Мария Асадуллина

Asadullina M.

У нас говорят, что незваный гость хуже татарина.  Наверное, поэтому я никогда не прихожу без приглашения. Кто знает, во что выльется наложение эффектов. Да и по приглашению – какой смысл приходить в гости, если там не дают поспать? С такими привычками не писать чего-нибудь – просто неприлично. Ну вот и. А куда деваться. Извините.

____________________________________________________

Прилив

 Жизнь без муравьев сладка, как нектар.

Урсула Ле Гуин

Любопытна религия песчанок. Название ее традиционно переводят как «Прилив», что не совсем точно с лингвистической точки зрения. Оригинальное слово поддается лишь описательному переводу, привести его нет возможности ввиду отсутствия у непросвещенных песчанок письменности. Приблизительное значение – «возвращение прекрасного, ушедшего, казалось, навсегда». Это слово может обозначать встречу после разлуки, наступление зимы после необычайно долгого лета и (в лирике и некоторых преданиях) воскресение из мертвых.

Основные положения религии Прилива сводятся к тому, что Пустыня на самом деле является дном «Великого моря», в котором вот уже много поколений длится отлив.

Сроки наступления прилива неизвестны и не могут быть предсказаны, однако неоспоримо, что с возвращением Моря души всех правоверных песчанок «вознесутся в прохладных волнах» (слово «всплывут», более близкое по значению, переводчики не используют из-за негативных коннотаций) и станут «свободны как рыбы».

Концепция Прилива интересна полным отсутствием каких бы то ни было божеств и занимает промежуточное положение между религией и философским учением. Священнослужителей у песчанок нет, как и священных текстов. Предания и легенды передаются устно, хранят их старшие члены рода.

Также устно передаются стихи. Некоторые исследователи считают, что это только на пользу бесписьменной литературе песчанок, так как предохраняет от распространения неудачных опытов. Согласно точке зрения, которой придерживается ваш покорный слуга, таким образом теряются многие ценные произведения, не нашедшие понимания у современников.

Обряды

Самый известный обряд, широко отраженный в литературе, – ожидание на бархане. Перед рассветом песчанки собираются на гребне холма и в полном молчании смотрят на восток, ожидая солнца. У некоторых родов принято приветствовать появление солнца писком, другие же расходятся с барханов по-прежнему молча.

Исследователи полагают, что таким образом проводится параллель между незыблемостью ежедневного возвращения солнца и неизбежностью возвращения Моря.

О непросвещенности песчанок свидетельствует отсутствие понятия похорон. Тела мертвых родственников оставляют под удаленным от норы барханом, чтобы их занесло песком. Об умерших забывают довольно быстро. Вообще, смерть считается у песчанок обыденным явлением, и «преувеличивать» ее значение не принято.

Этика

Понятие песчанок о грехе несколько утилитарно: грехи – это поступки, которые утяжеляют душу, поэтому во время Прилива вознесутся только души праведных. Одно из самых тяжких проклятий – «Чтоб тебе на дне остаться». Считается, однако, что каждый, употребивший его, уменьшает свои шансы вознестись ровно на столько же, на сколько и шансы проклинаемого.

Также лишены возможности подняться со дна души тех, чей род пресекся, поэтому долг каждой песчанки – обзавестись как можно более многочисленным потомством.

Отражение в литературе

В большинстве преданий и легенд часто встречается сцена ожидания на бархане. Обычно одна из супруг смотрит с вершины в сторону, откуда ожидается возвращение героя, иногда герой ждет вестника или военного подкрепления.

В любовной лирике распространена метафора моря. Ее употребление канонизировано и вне жанра не принято.

Новое явление в литературе песчанок – конфликт между представлением о Море и встречей с морем реальным.

Примером может служить широко известная песня, авторство которой не установлено (дана в переводе И.):

 Я видел море. Море не придет.

Я заблудился посреди барханов.

Всю ночь лежал на гребне бездыханным.

Я видел море. Море не придет.

А утром обернулся на восход.

Стал ветер влажным, ласковым, желанным.

За чередой желтеющих барханов

Я видел море. Море не придет.

Не жди полета в токах чистых вод,

Затерянная в желтом океане.

Не жди меня на утреннем бархане.

Я видел море. Море не придет.

 Следует учитывать, что перевод уважаемого И. слишком художественный, чтобы быть точным. В частности, в стихах песчанок отсутствует рифма, а сами так называемые стихи – лишь особым образом ритмизованный рассказ, проговариваемый протяжно и размеренно.

 Религия песчанок курьезна и вместе с тем трогательна. Несостоятельность веры в «прилив» очевидна для каждого просвещенного тушканчика.

Но когда видишь хрупкую фигурку, застывшую на гребне бархана перед рассветом, невольно проникаешься поэзией безнадежного ожидания, ожидания Моря посреди породившей всех нас Пустыни – бескрайней, древней, вечной.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 3,00 из 5)

Загрузка...