Марина Васильева

h1nnk4ZOmd8Это случилось в городе Иркутске, когда самый яркий, самый сладкий летний месяц Июль пировал, приветствуя утро десятого дня своего пребывания здесь. В старой, потухшей от прожитых лет и событий больнице в одиннадцатом часу одна добрая, кроткая женщина решила, что настало время дать миру Ягодного Ребёнка. Малыш долго сопротивлялся, но по прошествии настырных своей тягучестью часов всё же согласился на решительный шаг. С этого взбалмошного, невероятно жаркого дня объявила себя начатой Жизнь странной девочки по имени Мари.
Детство пестрело, бурлило в малютке, маня свершать глупейшие чудачества. Чувствительная, вечно влюблённая во всё и вся, наивная, она поддавалась на уловки.
Как капельки разных жидкостей наполняют стакан, так наполняли случаи-случайности Ягодного Ребёнка. Он креп, учась и развиваясь. Наливался плод, готовился упасть с древа семейного покоя на сырую широкую землю.
Падает.
Приземлению дано свершиться вскоре.
Окружённый же бабочками строк, что танцуют лёгкими ритмами-рифмами, спускаться ему будет не так страшно, как иным плодам. Вечный танец – стихия стихов – вкруг Мари вьётся. Так сказочно, так сладко в первый раз пред лоном Жизни.
Ягодный Ребёнок, наполненный кровяным соком и маленькими, хрупкими косточками, коснулся земли…Больно. Жутко. Свободно.
Он дышит словами и образами прохожих, ища повсеместно и ежеминутно вдохновения. Вдохновение должно быть вечно в нём ради того, что просто выжить…


Произведение “Epistole”

Здравствуй.
Я думаю, что всё в нашей жизни и саму жизнь принято начинать с приветствия.
Это письмо, будучи неотъемлемой частью наших бесед, непременно должно начаться так.
***
Я пишу тебе, а лист трепещет под стопами танцующих графем, ищущих в чувственном танце друг друга для сближения в лексемы, а после – в мириады безумных синтагм.
В то же время это агоническое безрассудство живёт наравне с удивительной логичностью и последовательностью процесса их всеобщего формирования: пройдя каждый языковой уровень, мысли письменно формируются всё полнее и точнее, как формируются эпохами рефлексы, потребности и каноны человечества.
Метафора эта с претензией на масштабность, не правда ли? Но так и должен рождаться текст, так и должен рождаться человек – с претензией на масштабность своей миссии в этой жизни.
Разве ты не родился таким?
Пусть твой путь сейчас сужен, ограждён крепкими стенами дома и обязанностей, но не забывай о возможностях своей экзистенции.
Наша встреча (наше Приветствие) было не так давно, но уже в первые минуты я смогла убедиться в том, что ты человек-пламя, человек-воин. Я очень надеюсь на то, что твоя суть не исчерпает себя в бесполезных потугах, не имея возможности проявить себя.
Моя душа наполнена различными людьми и их смыслами, срастающимися с ней всё сильнее. Будет верным предположить, что я живу многими жизнями, в то же время пытаясь сохранить равновесие и самоценность своей.
Крепче всех срослась с моей твоя жизнь. Их тесную связь можно смело назвать союзом-симбиозом. Симбиоз здесь наиболее подходящее слово, ведь каждый из нас двоих извлекает существенную пользу для самого себя.
Помни, мой друг, я живу тёплым переживанием за тебя и стремлением к тому, чтобы твоя жизнь питалась чистым и ясным светом моей любви.
Знаешь, сегодня во время лекции преподаватель решил напомнить нам о главных свойствах зеркала. Этот особо не примечательный для многих слушающих и участвующих в нём разговор меня совершенным образом удивил и направил к мысли о том, что я стала твоим зеркалом.
Ведь, точно зеркало, я являюсь твоим инструментом познания: проживая со мной в обмене различными мыслями и прикосновениями, ты открываешь в себе что-то ранее не знаемое или прочно забытое из прошлых жизней.
Точно зеркало, я рядом с тобой приобрела свойство энантиоморфности: являясь твоим отражением, не меняя сущности полученной от тебя информации, я меняю угол зрения, видения этой информации на 180 градусов.
Как зеркало может отражать ближайшие к нему предметы и бесконечный горизонт иных миров, пульсирующий и живущий за этими предметами, так и я, видя твоё тело, вижу одновременно с ним баталии гордых, отважных воинов; дев, охваченных ритмикой ирландского танца; прекрасных Сидов, живущих в расщелинах скал и на волшебных островах; рапсода Гомера, слагающего то, что сквозь века останется нетленным и дышащим; Уинстона и Джулию, лежащих на разгорячённой их страстными телами земле и готовых выбрать смерть взамен разлуке.
Но только видимый мной горизонт находится не за тобой, а в тебе.
Чувствую, что я схожу с орбит сознания и, растворяясь в Эросе, перерождаюсь в бесконечность. С тобой, я знаю, происходит то же. Мы едины.
Так жутко и хорошо…
Мы живём беседами, живущими в нас и вокруг нас.
Но, боже мой, ведь столько нащупанных нами пульсирующих тем ещё не обсуждено! Успеть бы  вдоволь надышаться сладким воздухом, которым пропитаны беспрестанно рождающиеся и ликующие смыслы.
Я отправляю тебе безудержные потоки слов и книги, удерживающие в себе миллионы важных мыслей.
Ещё я отправляю тебе в чёрном бархатном мешочке руны, ждущие твоих гаданий.
Прими же дары, напитанные моей любовью и моим уважением к тебе, и осчастливь меня улыбкой нежной благодарности .
Я крепко люблю тебя, мой милый друг, желая тебе длинной жизни, наполненной истинным счастьем и волей.


Твоя Мари.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (15 голосов, средний бал: 3,00 из 5)

Загрузка...