Маркевич Дмитрий

3992

 Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (11 голосов, средний бал: 2,82 из 5)

Загрузка...

Родился 14 июня 1986 года в г. Петропавловск (Казахстан), где и проживаю.

Участник Первого Форума молодых писателей Казахстана, пишущих на русском языке. Лонг-лист «Русской премии» в номинации «Малая проза» (2012). Публикации: в журналах «Слово/Word», «Окно», альманахе «Черновики мира»…

Художественные ориентиры – магический реализм, постмодернистская притча.

_________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Экзисториум

Отрывок

Многие носители разума боятся одной вещи – исчезнуть, не поняв причины своего исчезновения. Из-за этого человечество переполнено вопросами. Груз накапливался тысячелетиями, разрастаясь как снежный ком. Тяжелые сны визионеров, стройные графики ученых, пророчества искренних безумцев – любая пылинка информации ложится в фундамент здания. Не Вавилонской башни, и не Александрийской библиотеки. Скорее, это могло бы напоминать казино. Неоновая вывеска «Судный День Дворца Цезаря», улыбчивый швейцар на входе, смокинги и сигары. Кто-то испытывает удачу на автоматах, с нетерпением ожидая, когда выпадут три астероида. Для солидных господ открыта рулетка.

- На что ставите? Бозон Хиггса или машина фон Неймана?

- Нет, что вы. Это, несомненно, будет Рагнарёк.

Джентльмены вежливо улыбаются друг другу. Каждый в душе посмеивается над наивным собеседником. Уже принесли напитки, и вечер близится к концу. Лишь одна мысль не дает покоя посетителям казино. Пусть именно он окажется прав. И пусть небеса дадут этому миру одну секунду сверх срока, чтобы все смогли убедиться в его правоте.

Вернемся ли мы обратно? Полетят ли наши души сквозь космос к новым мирам? Кому-нибудь там, есть еще дело до наших судеб? Эти вопросы не волнуют клиентов казино. Они допьют свой бурбон, и отправятся спать в отель «Неведение», на улице Забытых миров. Они потратят бесценные минуты жизни, делая ставки. Время кончается, но никто так и не получил ответ.

Джаз-бэнд играет всё громче. Трубач, надрываясь, извлекает из инструмента запредельные звуки. И в этой мелодии таится что-то древнее и страшное, но в тоже время манящее, как пламя в ночи. Разноцветная змея, в которой еще угадываются контуры машин, ползет по ночному городу к горизонту. Навстречу радуге, бьющей из источника там, где звездное небо целует землю. И встретив радугу, змея глотает её, разинув пасть. Растворяясь без остатка. Тени, пляшущие дикий танец, трепещут от сильного ветра на стенах домов. Дракон, притаившийся под тушей города, изрыгает пламя. Оно вырывается из канализационных люков, и этот огонь освещает город, предвещая восход нового дня.

Посетители казино глухи и слепы. В главном зале слишком ярко от блеска золотых люстр. Вращается колесо, и каждый игрок уже набрал в грудь воздуха, чтобы выкрикнуть «Бинго!». Они не слышат, что чернокожий трубач продолжает играть. Теперь к нему присоединился тощий пианист в черном фраке. Ритм, который выбивают его пальцы, уносит куда-то в урбанистические джунгли, где в кирпичных лесах разгораются неоновые костры. Гулкий стук, словно по полым бревнам или костям давно высохшего скелета, из которого таким странным образом выходит, еще сохранившаяся, жизнь. Звеня, раскалывается на сотню частей и упругим дождем атакует мембрану земли.

Тем временем рулетка прекращает свое вращение. Шарик останавливается на красном секторе, и кто-то из посетителей издает огорченный возглас, другие же радостно смеются.

- Революция. Латинская Америка, - проносится шепот.

- Но Пакистан! Но Индия! Это же вернейший вариант, - не соглашаются другие.

В запале спора кричат, взмахивают руками. Бокал падает со стола, и бурбон льется на ворсистый ковер. Багровые тучи за окном сгущаются, но для посетителей мир ограничен стенами заведения.

В какой-то момент один из джентльменов опускает руку, готовую забросить жетон в пасть автомата. Что-то не так. Слишком много электричества в воздухе, слишком много знамений и пророчеств. У джентльмена болит голова, и он не может понять от чего. То ли в пылу игры он перебрал с алкоголем, то ли все эти тяжелые размышления и боязнь проигрыша вызвали мигрень. Не обращая внимания на стоны проигравших и крики победителей, джентльмен поднимается на второй этаж. Лампочка моргает, придавая белому коридору непривычную мрачность. Недавний игрок стучит в дверь, но ему не открывают…