Моше Шанин

DSC_6917Родился в 1982 году в городе Северодвинске Архангельской области, в семье школьного библиотекаря и преподавателя шахматного кружка.

В поисках лучшего сменил четыре класса в трех школах. После получения аттестата пресловутой зрелости не ощутил и поэтому, наверное, не поступил в вуз. А еще потому, что не хватило одного балла по математике. На маму, лучшего репетитора города по математике, было страшно смотреть, и я не смотрел.

Не смотрел весь год, пока не поступил на строительный факультет, выбранный как зло наименьшее. Учеба в вузе разочаровала быстро и бесповоротно: оказывается, здесь нужно было не думать, а думать так, как говорят, - что мне, великому фантазеру и облаковитателю, было противоестественно под любым соусом.

Мой внутриличностный конфликт между жаждой познания и тягой к свободе взялся решить деканат, вывесив приказ об отчислении еще до начала сессии. Я смеялся над этой придумкой и тыкал пальцем в объявление. Как оказалось, зря: деканат имел план на отчисление и мою персону в виду.

Я забрал документы и скоро был выгнан из дома, как человек, занимавшийся малопродуктивной ерундой. А впрочем, так оно и было и есть до сих пор.


«Левоплоссковские»

КАРТОТЕКА-АНТИЭПОПЕЯ

Цикл рассказов и сказов о буднях в селе Архангельской области. Теперь уже не разобрать, в самом ли деле были увидены эти люди – спящие, укрывшись велосипедом, поджигающие школу, лишь бы сдвинуть жизнь села с мертвой точки, гибнущие в стае бешеных волков, – или созданы авторской интуицией, подсветившей обыденность с такого ракурса, что хоть смейся, хоть не живи. Рассказы раскручивают читателя на глубокое сочувствие и раздирают душу самыми экономными и точными средствами. И в то же время не дают ни на минуту забыть, что клятая и курьезная эта жизнь – только материал для «левоплоссковского» мифа, не столько портретирующего уголок России, сколько выражающего авторское ощущение от нее, постсоветской, уголками вымирающей, дикой.

ОТРЫВОК

Света Селедка

 Сошлись мы с ним, как люди сходятся. Наука простая, в школе не учат. Мне двадцать пять, да ему сорок, в сумме шестьдесят пять – можно жить, есть куда. Пришел он ко мне, я в половинке жила, в учительском доме. Ужну я справила, вина поставила и сама тут. Поели, я и баю, и волосы ему треплю, рыжие его волосы:

– Устал, Егорка? Пойдем спать.

Легли, значит, в кровать. Лежим. Луком от него несет, чесноком, потом, да мы привычные. Слышу – сопеть начал. Бью я его тогда в спину и говорю:

– Здравствуй, Егор Иванович! Мужик ты или вывеска? Мужик ты или название одно?

Поворачивает он ко мне свое лицо, глаз не открывает и лезет в меня пальцами, как в сахарницу лезут.

– Это, – говорю, – что за новость? Что за изыск?

А он отвечает:

– Завтра.

Поняла я тогда, почему он бобылем по сию пору ходит, столкнула его с кровати и говорю:

– Завтра для меня не существует, нет по такой жизни для меня никакого завтра. Кровь из меня уходит и молоко, красная кровь и жирное молоко. Я не муравей, я жизни хочу. Мне спокою нет – и тебе не дам. А раз ты такой, так катись колбаской.

Встал он и укатился в ночь.

А утром брат его приходит, Андрей. Чай пьет, моргает мне всеми глазами и на лытки смотрит мои голые.

– Что, – спрашиваю, – страсть хорошо живешь, Андрюша?

А он отвечает:

– Страсть хорошо живу, Света, страсть, – и лицо краем скатерти вытирает.

– Ты, – смеюсь, – Андрюша, и баб, поди, шоркаешь?

Краснеет он как заря и говорит:

– Шоркаю.

– Может, и жениться тебе пора, Андрюша? – спрашиваю вроде как в шутку, но и не в шутку вовсе.

– Может, и пора.

Так вот и думай: от осинки березка родится или нет? Далёко ли от яблони яблоко катится? Я так считаю, что метра два, но бывают исключения.

А он сидит в углу как неживой, смотрит на меня, и в глазах такая мысль, что словарь не нужен. Жалостный – хоть ори, сил нет.

Взяла я чемодан, покидала вещи.

– Веди, – говорю, – штурман будущей бури.

Только за околицу вышли – Егор бежит. Слово за слово, валятся они в грязь и давай друг друга по земле намазывать, как масло на хлеб мажут. Пар столбом – что над прорубью, червьми вокруг меня ползают, и вверх по дорожке, и вниз – смехота! Скоро упорхались, да не скоро угомонились.

Встал Егор, берет чемодан и тянет к себе. А он раскрывается как книжка, и одёжа вся моя в грязь и падает.

– Вот вы браты-акробаты, – говорю. – Ребус, а не братья…

И давай материть их. Все им высказала, весь алфавит перебрала. Мать-то у них общая, мне сподручней, а им обидней вдвойне выходит. Они аж рты пораскрывали.

– Брат, – говорит тогда из грязи Андрей и кровавыми пузырями булькает, – Егорушка-братка… Где это видано и кто нас научил? Пошто мы из-за стервы деремся?..

…Историю эту рассказывает в магазине Света Селедка, а слушает ее Мишка Сухарев, тракторист. Воскресное утро, покупателей нет и не будет. Мишка похмеляется пивом и слушает эту историю, хоть и сам мог бы ее рассказать.

Мишка хочет что-то сказать, но в магазин заходит Коля Розочка и с порога кричит:

– Света, в тетрадочку!

– Кончилась твоя тетрадочка, – отвечает Света.

Коля Розочка просит у Мишки десять рублей. Мишка дает. Тогда он просит двадцать, и Мишка отказывает.

– Турок, – утверждает Коля и теряет интерес. – Турок – не казак.

Со лба у Коли капает, из глаз течет, изо рта течет и из носа.

– Нам войны не выпало, Света! – кричит он. – В тетрадочку будь любезна…

Но Света не хочет даже раскрыть тетрадь, долг за Колей тянется с зимы. Тогда Коля повторяет привычные слова про мать и про пенсию, про поминки и тоску, он говорит все тише и тише, и можно только разобрать отдельные слова – что-то про жизнь, про фрукт и про часы.

Вода камень точит – Света дает ему бутылку самой дешевой водки.

Коля хочет засунуть ее в карман куртки, но куртки на нем нет (он о том забыл), и он пробует раз, пробует два, пробует три – бутылка падает на пол и разбивается.

Света идет за тряпкой. Коля стоит посреди магазина, один-одинешенек посреди всего мира. Со лба у него капает, из глаз течет, изо рта течет и из носа.

– Света, – говорит Коля и трогает воздух вокруг себя, злой воздух, – солнышко мое. Ты поллитру-то дай все-таки…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (14 голосов, средний бал: 2,36 из 5)

Загрузка...