Марина Шульгина

IMG_3018Работаю уже 21 год в МКУК «Центральная районная библиотека» Подгоренского муниципального района Воронежской области, зав. методико-библиографическим отделом.  Библиотекарь в третьем поколении. Писать рассказики начала в пять лет, когда научилась печатать буквы. До этого мои «сочинения» записывал дедушка. Не представляю жизни без книг и чтения. Очень люблю русскую классику (дедушка всю жизнь преподавал литературу в педучилище города Дмитровска Орловской области). Стараюсь «заразить» любовью к книге всех от мала до велика.


Рассказ "Сашик"

синопсис

  Библиотекари – тоже люди. И, хотя, к нашей профессии последние годы относятся скептически и пророчат судьбу мамонтов, мы живем, стараемся не унывать и помогать ближним.

Рассказ

  Человек сидел на корточках, потупив глаза. На ступеньках «Магнита». Магазин «Магнит» действительно притягивает к себе. И тут неожиданно вспомнила, что и вчера вечером, когда заходила за хлебом, этот человек сидел здесь же, в том же положении. По своей близорукости и из-за витания в облаках, не обратила внимания на него, не зафиксировала в памяти. И вот сегодня – какой по счету? – второй? Третий? Четвертый? -  я вижу его на ступенях «Магнита».

  Прислонившись спиной к колонне, на корточках, низко опустив голову, человек напоминал нахохлившегося воробья. Почему-то он ни разу никому не сказал ни слова. С непокрытой головой, а весна-то довольно холодная выдалась…

  Пару недель назад на ступенях «Магнита» просила подаяния пожилая женщина с постным лицом. Ее «фишкой» было то, что она не умолкала ни на минуту, преграждая дорогу выходящим из магазина. Я предпочитала же сразу «откупиться» от нее, или попасть в магазин пока она находилась «вне дежурства».

  Но здесь… На меня устало посмотрели замученные и почти отрешенные глаза. «Что воля, что неволя – все равно…» - промелькнули у меня слова из сказки. А вот и мятая «десятка» в довольно замурзанной кепке.

  Порывшись, быстро кладу и свой «взнос».

  - Сестра, подожди, - останавливает меня глухой голос.

 Поворачиваюсь лицом к Человеку.

 - Возьми деньги, - протягивает мне мою купюру он.

  - Сослепу перепутала! – мысленно ахаю я. – Вот ведь, не могу, чтобы со мной не случилось чего-нибудь, или, чтоб я куда не влезла.

  - Сестра, забери деньги. Пригодятся они тебе. А у меня все равно отберут. Мне бы кипяточку… Горячего чего-нибудь. Три дня не ел ничего…

  Вот тут я вспоминаю, что совсем недавно наша уборщица рассказывала, что возле библиотеки, в заброшенном доме, бомж поселился. Она  видела его возле колонки, когда ходила за водой. По ее словам, еле ноги передвигал - от голода сознание терял. Так она ему хлебушка выносила.

 У меня в голове стало проясняться.

  - До которого часу Вы здесь будете? В дом, где ночуете, когда придете? – засыпала я его вопросами.

  Человек непонимающе смотрел на меня.

  - Идите к себе домой и ждите меня, - распорядилась я.

  Быстренько отпросившись на работе, и объяснив причину, побежала домой.

  Горячая картошка и сливочное масло – всегда помогут. Собрав банку с едой и хлеб, побежала на работу.

  Легко сказать «принесу поесть». А вот как пробраться к дому, или к сараю (где же Он находится?), если все заросло и грязь, и мокрая трава. А вдруг Он уже совсем не живой? И что мне теперь делать?

  Сначала я одна стояла  возле забора, потихоньку присоединились коллеги. Еще не все знали, что у нас появился «сосед».

  В глубине, за деревьями, показалось какое-то движение. Или просто показалось?

  И как мне его окликнуть? Товарищ бомж? Или господин? Как про это пишут в книжках?

  - Пожалуйста, подойдите сюда! – все-таки решилась я.

  Никакого движения…

  - Там он, там! – не выдержала Нина Степановна. – Эй, парень, иди сюда! Ты, ты! Ждем тебя, видишь! – прокричала она, как мне показалось, обращаясь к вишневым деревьям.

  Неожиданно, совсем рядом показалось лицо Человека. Я молча протянула ему горячую банку с картошкой.

  Человек также молча уставился на меня.

  - Ложка, ложка есть у тебя? – решительно наступала Нина Степановна. – Руки тоже помыть надо – вон грязь какая…

  Казалось, Человек не слышит ничего. Отрешенно, молча, он опустился на мокрую траву, опершись спиной на корявый столбик старого забора.

  Грязной рукой, тяжело дыша, он ухватил белую картошину с радостно золотистым налетом масла. Человек держал в дрожащей руке картошку, смотрел на нее и плакал. Беззвучно, с совершенно отрешенным лицом. Его глаза были пусты, губы сжаты. И только слезы были единственными живыми на его лице. Быстрыми каплями, они текли по грязным щекам, прокладывая себе дорожку.

  На дворе был ХХ1 век.

  С тех пор так и повелось. Каждый день по очереди, библиотекари приносили «нашему бомжу» еду: утром  - Людмила Ильинична жарила яичницу с колбасой, в обед приносили супу, причем, в нескольких вариантах.

  Галина Алексеевна ежедневно покупала ему кефир.

  Через пару дней Человек заговорил. Оказалось, его зовут Саша. Мать умерла, отца посадили, а его отдали в детдом. Больше о своей семье ничего не слышал уже много лет. Пару раз побывал на «зоне», но так, «по мелочи, за компанию».

  Никогда в своей жизни не брал чужого. Так еще в детстве научил его отец: «Лучше умри, но чужого не возьми». Жил последнее время при монастыре, но пошел в деревню, помочь кому-то, а «расплатились» едой и выпивкой. Не удержался. А после этого пришлось уйти из монастыря.

  Несколько дней провел в нашем поселке. Сердобольные бабулечки выполняли его просьбу: деньги не давали, а покупали ему хлеб. Тем и жив был.

  Но стало здоровье подводить: простудился и почки болеть стали – в юности побили сильно. Сил совсем не стало. Но тут библиотека на помощь пришла.

  Еще через несколько дней «наш Сашик» стал потихонечку следить за порядком на территории библиотеки. Теперь, когда мы утром приходили на работу, нас не встречали груды бутылок, одноразовой посуды, использованных прокладок и презервативов. Сашик все убирал. Днем он по прежнему отправлялся на несколько часов к «Магниту» «на работу».

  Мы уже по привычке приносили ему еду, что-то из одежды.

  Новость, как обычно, нам принесла Нина Степановна. Мы только пришли на работу, а она сообщила: «Саша побрился, оделся  - не узнать его!»

  В тот же день на улице меня за рукав остановил незнакомый мужчина. Близоруко всматриваясь в него, я судорожно пыталась понять: кто это?

  - Сестра, так это же я, - улыбнулся он смущаясь.

  - Саша, - ахнула я.

  Выбритый, чисто одетый, подтянутый и стройный, в джинсах и белых кроссовках, наш Сашик был неузнаваем. И только робкая улыбка и нежно-удивленный взгляд, как на чудо, выдавал в этом мужчине нашего Сашу.

  - В таком виде и на «работу» выходить неудобно, - улыбнулся он. – Знал, что встречаются хорошие люди. Но теперь знаю, что в библиотеках святые женщины работают. Умирать уже собрался, думал, как собака под забором буду…  А тут библиотека…

  Да, вот так и Россия выживет, если библиотеки сохранятся….»

  А через неделю его не стало.

  Мы сбились с ног, разыскивая его. Думаю, в немалое изумление сотрудников, тогда еще милиции, поверг телефонный звонок: «Здравствуйте! Мы из районной библиотеки. У нас Человек пропал. Ну, бомж, что возле «Магнита» сидел».

  Оказалось, Сашу, ради «порядка в поселке» попросили уехать. Его посадили в электричку и отправили в ближайший городок. Там и станция большая, и «ихнего брата» побольше…

  Больше мы его не видели…

Академик Д.Лихачев: «… библиотекари – последние святые на Руси».

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (20 голосов, средний бал: 4,05 из 5)

Загрузка...