Марина Соловьева

Марина СоловьеваСоловьева Марина
Выпускница филологический ф-та МГУ им. Ломоносова. В настоящее время живет в Москве. Член Московского Союза Литераторов, председатель секции поэзии. Работает Главным библиотекарем библиотеки № 33 им. Д.А. Фурманова ЦБС САО г. Москвы
Публикуется: стихи с 1980 года
( журнал «Наш современник»), проза с 1994 (Журнал «Юность»).
Автор книг «Откровение мотылька», «Письма к Одиссею», «Колодец», «Любовь к герою» (стихи). «Красивые женщины», «Путешествие в мираж» (проза). Увлечения: кино, философия, прикладное творчество, компьютерные технологии. Есть взрослые дочь и сын, собака и зимний сад.


Произведение “Сказки русского леса”

Отрывок

Русалка

Расскажу я вам про наших дачников деревенских. .. Один наш дачник по фамилии Ларионов был большой рыбак. Такая у него была страсть к этой самой рыбалке, ни с чем несравнимая. Каждое Божье утро с четырех часов он уже сидел на реке. И сидел он там до катера, а катер ходит не регулярно, но  с девяти до десяти уж обязательно. Потом он с уловом, а улов у него всегда был, возвращается к себе, чистит рыбу, жарит ее, а иногда коптит или сушит. Потом только кое-что по хозяйству сделает: воды наберет, картошки накопает, мусор вынесет – и идет за червями. А на вечерней зорьке – опять на рыбалку. И так все лето. Хозяйство у него было запущенное, огородом он не занимался, с женой разошелся, дети выросли. Но рыбы всегда ловил много, и нас частенько угощал.

И вот как-то раз приносит он нам рыбку, а мы его за стол сажаем: чайку попить. Заходит разговор про то, да про это он жалуется, рыба, мол, плохо клевать стала. Мой дед и скажи ему: “Да ты место поменяй. Что ты все на реку да на реку. Вот сходи на Черный ручей или на озеро лесное – там рыба знатная ловилась, правда до войны, но кто знает, может опять завелась?” Ларионов загорелся, стал расспрашивать, где это самое озеро, мой-то ему все подробно объяснил, и тот сразу засобирался и ушел, даже чая не допил.

Дальше было так. Это я уже не по разговорам знаю, а по своей бестелесной сущности.

Пошел Ларионов на озеро. А было это озерко в лесу и мало, кто о нем знал. Да оно уже и цвести начало, и многие его  за болото принимали и обходили. Ларионов до него добрался. Померил – глубоко, решил удочку забросить. А ловил он всегда удочкой и никаких там сетей, переметов не признавал. Забрасывает он удочку и быстро так ловит рыбешку. Хорошего подлещика в ладонь величиной. Опять кидает – и через минуту у него клюет – вытаскивает он леща, да здорового, еле удержал.

Тут его пот прошиб, он в азарте уже вторую удочку достает, решив до темна не уходить. И такая ему удача пошла, такое счастье рыбацкое: и плотва, и лещи, и подлещики, и ерш и щука, он ее на малька поймал. Мелочь обычно отпускал, а тут взял да на удочку и насадил, сам не знает почему. Уже темнеет, он после обеда отправился, еще чуть-чуть и поплавка не будет видно, а он уйти не может, словно его кто держит.  И вдруг рядом как плеснет рыба, да так сильно. Потом за леску потянуло. Он схватился за удилище, тянет – не идет. “Ладно, – думает, – это за корягу зацепило, не может быть, чтобы такая лошадь здесь водилась.”  И чтобы леску не порвать, он разувается, снимает брюки и заходит в воду. Подходит, тянет, ан  нет. “Да, – думает – придется нырять. ” Возвращается к берегу, все остальное с себя снимает и опять к тому месту. Нырнул, а его кто-то хвостом по морде. Он вынырнул, отдувается и видит: рядом с ним женщина из воды высунулась.

Волосы мокрые, сама голая, только грудь водорослями прикрыла. Она ему: “Ах, мужчина, что же вы, не видите, здесь дама купается.”  И хохочет. Ларионов дара речи лишился. Он, сердечный, как с женой разошелся, так с женщинами редко дело имел. Особой страсти у него к ним не было, просто так на него никто не вешался, сам же они и не суетился. Да и лет ему уже было к пятидесяти, собою не видный. И поэтому он смутился, хотел было бежать, но все-таки остался и решил с ней поддержать разговор.

-Что же, гражданочка, одна тут плаваете, да еще в таком наряде? Я-то человек надежный, а вот тут ребята-трактористы шастают, созорничать могут.

-Я здесь с детства купаюсь и не одного тракториста не встречала. А надежный вы или нет – время покажет… ха-ха-ха…

-А сама к нему подплывает, и ручкой его за шею хватает, дескать: “Ой, тону от смеха. ..”

А пахнет от нее водорослью и таким рыбным запахом, который Ларионов очень любил и давно к нему принюхался за годы своей рыболовной страсти. Телом она была очень белая, глаза светлые, прямо прозрачные, волосы тоже светлые, только мокрые. Он ее обнял от растерянности, а она к его губам так и присосалась. У него дух и захватило. “Вот – думает, – повезло мне на старости лет: и рыбы наловил,  и бабу поймал.”

-Как тебя звать-то? – спрашивает.

-Лариса Августовна, а тебя?

-Федор Петрович, можно Федя. Давай на берег, что ли выйдем, а то холодает …

-Ну, плыви, – она отвечает, – а я за тобою.”

Он в полно воодушевлении поплыл к берегу, выскочил, одевается зачем-то. Оглянулся – никого нет. “Лариса, ты где?” – кричит. А она отвечает: “Погоди, сейчас”.  Он решил костер развести, погреться. Стал на берегу ветки собирать, оглядывается – опять ее нет.

-Лариса, ты чего не выходишь-то? Боишься, что- ли?

А она в ответ вдруг как заплачет-зарыдает: «Федя, подойди поближе я тебе кое-что секретное скажу…” Он подходит к воде, а она из воды выглянула и говорит ему со слезами: “Ты только не пугайся, я не совсем женщина… Я русалка, и вместо ног у меня рыбий хвост.”

Он растерялся: “Да ладно тебе разыгрывать…”

Она же к самому берегу подплывает, руку ему протягивает. Он за руку ее потянул, батюшки, точно: от самого пупка идет рыбья чешуя… И сзади тоже. Чешуя крупная и блестящая, цветом, как у карпа. Он ее на берег выволок, водоросли поснимал. Она уселась на бревнышко, хвостик свесила и глядит жалостливо. Он ее спрашивает: “Как же я тебя любить-то буду, с хвостом? ” Она оживилась, говорит: “Это ерунда, хвост не помеха, я тебе покажу.”  Ларионов раздумывать не стал, а сразу и повалил ее на травку. Ласкались они с ней, миловались до одурения. Такие она затеи придумывала, ему и не снилось .  Потом показала  она ему свое заветное местечко: все как у женщины, только чешуя слегка царапается. И такое он от нее удовольствие получил, какого давно ни с кем не имел.

Только потом смотрит он, а Лариса как-то поникла. Волосы у нее высохли, кожа подсохла, и стала она ежиться и морщиться. “Мне в озеро надо, а то плохо стало, дышать не могу.”  Поцеловались они на прощанье, и он ее в озеро снес. Договорились на другой день встретиться.

А на другой день Федор Петрович проспал утреннюю зорьку.  И во сне ему виделись всякие нескромные моменты и любовные удовольствия. Он проснулся от звука катера и даже не поднялся, а лежал в постели и все вспоминал, что же такое с ним случилось, и все никак не мог настоящее от сна отделить. Потом он встал, воду вскипятил, помылся, побрился, надел свежее белье и начал размышлять, как быть дальше. Ничего он не придумал, а решил опять идти на озеро, еще раз убедиться в своей находке, а заодно опять получить удовольствие от такой необычной встречи. Собрал свои удочки и пошел к лесу. Очень он стеснялся кого-нибудь встретить, потому что после десяти утра одни дураки рыбу ловят или пацаны городские. Но дошел он без всяких неудобств, правда, немного поблуждал от волнения. Вышел к озеру. Тишина. Птички поют, да и то где-то вдалеке.

-Или приснилось мне все это? – подумалось Ларионову. Подошел он к воде в грустном раздумье, И сразу же увидел свою Ларису Августовну. Она вынырнула и радостно ему ручкой машет: “Иди, искупаемся!” День был теплый, погожий, июль месяц. И наш Федор Петрович быстренько разделся и полез в воду. А телом он был худой и жилистый от природы, и если со спины смотреть, то вовсе не старый. Она его тут же начала ласкать, обнимать, хихикать. Он ради интереса попытался у нее чешуйку отковырнуть, но она вскрикнула: “Ой, больно, не смей!” А в том месте даже кровь выступила, словно кожу содрали. Потом они на травку прилегли и начали любиться  к общей своей радости. Скоро Ларису опять к воде потянуло: она хвост туда спустила, а сама из воды по пояс на песочек облокотилась. Ларионов присел рядышком, и они начали беседовать. Оказывается, Лариса здесь в озере родилась, родителей своих не помнит, растила ее бабка, не русалка, но тоже из какой-то лесной нечисти. Она и назвала ее Ларисой, а отчество придумала по месяцу рождения. Читать ее научила, книжки всякие носила. У Ларисы был муж, но они не сошлись характерами и расстались. Он тоже был нечистой породы,  очень вздорного нрава и большой любитель женского пола. А Лариса, по причине своей малоподвижности, не могла за ним проследить. Так и ушел он в одну из деревень, скрыв свое лесное происхождение и устроившись зоотехником. Наплодил кучу детей, но все дети шалые и косоглазые, одно мученье с ними. И вот уже несколько лет, как  Лариса живет одна, а если кто и подходит к озеру, то только бабы-ягодницы, для Ларисы интереса не представляющие. Был еще охотник, но он ей не понравился. Она в нем опасность почуяла, а к Феде у нее сразу возникла симпатия. Но все-таки Ларионов очень призадумался: что же дальше делать? Он-то, конечно, будет к ней ходить, но все это как-то ненадежно… Да и вообще, хорошо бы Ларисе к нему перебраться… Он выроет пруд за домом, она там будет ночевать, а днем сидеть в избе, опустив хвост в кадку с водой. Лариса Августовна обещала подумать. Федор Петрович отправился домой и начал рыть за домом пруд. А в деревне он сказал, что собирается разводить карасей, и все  ему поверили…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 голосов, средний бал: 3,00 из 5)

Загрузка...