Михаил Фридман

_DSC9294Фридман Михаил Феликсович - поэт, философ, просветитель и общественный деятель; научный консультант Международного научно-образовательного центра имени А.А.Зиновьева МГУ имени М.В.Ломоносова, действительный член (академик) Международной академии информатизации в генеральном консультативном статусе ООН, кандидат педагогических наук, MEd (магистр образования Манчестерского университета), выпускник Президентской программы подготовки управленческих кадров Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

Родился 6 октября 1979 года в г. Мытищи

Стихи Фридмана М.Ф. публиковались в газетах, журналах и альманахах (Литературная газета, газета “Литературные известия”, газета “Народный учитель”, “Современники”, “Полдень”, “Муза”, “Российский колокол”, “Долгие пруды”, “Поэтех”, “Горцы”, “Терские ведомости” и др.).

Фридман М.Ф. – автор опубликованных пятнадцати художественных (поэтических) книг (“Нависть”, “Экс-Тракт”, “Анчутка”, “Со-Бытие”, “Приблизительная точность”, “Одинночьюство”, “Стальной сердечник”, “Пять минут первого”, “Сила лёгкости”, “Не-Веста”, “Лобачетомия”, “Волчья ягода в шоколаде”, “Встречь Солнцу”, “МолчаЯние”, “Своё и Чужое”).

Пишет стихи с 8 лет, публикуется с 16 лет. Первая книжка вышла в 2007 году. Четырежды лауреат Всероссийского Пушкинского фестиваля искусств в номинации “Поэзия” (РФ, Москва, 2002, 2003, 2005, 2008 гг.), лауреат поэтического конкурса “Поэтех” (РФ, Воронеж, 2009 г.), лауреат Национальной премии республики Крым им. А. Куприна (Украина, Симферополь, 2013 г.).

На творчество М.Ф. Фридмана написан ряд рецензий, критических и литературоведческих работ.


Эллегия "Рыжеющим усам московских джентльменов"

Когда мне плохо так, что не до воли – Ни выбросить в окно, ни сжать в кулак – Ко мне приходят гоблины и тролли: Не поглумиться всласть, а просто так.   Наш 5 o’clock – в любое время суток: В дулёвских блюдечках – индийский чай. И шутит мистер Бин, но не до шуток – Хоть пульт бери и щёлкай невзначай.   Листай каналы – что там: ба! Хью Лори! Пижонист! Рядом – Стивен Фрай! Лукав! И Бенни Хилл – мучитель аллегорий – Приделывает к гульфику рукав.   Очкарик с палочкой да Чаплин с тростью, И мистер Хамфри с папкой, и Хичкок, Пугающий неистовою злостью, И 007, вновь спасший наш мирок.   И Джейсон Стэтхэм – как всегда нескромен: В любой картине он во всей красе. Андрейченко… Ливанов и Соломин… Точнее – Поппинс, Холмс и все, все, все.   Когда мне плохо, я включаю солнце И медленно сдуваю облака, И открываю тёртый томик Бёрнса – И перечитываю Маршака.   Квартира наполняется озоном, Как будто только что прошла гроза, И становлюсь я хмурым Робинзоном – И за окно смотрю во все глаза.   Такие джунгли Киплингу не снились, Уэллс не знал таких метаморфоз – Как люди эти тут вот очутились? Зачем они?! На кой их чёрт принёс?!   Сплошь консерваторы да либералы – Они хотят быть первыми во всём. Всех – много, а всего на свете – мало! Всего на всех не хватит – так что ждём!   И Гринвича коснутся перемены: Не о единороге, не о льве – О том я, что вернутся джентльмены, И будут джентльмены в большинстве!   Вернутся настоящие пираты, Чей пот сравнится лишь с морской водой: Я встречу Крюка, Моргана и Блада, И Билли Бонса с Чёрной Бородой.   Весёлый Роджер Юниону Джеку Зловеще улыбнётся с корабля, И море даст свободу человеку, Когда из вида скроется земля.   Исчезнешь прочь: на вечность ли, на миг ли – Доверив путь свой звёздам и судьбе, Отправившись за смыслом вдаль на “Бигле”, За горькой подноготной о себе.   Ничто: ни эль, ни пудинг, ни овсянка, Ни “Чайлд-Гарольд”, ни Гоббс, ни Локк, ни Мор – Никто на свете – только обезьянка Тебе поставит прошлое в укор!   Ко всем “на Вы”, ты тычешь только Богу, Найдя закономерный компромисс. Всяк твой язык коверкает жестоко, Забыв, что “a” от “one”, а “the” от “this”.   Когда мне плохо, и не до Шекспира, Меня спасает только Элтон Джон: Вдыхаю запах радиоэфира И вижу свой Туманный Альбион.   Грустит волынщик в килте и берете. И будоражит Times людей с утра. Невозмутимо джентльмен заметил: Под Стоунхэнджем – кроличья нора!   Я не читал трудов Адама Смита, Поскольку – неглубокий эконом, Зато теперь мне многое открыто, И я мечтаю только об одном.   Из черепа поверженного галла Напиться кельтской крови допьяна – Так, чтоб передо мной, дрожа, всплывало Лох-несское чудовище со дна.   Чтобы в существовании Шекспира Навеки убедиться самому И вырастить из каторжников миру Угрозу, превзошедшую чуму.   Чтоб вновь поссорить Бойля и Ньютона, Чтоб перекрасить розы для войны И защищать картонную корону, Когда монархи больше не нужны.   За кентервильским призраком – скорее! – Пока вся юность не сошла на нет, И Уайлд, лелея Дориана Грея, В темнице бережёт его портрет.   Пока констебль в пабе хлещет виски, А Потрошитель охмуряет дам, Уходит юность – молча, по-английски – Сквозь крепостные стены Йорка в храм,   В Кентерберийский, где архиепископ С Защитницею Веры прячут сплин От тех, кто носит пасторам записки С нелепой просьбою: “God save the Queen”.   Аристократы с рыжими усами – Они всегда на верхнем этаже! Гиганты – гулливерами  над нами – Как будто бы два (!) дома строил Джек!   Плетусь, держась левее, и глазею На красные кирпичики судьбы. Да разве быть Британскому музею, Когда б не расторопные рабы!   Когда бы не крестовые походы, Кудесник Мерлин и король Артур Едва вкусили б истинной свободы В напраслинах придворных синекур.   А Робин Гуд из Шервудского леса – Предтеча Маркса, верящий в добро? Айвенго? Ливерпульские повесы? Джон Булль? Мисс Марпл? Сыщик Пуаро?   Упрямый Холмс? Коварный Мориарти? Наивный Джекил? Смелый мистер Хайд? Все те, кто создавал мой мир в азарте? Теперь поди за это их не хай!   От юности моей – покорный книксен В знак благодарности за тонкий вкус, За то, что “сумасшедший” Ричард Диксон Зря аглицкому обучал Союз.   За то, что все – все! – и Джордж Майкл, и Элтон, И Клэптон извели мою хандру, Что было лето в городе, и пел там Джо Кокер, рвущий голосом жару.   За силуэт на марках и монетах. За искреннее: “Dieu et mon droit[1]”. Когда мне плохо, чай я пью за это – Чтоб как-то помянуть свои права!   10-14 сентября 2014 года Мытищи       [1] Dieu et mon droit [дьё э мон друа́] (англ. God and my right — Бог и моё право) — девиз английской (с XVIII века — британской) монархии со времён Генриха V (1413—1422).     Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (14 голосов, средний бал: 3,79 из 5)
Загрузка...