Марина Нагребельная

IMG_0404Здравствуйте!  Меня зовут Марина. Работаю  обычным бухгалтером. Пишу рассказы с детства. Мечтаю научиться писать сценарии.  Еще не публиковалась. Но очень на это надеюсь.

Hello. My name is Marina. I work as an accountant. I have been writing stories since childhood.  My dream is to become a screenwriter.  I have never published before. But hope so much…


Расска3 "САГА О ВИКИНГАХ". Отрывок

(основано на реальных событиях)

Стояла уже глубокая ночь, когда две фигуры, укутанные в плащи, прошмыгнули мимо старого угрюмого дуба, который столько уже повидал на своем веку, что сейчас ему было совершенно безразлично, кто посмел задеть его многовековой ствол.

Фигуры между тем двигались дальше. Молча. Будто до сих пор сомневались, стоило ли им так рисковать. Каждый думал о том, что заставило их действовать именно так и с каждым шагом вперед они все больше убеждались, что был возможен и другой выход. Но было уже поздно...

Она их увидела.

Почувствовала…

Поднявшись на холм, фигуры нервно отдышались.

То, куда они попали, было заснеженной поляной, окаймленной высокими елями, покрытых до самой макушки чистым белоснежным снегом. Местами лежали огромные комки снега. Поляна была ярко освещена полной луной.

Было красиво и страшно одновременно. Сердца застучали быстро-быстро, так что вновь появилась одышка. Холодный ветер был недружелюбен: в нем чувствовалась некая угроза, заставившая незнакомцев подойти плотнее друг к другу. Они с содроганием посмотрели в центр поляны, где стоял некто.

Это была женщина в черном платье. Она стояла спиной к путникам и, казалось, не замечала холода и самих незнакомцев. Но это было не так…

Листва, уцелевшая на деревьях в низине, зашевелилась – ветер не давал ей спокойно уснуть. Женщина улыбалась.

«Что вам здесь надо»?- раздался в ушах путников шепот листвы. Они не знали, кто говорит с ними, ветер или дева.

«Что надо»? «Что надо»? «Что надо»?- эхом разлетелось по поляне.

Путники затряслись от страха. Холода они не чувствовали. Незнакомцы понимали, что сейчас нужно что-то сказать, пока они еще живы.

«Что надо»?

Шепот становился тише и от того еще ужаснее. Длинные волосы девы развевались на морозном ветру. Лунный луч падал на них и черные локоны волнами струились по грациозному телу.

Женщина по-прежнему не поворачивала своего лица к незнакомцам.

Первый путник, сглотнув слюну, чтобы промочить горло от долгого молчания, вышел из мрака.

- Мы здесь, чтобы просить тебя о великом грехе,- сказал он, наконец,- как просили тебя о нем же многие до нас, и которые попросят после, ибо нам известно имя твое.

«Тише»- пронесся шепот по поляне и раздался в ушах путника.

«Тише»… «Не надо»… «Не говори. Не тревожь землю понапрасну».

«Тише»…- шепот стал похож на шипение змеи.

- М-мы здесь, чтобы просить тебя уничтожить…- путник замялся. Тогда на помощь ему пришел второй.

- Не откажи нам, Великая! Ибо имя твое говорит о многом. Мы просим тебя свершить акт возмездия. Уничтожь народ, который мешает жить всем странам! Нашли на них беды и несчастья! Сделай их такими же несчастными, как они сделали многие народы. Покарай их во имя имени своего! Изведи их, чтобы не осталось и воспоминания об их могуществе!

«Громкие слова», «громкие слова», «громкие слова»…- ответил ветер (или дева?).- «Не говори громких слов, они отравляют воздух, которым ты дышишь»…

- Так ты сделаешь это?- осмелел первый путник. Сейчас, когда они оба находились в свете луны, можно было видеть их лысые головы и кроваво-красные сутаны, выглядывающие из-под плаща.

«Аббаты просят жестокости…»

«Куда катится мир»?

- Мы знаем цену нашего прошения,- сказал второй аббат.- Мы принимаем ее. Мы добровольно приносим себя в жертву ради спасения нашего аббатства, куда мерзкие воины уже навострили свои корабли!

После этих слов два аббата посмотрели на мечи, разбросанные по всей поляне.

«Найти меня может тот, кто очень близок ко мне,- прошипел ветер.- Тот, кто ищет встречи со мной. Тот, кто знает свой конец…».

- Мы знаем свой конец,- сказал первый аббат.- Мы чисты душой, а это в наше время большая ценность. Ценность, которую ты, Великая, умеешь использовать по назначению. Мы принимаем это условие…

- Мы смирились со своей судьбою,- подытожил второй аббат.

Ветер на поляне затих. Смолкли все шорохи. Все погрузилось в тишину. Два аббата встали на колени. Луна скрылась за грозовыми тучами, и кромешная тьма заволокла все пространство.

 И сквозь тьму раздался шепот:

«Кто должен навеки кануть в небытие?»

- Викинги!- хором ответили аббаты и замолкли навеки.

***

Утро началось с призыва покинуть аббатство, находящееся на острове Линдисфарн и отрезанное от мира сего. Громогласный колокол тревоги звенел по всему монастырю, чтобы все присутствующие немедленно покинули остров, оставив его в гордом и тихом одиночестве, ибо на горизонте показались быстроходные драккары…

Но как покинуть остров? Слишком неожиданно. Слишком много нужно успеть сделать. В такой суматохе аббаты ничего не могли сообразить. И положившись на милость Господню, они решили остаться…

Их было не больше сотни. Как разъяренные звери, как дикие необузданные хищники, они выскочили на берег, обнажив секиры и мечи. Лохматые, огромного роста, израненные в долгих и кровожадных битвах, викинги наконец-то добрались до цели, где можно было поживиться богатством и оставленной после этого славой великих завоевателей.

Еще несколько дней назад в аббатство Святого Кутберта  пришло известие о скором нашествии варваров, но все думали, что это было лишь глупой шуткой. Кто может осмелиться пойти против Господа и разрушить святую обитель? Но сейчас, видя, как горят священные стены и уносятся из храма великие сокровища, небылица превратилась в кровожадную реальность, ибо викинги не щадили никого. Беззащитные аббаты с крестами в руках были беспомощны перед неистовой яростью завоевателей. Казалось, что бог варваров был намного сильнее католического бога.

Не понадобилось много времени для того, чтобы красивое и могущественное аббатство превратилось в руины. Многие монахи пали от ударов неподъемных секир, пытаясь заслонить своим телом выносившиеся из зданий священные реликвии. Огромное количество аббатов было взято в плен.

И вот, насытившись своей молниеносной победой, викинги, наконец, оставили остров в покое и вернулись на свои боевые корабли, загруженные богатством и новыми рабами. Подняв паруса, гордые непобедимые драккары двинулись домой, на север. Однако, выйдя уже в открытый океан и начав праздновать свою победу, викинги почувствовали неладное…

Внезапно поднявшийся ветер разбросал драккары в разные стороны. Начался шторм, против которого были бессильны даже непобедимые завоеватели. Через считанные часы волны океана поглотили все, что находилось на его поверхности.

Монастырские сокровища оказались на самом дне неистовой бездны, как и их новые хозяева, о которых больше не узнает мир, ибо океан есть самая надежная сокровищница, которую невозможно обокрасть…

***

За много миль от острова Святого Кутберта, на другой стороне земного шара высокий и могучий Инголфур охотился на медведя. Слегка неповоротливый, светловолосый викинг все никак не мог выследить добычу. Разгневанный окончательно, Инголфур развернулся было обратно в деревню, как вдруг с дерева к его ногам упала туша дикой рыси. И голос, последовавший за этим:

- Не медведь, конечно, но тоже неплохо.

Викинг поднял свой взгляд наверх – с дерева на него смотрел Тинганга – брат не по крови, но по духу.

Смуглый черноволосый индеец, который было на голову ниже Инголфура, светился от счастья, что ему наконец-таки удалось опередить самого викинга в охоте.

Инголфур лишь мрачно вздохнул и присел возле того же дерева.

Через секунду Тинганга был уже на земле.

- Неспокойно на душе у меня Тинганга,- выдохнул воин.- Надо бы к пророчице сходить.

- Ты же никогда не верил моей бабке!- фыркнул индеец.

- Да…- протянул викинг.- Но сейчас очень нужно поверить…

- Да что случилось-то?- воскликнул охотник.

- Известие одно дошло до меня, будто кто-то народ мой хочет погубить.

- Викингов?!

- Всех викингов…

- Ха! Что я дурачок, чтоб в такое поверить!- усмехнулся Тинганга.- Чтобы все викинги разом взяли да и сдох… умерли! К тому же ты давно не викинг! И кто тебе все это рассказал-то?

- Бабка твоя,- ответил Инголфур.

- Ты что это, уже ходил к ней?!- изумился индеец.- Когда?! Без меня?!

Инголфур медленно поднялся с земли, так что теперь Тинганга смотрел на него, задрав голову.

- Она сама ко мне пришла, еще несколько недель назад,- спокойно ответил воин.- Сказала, что буря сгущается над моим народом. Сказала, что была в трансе и в это время увидела, как драккары погибают в океане, как Скандинавия пустеет, как черная смерть пожирает людей… И еще много чего сказала она мне в тот день.

- Вот бабка дает, а!- изумился индеец,- сто девять лет уже, а все никак не успокоится. И ты ей поверил?

Инголфур молча кивнул.

- Слыхал про Эйрика Рыжего?

- Кто же не слыхал,- фыркнул Тинганга. Он, как и все его племя индейцев ненавидел викингов и желал им смерти. Все потому что викинги не раз пытались поработить их, однако это им не удавалось. Вскоре они оставили все попытки покорить независимые племена, и ушли обратно домой открывать другие земли.

Инголфур был исключением. Родители его погибли от стрел индейцев еще когда он был совсем маленький. Он был единственным выжившим в той резне. Пожилая прорицательница, а заодно и старейшина увидела ребенка, стоявшего в луже крови и орущего во все горло. Он не понимал, что происходило вокруг, но чувствовал нутром, что все очень плохо. Страх этот навсегда запечатлелся в душе и памяти Куалоппе. Позже, когда она взяла ребенка к себе, она думала, что ни одна война в мире за правое дело неспособна принести мир в искалеченные души детей. До сих пор Куалоппе было стыдно перед Инголфуром, который уже все забыл и ощущал себя настоящим индейцем наравне с ее правнуком Тингангой, но никогда не забывал, что однажды сказала ему прорицательница:

- «Ты потомок великого и очень жестокого народа. Викингов ненавидят и боятся, и никто не может объяснить, которое из этих чувств сильнее. Твоя история – это история викингов. Будь достойным ее продолжением, мальчик».

Инголфур навсегда запомнил эти слова.

И сейчас, сидя под деревом и вглядываясь в бездонное безоблачное небо, викинг чувствовал грусть…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (13 голосов, средний бал: 2,77 из 5)

Загрузка...