he moved legs sharply and tapped out a tune which was known only for him.

'Don't worry,' the old man understood grandson's mood, 'I've dragged you here for the first and for the last time. It's a tradition in our family to pass down one legend. From father to son. My father told me about it, I told your father...and he would tell you.' Great deep sorrow covered them. Both remembered the man, who was a part of the chain of generations.

* * *

Peals of thunder interrupted the thoughts of the man well along in years, but struggling against senility. His hair started losing colour, but it was clear that he was a brunet.

Dense crowns hid already grey lowering sky. The rain started. Gleams of light came through the trees soon, and the wayfarer came out of the wood. The village was seen not far from.

It was a small village of just dozen bunched up houses with a couple of poor vegetable gardens and a small cattle-pen.

Pretty wet he knocked at the first house, and an elderly woman opened the door.

'Good afternoon,' he said it in the vernacular, 'Could you allow me to get out of the rain? I'll share my food with you.'

The hostess asked to wait and closed the door. In a few minutes the wayfarer already warmed himself at the fireplace having hung up the jacket nearby in the hope that it would dry during the night. The hostess was cooking potatoes, the present of the pickup driver. She was glad at last to have a good supper with bread and tinned stewed meat which had moved from the backpack to a cook-table too. After a delicious supper the man unpacked his sleeping-bag and shook down by the fire. He wanted to have a good night's rest before the last day of his difficult trip.

* * *

The old man broke the silence, he sighed loudly and started his story, 'Long long time ago, in the infancy of mankind 'imers', immaterial helpers, appeared on the earth. Probably, they were an incitement of the origin of the mind. There were three kinds of imers. The first one is ideas. A man inspired with an idea developed it and lived for it. Ideas inspired to work, gave an aspiration to make a perfect realization. The second type was talents. Talents gave an ability to create perfection. It wasn't important physically or not - a man of talent could create an unique work of art. And, finally, the third one was knowledge. It was a connection between people's minds and the laws of the universe. Knowledge gave comprehension of the world where people lived, gave experience for living a better life.'

* * *

He woke up just morning dawned. Having had a bite with slightly warm potatoes, which had been providently kept by the fire in the evening, he put his dry jacket on, packed the sleeping-bag, put shoes on and looked over the room in search of forgotten things. Finding nothing, he opened the door and was straddling across the threshold when the waking hostess wished him good luck. He thanked her, wished well and went out.

The weather was appreciable better. There were few clouds on an unflawed sky, and the rising sun already clothed the mountain tops with light. The wayfarer made his way uphill thinking that stone land had its advantages: it was not so dirty.

* * *

'Every kind of imers had a keeper. Ides Empers, the keeper of ideas, and Eisagtal, the keeper of talents, began to use their abilities to get souls of mortals. They forbade imers to choose worthy men themselves, instead of this, they gave inspiration and talents in exchange for man's soul.

But Fylaktis Gnosis, the keeper of knowledge, refused his brothers' suggestion. He allowed imers to choose a worthy man, who strained after them. He allowed people to study for free and to learn more. He disappeared somewhere in the world leaving vague hints in books and sciences, how to find him. It was said that if somebody found him, he would agree to endow the finder with all necessary knowledge.'

* * *

By noon the village remained far behind. Good weather helped to move with the pre-arranged speed, and he was going to reach the summit of the mountain before sunset. Overcoming the last kilometers, the man thought about his eventful life; he was glad that in due time he had chosen giving bad habits up in favour of sport. Otherwise, he would hardly able to afford this difficult journey at his age.

He reached the destination when the sun just touched the horizon. On the back side of the mountain there was a plumb slope; it had a wonderful view of the valley lying ahead. Untouched by people, dense forest merged into one verdurous mass. It seemed that the mysterious green sea, the edges of which weren't visible, stretched beneath. Beholding this beauty, he didn't notice that the sun had already half descended over the horizon. He hastened to make fire, had supper with leftover meat and counted that a couple of cans and water were enough for the way back to the village, and then it would be a new day.

Tomorrow in the morning, when the first rays of the sun illuminated the valley, he would be able to see what he was looking for.

* * *

He slept without dreams and had one only towards morning. He dreamed that he went through the city and saw how it had changed during his absence. But the building of the library still stood out against shopping centres and five-story buildings. He came in, but  there was nobody there. Feeling led him to the floor with the inscription 'Folklore'. His grandfather was already waiting for him in a familiar place. He was the same as he had been that day: the brisk old man with grey but thick and neatly combed hair. The man came to his grandfather, and grandfather said to his grandson, who was almost of the same age, 'Glad to see you here, I've been watching you for a long time and waiting for you. Let me introduce you to someone,' saying this, he pointed at the man seated next to, but who was not visible before.

Трилогия снов

Сон третий. Филактис Гносис

ОРИГИНАЛ

   Возле тропы, уводившей от дороги в горы, в лес, виднеющийся вдалеке, остановился старый дизельный пикап, кузов которого был завален сетками с всякими овощами. У кабины лежал заношенный рюкзак.

  – Тебе туда, – водитель показал пассажиру на тропу, – там впереди есть деревня. Хорошие люди, но бедные. Плохая почва и немного скота – всё, что у них есть. Не знаю что их там держит…Ну да ладно, надо спешить, похоже скоро будет дождь, видишь как потемнело.

   – Да, похоже, – сказал пассажир и вышел из машины. Пока он забирал рюкзак, вышел и водитель. Он взял небольшой мешок с картошкой и кинул его спутнику. – Вот, тебе пригодится.

   – Спасибо. Удачной торговли в следующий раз!

   Машина поехала дальше, а путник тем временем убрал картошку в рюкзак. Взвалил его на плечо и отправился в путь.

* * *

   В просторном читальном зале городской библиотеки было немноголюдно. Группа студентов, вероятно лингвистов, что-то бурно обсуждала, но вела, тем не менее, себя тихо, и только их богатая жестикуляция намекала о происходящем споре. Ближе к центру зала сидели бодренький старичок с седыми, но густыми, аккуратно причесанными, волосами.

   Напротив него сидел юноша, лицо которого выдавало в нем парня переходного возраста. Парню не сиделось на месте, и он то и дело дергал ногами, выстукивал пальцами ритм, одному ему известной песни.

   -Не волнуйся, – старик понимал настроение внука. – Я затащил тебя сюда в первый и последний раз. В нашем роду принято передавать одну легенду. От отца к сыну. Так мой отец рассказал ее мне, так я рассказал ее твоему отцу…и он рассказал бы тебе.

   Тяжелая молчаливая печаль накрыла их. Каждый вспомнил о том человеке, который связывал цепь поколений.

* * *

   Раскаты грома прервали мысли еще борющегося со старостью мужчины. Его волосы уже начали терять цвет, но всё еще выдавали в нем брюнета. Густые кроны деревьев закрывали и без того хмурое серое небо. Начался дождь. Вскоре среди деревьев показались проблески света, и путник вышел из леса. Невдалеке виднелась деревня.

   Это была маленькая деревушка всего в десяток домов, сбившихся в кучу, рядом с которыми было пара скудных огородов и небольшой загон для животных.

   Изрядно промокший он постучал в первый же дом, где ему открыла дверь уже в возрасте женщина.

   – Добрый день, – сказал он на местном диалекте. – Вы не могли бы пустить меня укрыться от дождя? Я поделюсь едой.

   Хозяйка закрыла дверь, попросив подождать. Через несколько минут путник уже грелся возле разожженного камина, повесив свою куртку рядом, в надежде, что она высохнет за ночь. Хозяйка уже занималась картошкой, подарком водителя пикапа. Она была рада наконец хорошо поужинать хлебом и тушенкой, которая тоже перекочевала из рюкзака на кухонный стол. После вкусного ужина мужчина распаковал свой спальный мешок и постелил у огня. Он хотел выспаться перед трудным последним днем его путешествия.

* * *

   Нарушил молчание старик, громко вздохнув и начав свой рассказ: “Когда-то давно. На заре человечества, на земле появились “имеры” – бестелесные помощники. Возможно, именно они послужили толчком для зарождения разума. Имеры были трех видов.

  Первый из них – это идеи. Человек, зараженный идеей, развивал ее, жил ради нее. Они вдохновляли на работу над ними, на стремление довести их до совершенного воплощения.

   Второй вид имеров – это таланты. Они давали человеку способность творить совершенство. Физически или нет, не важно – человек с талантом мог создать неповторимое произведение искусства.

   И, наконец, третьи – это знания. Переводчики между умом людей и законами мироздания. Знания давали понимание мира, в котором они живут. Давали опыт, позволяющий жить лучше”.

* * *

  Он проснулся, едва стало светать. Перекусив чуть теплой картошкой, предусмотрительно оставленной им с вечера возле огня, он надел успевшую высохнуть куртку, упаковал мешок, обулся и взглянул напоследок на комнату в поисках забытых вещей. Не найдя ничего, он открыл дверь и уже перешагивал через порог, когда проснувшаяся хозяйка пожелала ему удачи. Он поблагодарил ее, пожелал добра и вышел.

   Погода сегодня была значительно лучше. На чистом небе было совсем мало облаков, а вершины гор уже освещало восходящее раннее солнце. Путник направился вверх по склону, думая про себя, что каменистая почва всё же имеет свои плюсы – не так грязно.

* * *

   “У каждого из вида имеров был хранитель. Идес Эмперс, хранитель идей, и Эйсагтал, хранитель талантов, стали использовать свои возможности с целью получать души смертных. Они запрещали имерам самим выбирать себе достойных носителей, вместо этого они, в обмен на душу человека, открывали смертному доступ к вдохновению и таланту.

   Но Филактис Гносис, хранитель знаний, отказался от предложения своих двух братьев. Он позволил имерам-знаниям выбирать себе достойного носителя, стремящегося к ним. А людям позволил бесплатно учиться и узнавать больше. Сам он скрылся где-то в мире, оставив смутные подсказки как его найти в книгах и науках. Говорят, что если отыскать его, возможно, он согласиться наделить нашедшего всеми нужными ему знаниями”.

* * *

   К полудню деревня осталась далеко позади. Хорошая погода помогала двигаться в запланированном темпе, и до заката он должен будет достигнуть вершины. Преодолевая последние километры, мужчина вспоминал свою богатую событиями жизнь – и радовался, что в свое время выбрал отказ от вредных привычек в пользу спорта. Иначе бы он вряд ли смог в таком возрасте позволить себе это трудное путешествие.

   Он достиг своей цели, когда солнце только коснулось горизонта. С обратной стороны горы был отвесный склон, и это открывало прекрасный вид на лежащую впереди долину. Густой лес, не тронутый людьми, сливался в одну зеленую массу. Казалось, что там внизу раскинулось неведомое зеленое море, краев которого не было видно. В созерцании этой красоты он не заметил, как солнце уже на половину скрылось. Он поспешил развести костер, поужинал остатками мяса и прикинул, что воды и пары банок консервов должно хватить на обратную дорогу до деревни, а там будет видно.

   Завтра утром, когда первые лучи солнца осветят долину, он сможет увидеть цель своего путешествия. С этими мыслями он уснул.

* * *

   Он спал без снов и только под утро увидел один. В нем он идет по своему городу и видит, как тот изменился за время его отсутствия. Но здание библиотеки все также выделяется из общей массы торговых центров и пятиэтажек. Он зашел внутрь, но там никого не было. Интуиция вела его на этаж с надписью “Фольклор”. На знакомом месте уже ждал его дедушка. Все такой же, как и был в тот день – бодрый, с аккуратно причесанными седыми волосами. Мужчина подошел к своему деду, который сказал, своему, уже почти догнавшего его возраст внуку:

   – Рад тебя видеть здесь, я давно за тобой наблюдаю и ждал тебя. Позволь, я познакомлю тебя кое с кем, – произнося это, он показал рукой на человека, сидевшего рядом, но которого не было видно раньше.

 Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 4,00 из 5)

Загрузка...