Медведь Грызли

Писать начал в старших классах, когда понял, что в книгах которые я читаю (а читал я очень много) всегда чего-то не хватает. Тогда же и получился первый и единственный большой роман, впоследствии, самим собой и забракованный. В дальнейшем, писать объемные произведения не хватало времени, и все, как правило, ограничивалось рассказами разной длины и разного жанра. Еще одним увлечением является кино. В связи с чем, на сабскрайб.ру с 2004 года периодически выходит рассылка с обзорами на интересные кинофильмы. Пожалуй, что касается литературы, это все. Остальные увлечения, например, спорт, путешествия, языки и т.д. к конкурсу отношения не имеют. Хотя, что касается путешествий, то ... ну, может быть опосредовано... если считать частью творчества отзыв о собственном путешествии, изложенный в художественном стиле, а не в документальном, как это принято делать обычно. Получилась такая иллюстрированная повесть с участием вымышленных героев, но основанная на реальных событиях. Найти можно на Форуме Винского (ник тот же, что и тут, название "Медвежьи бродилки").


Короткий рассказ (фэнтези) "Пилигрим"

Данный рассказ написан в 2003 году. Действие происходит в фэнтезийном мире, но я не считаю его фэнтези. Это скорее басня, без выраженного акцента на мораль. Вернее, без присущего басне вывода, озвученного самим автором. Читатель сам должен сделать вывод из того, что ему казалось в начале и, чем все закончилось в конце.

 

Пилигрим

В лесу всегда темнеет быстро, особенно, в таком как этот, где, и днем-то, могучие деревья-великаны своими густыми кронами, как гигантскими зонтиками, закрывают землю, не желая пропускать вниз солнечные лучи. И потому, едва начало смеркаться, одиноко пробирающийся по узеньким лесным тропкам пилигрим решил, что пора устраивать привал. Тем более, что сегодня ему пришлось перебираться через речку, хоть и не глубокую, но всё же его холщовый плащ, в который он был закутан с ног до головы, и который уже не раз спасал его от ночного холода, следовало просушить. Оставалось лишь выбрать место ночлежки, и до темноты развести костёр. Судя по тому, что тропа зарастала, ею видимо, перестали пользоваться. Да и места эти не пользовались доброй славой, и вряд ли кто мог побеспокоить его, расположись он прямо на дороге, но всё же одинокий пилигрим свернул в чащу. Прошагав минут семь, он остановился на крохотном клочке земли, не занятом деревьями, и огляделся. Место вполне подходило, можно было устроить костёр у корней толстенного дерева-великана, материала для дров было предостаточно. И он почти скинул сумку с плеча, но что-то остановило его. Он поднял голову и принюхался. Ничего. Он даже не понял, а почувствовал его нос вообще что-то, или это было нечто иное? Да, скорее всего – нечто иное. Его внутренний голос подсказывал ему идти дальше, а его учили доверять своей интуиции и, начисто отвергнув протесты здравого смысла, он двинулся глубже в лес, несмотря на стремительно наступающие сумерки.

Когда совсем стемнело, а он всё шёл, семена сомнения в его мозгу, по поводу правильности принятого  решения, прорастали всё сильнее, а усталое тело требовало отдыха, тем более, что пробираться в ночной темноте сквозь чащу леса – это не по тропинке днем маршировать. И пилигрим уже начал проклинать себя за то, что пошёл сам не зная куда, когда вдали блеснул слабый отблеск пламени.

«Слава богам!» – вздохнул он, и ускорил шаг.

***

Костёр был уже не такой яркий, свою основную функцию – приготовление еды, он уже выполнил, и теперь лишь просто освещал место пирушки, нисколько не грея трёх здоровенных парней, вольготно развалившихся прямо на земле и евших и пивших всласть. Впрочем, видимо, кожа у ребят была дубленная, поскольку ночной холод их мало волновал. Они шумно ели и подшучивали друг над другом, в очередной раз со смехом вспоминая фрагменты прошедшей удачной охоты. Парни были настолько увлечены общением, что заметили незнакомца лишь когда он вышел на поляну. Но троица оказалась не робкого десятка, никто не засуетился, хотя их громадные дубовые дубинки и лежали в стороне, и вряд ли они сумели бы ими быстро воспользоваться в случае внезапного нападения. Тем не менее, они всего лишь прекратили веселье, с любопытством уставившись на вышедшего из леса путника.

- Доброго вечера и приятного аппетита, джентльмены! Я - Уоррен Мортимер из Ноттинга. Не разрешите ли, вы, любезно, переночевать мне у вашего костра и отдохнуть? А то бедные ноги мои еле держат меня, я с утра в пути и почти ничего не ел.

- Садись поближе к огню странник, обогрейся, отдохни. Не знаю, привычен ли ты к такой еде, но больше тебя угостить нечем, – с этими словами, тот, что покрупнее и, видимо, старше, ткнул рукой, сжимающей большой кусок полуобглоданной кости, на место справа от себя.

- Благодарю вас, джентльмены, - гость прошел к огню, и с облегчением скинул с плеч свои дорожную сумку и влажный плащ, под которым оказалась одежда хоть и не дорогая, но выдающая в нём человека зажиточного, что также подтверждал и висящий на боку искусной работы меч. Путник отцепил его и положил у сумки, затем устроил плащ сушиться на шесте у огня, подкинул ещё пару поленьев в огонь, достал из сумки кувшин и только после этого уселся, протянув усталые ноги к огню.

- Пожалуйста, джентльмены, угощайтесь, - он наполнил кубок из своего сосуда, - должен же я хоть как-то отплатить за ваше гостеприимство, - и протянул его старшему.

- Твоё здоровье, чужак! – здоровяк приподнял кубок и залпом осушил его, - М-м-м, вот это да! А я думал – вино. Как вы это делаете?

- Семейный рецепт, извините, не могу поделиться. – Мортимер вежливо и извиняющеся улыбнулся.

- Дай и мне попробовать, - самый маленький из троицы протянул руку к гостю.

- У меня больше нет посуды, – растерялся Мортимер, шаря глазами в поисках какой-нибудь чаши.

- Брось, приятель, мы не такие аристократы как ты, мы народ простой и привыкли по-простому, давай кувшин.

Уоррен, стараясь не обидеть своих новых знакомых, кувшин отдал, хоть и не хотел, чтоб эти мужланы пили прямо из него, оставляя там свои слюни и грязь.

- А ты, судя по всему, не из бедных. Что заставило тебя путешествовать одного и налегке? – поинтересовался старший.

- Да, вы правы, у меня был небольшой надел земли и прекрасное поместье, близ графского озера, так что, в случае чего я всегда мог надеяться на защиту шерифа. Да и город был не далеко, так что голодной моя семья не была. Жил я со стареньким, практически немощным отцом, сестрой, двумя младшими братьями, тремя племянниками. Имел несколько слуг. У меня было много друзей в городе, - голос его зазвучал горько, и в то же время, с ненавистью, - Но потом это всё пришлось бросить… - он замолчал, смотря на огонь, облизывающий толстое полено, и видел, как горело его поместье.

- Что же случилось? Что заставило тебя бросить всё? Расскажи нам, мы поймём. Мы ведь тоже не отсюда родом, мы долго скитались, пока лет пять назад не забрели в этот лес. Нам здесь понравилось, и мы остались, здесь полно еды, никто нам не докучает. Теперь весь этот лес наш дом, и мы можем делать что хотим.

- Почти весь, - поправил средний, - там на юге болота, со всякими тварями болотными. И Курт, - он указал на младшего, - говорит, что он даже пару раз водяного видал.

- Я, правда, видел! – обиделся Курт.

- В общем, мы туда не ходим, – закончил средний и добавил, - Хотя не мешало бы наведаться, и если там правда кто-то живёт, дать ему дубинкой по башке, – после этих слов все трое дружно захохотали, да так, что казалось будто деревья затряслись.

- Ну, так что с тобой приключилось, приятель? – насмеявшись вволю, спросил старший.

- Лихая беда стряслась с моими родными, – начал рассказ Мортимер. Объявился в наших краях безумец, по ночам убивавший моих знакомых и друзей. Никто не знал кто это, и никто не мог его поймать, он как злой дух появлялся из ниоткуда и сразу исчезал. Эх, если б я послушался свою сестру и сразу бежал со всей роднёй! Но нет, я был упрям, и считал, что легко справлюсь с ночным душегубом. Я неплохо фехтую, и мне приходилось участвовать в войнах своего сюзерена. И вот, однажды, поздней ночью, возвращаюсь я с братьями и сестрой из города, и что вижу… Врата моего поместья будто стенобитным орудием снесены, во дворе кругом тела бездыханные - слуг моих и стражей моих. А в центре стоит монстр, росту выше человеческого, да весь усеянный шипами, и кровь на нём повсюду. А рядом - карлик отвратительный, весь в балахон закутанный с головой, за спиной у него колчан со стрелами, а в руках кристалл оранжево-красный. И на что направит он свою тонкую сухую ручку с длинными когтями – то, вмиг, загорается. И стоит он, и жжёт дом мой. Ёкнуло тогда сердце моё, и сломя голову бросился я в опочивальню к отцу моему. Пробился сквозь огонь к постели, и застал его на последнем издыхании. «Беги, сын мой, не совладать тебе с ним, предупреди кузена…» – недосказал он и умер. Видел я в окно, как легко расправился монстр с братьями моими. Нечеловеческой силой обладает эта тварь, разрубил он младшего топором, напополам, одним ударом. А карлик - колдуном оказался, не сходя с места своего, неведомой силой прижал он сестру мою к стене, пригвоздил её стрелами своими, направил кристалл и сжёг заживо. Страх овладел тогда мною, порывался я было выбежать во двор и сразиться с монстром, да вспомнил слова отца, что нужно предупредить кузена. Бежал я тогда в чём был, ничего с собой не взяв, через тайный лаз, что под домом был устроен. И отправился к морю, на восток, там живёт кузен наш по-батюшке. Он богат, у него свой замок. Хочу попросить у него дюжину лучших воинов, вернуться и разыскать тех монстра с карликом, – он замолчал, угнетаемый собственными мыслями.

- Да, жуткая история, – пробормотал Курт, качая головой, – каких только уродов не носит земля.

- А, …- открыл было рот старший, но хруст ветки прервал его.

Из леса прямо на них шёл громадный монстр усеянный шипами, на ходу доставая жуткий меч. А на краю поляны, у деревьев, стоял карлик в бесформенном балахоне, лицо которого было надёжно скрыто капюшоном.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 5,00 из 5)

Загрузка...